Нурбулат МАСАНОВ: “Казахстан – европейская страна”

Источник: газета “Начнем с понедельника”

В этом номере нашей газеты мы продолжаем беседу с Нурбулатом МАСАНОВЫМ об актуальных сегодня и всегда темах — образовании, коррупции, легализации капиталов в нашей стране, планах председательства Казахстана в ОБСЕ, вхождения государства в 50 развитых стран мира и многом другом.

— Нурбулат Эдигеевич, как Вы относитесь к легализации капиталов и имущества в нашей стране?

— Давайте исходить из простой истины: человек – это биосоциальное существо, поэтому хватательный рефлекс у него развит отлично. Что препятствует развитию хватательного рефлекса? Только культура и воспитание. Но если нет у наших людей культуры и воспитания, что тут поделаешь? Наше общество сегодня делится на две группы: на тех, кто ворует, и на тех, кто им завидует. А кто их осуждает? В лучшем случае – 100 человек. Можем мы ориентироваться на 100 человек? Нет. Поэтому чем быстрее мы легализуем эти ресурсы и включим все моторы рыночной либеральной экономики, тем будет лучше для нас и тем быстрее мы будем развиваться. Наша главная проблема в том, что у нас сужены сферы инвестиций. Вкладывать куда хочешь нельзя – все распределено. Поэтому нам необходимо расширить сферу инвестиций и дать мощный толчок развитию экономики. Легализация необходима, и давайте отходить от стереотипов, что это, мол, ворованные деньги и т.д. А покажите мне, где у нас не ворованные деньги! Да нигде! В стране, где только заработал рыночный механизм, нет чистых денег в принципе. Единственное – чистые деньги имеют неправительственные организации, которые получают гранты, но и здесь наверняка существуют какие-то фишки. Поэтому я – сторонник того, чтобы у нас было меньше различных ужимок и кокетства в отношении нечистых денег.

— Как Вы считаете, реально ли для нашей страны председательствовать в ОБСЕ?

— Да, на 100%. Я считаю это выдающимся политическим ходом со стороны МИДа нашей страны. Мы – третьеразрядная развивающаяся страна, которую никто не знает. И вдруг хотим председательствовать в ОБСЕ! Так мы сразу переходим из сферы клиентских отношений со многими странами в сферу партнерства. Все начинают про нас говорить, выдвигать перед нами какие-то стандарты, то есть воспринимать нас всерьез. Политически это очень мощный ход, который значительно повысил престиж, значение и авторитет нашего государства. Конечно, мы далеко не идеал, однако в мире немало стран, которые в том или ином отношении гораздо хуже нас. На их фоне мы можем ничего не делать и просто становиться лучше в глазах мировой общественности. Например, на фоне России Путина и ее конфликтов с Грузией, Украиной, Молдавией, Прибалтикой… Мы не имеем ни с кем конфликтов, и на фоне России в данном случае выглядим намного лучше. С другой стороны – Каримов с андижанскими событиями. В пользу нас? Конечно! Разумеется, у нас есть свои болячки, за которые пожурят и похлопают по попке, но ведь без этого никак. Европейские страны должны понимать, что, если они хотят видеть Казахстан в числе цивилизованных стран, они должны тянуть нас в Европу. Наша страна должна быть открытой, и для этого мы должны войти в Европу. Нам также необходимо членство в Совете Европы, ведь из всех европейских стран туда не входят только две – Беларусь и Казахстан. Затем мы сможем думать и о более тесной интеграции с Европой.

— А что Вы думаете о вхождении Казахстана в число 50 развитых стран мира?

— С этим у нас также нет проблем. Мы должны тесно контактировать с европейскими странами и иметь возможность свободно ездить в Европу и США. И всю политику и экономику страны мы должны подчинить решению подобных задач. Войти в 50 самых развитых стран мира – это просто этап, и не нужно оглядываться и равняться на соседние страны – Россию, Китай и т.п. Мы – многонациональная страна, и такие нормальные для России сегодня вещи, как, например, расизм и фашизм, для нас абсолютно неприемлемы. И чем скорее мы будем частью Европы, тем меньше шансов останется для проявления ксенофобии в нашей стране.

— Какие меры, по Вашему мнению, необходимо принять для борьбы с коррупцией в стране?

— С коррупцией бороться нельзя просто приказав, например, чтобы с четверга все перестали воровать. Так не бывает! Первым делом мы должны провести верификацию казахстанских законов – они все носят коррупционный характер. Все законы должны быть прописаны четко и ясно, чтобы никакие исполнительные органы не интерпретировали их по-своему, а строго исполняли. А у нас каждый судья и чиновник – и парламент, и правительство, и интерпретатор законов в одном лице… Все подзаконные акты нужно отменять. Например, сейчас планируется ежегодную систему техосмотра отдать под контроль полиции. Это же очевидная глупость! Эту функцию необходимо полностью передать страховым компаниям.

— Нурбулат Эдигеевич, прокомментируйте, пожалуйста, новые дополнения и поправки в Закон о СМИ.

— Я в принципе против принятия каких-то законов о СМИ. В Конституции страны должна быть одна статья, касающаяся СМИ, – их полная свобода, как, например, в США. Я всегда был сторонником свободы слова, свободы СМИ и свободы совести. Принятие нынешнего Закона о СМИ носит ярко выраженный политизированный характер, поэтому я максимально дистанциируюсь от этого.

— Как Вы относитесь к тому, что в нашей стране все еще недостаточно развита нефтеперерабатывающая промышленность и что мы для многих только сырьевой придаток?

— А кому мы нужны в другом качестве? Кому нужны нефтепродукты? России? Не нужны – у нее самой есть нефть. Китаю? Нет. Так кому? Давайте сначала научимся удовлетворять свои собственные потребности, а в строительстве нефтеперерабатывающего завода ради него самого, я не вижу смысла. Если мы не можем обеспечить утилизацию нефтяных ресурсов на своей территории – это наши проблемы. Это то же самое, что и с Байконуром. Ну не можем мы обеспечить его утилизацию! Так давайте отдадим его тем, кто может, и пусть они нам за это платят. Точно так же и с нефтью, и с другими ресурсами. Ну поставим мы завод – и что толку? Заводы должны ставить те, кто добывает нефть. А у нас как получается: нефть – у одних, завод – у других… Нефтяной завод ради нефтяного завода и просто ради идеи удовлетворить наши амбиции нам не нужен. Он нужен в рамках рационального использования. Когда те, кто добывает нефть, перестанут считать себя временщиками со всеми вытекающими отсюда последствиями, тогда можно будет подумать о постройке собственного завода.

— Нурбулат Эдигеевич, что Вы думаете об улучшении демографической ситуации Казахстана?

— Пока серьезных проблем в этой области я не вижу. Чем более урбанизированным становится общество, тем ниже рождаемость. Городское население, у которого интеллектуальная составляющая очень высока, планирует и обдумывает все на несколько лет вперед, в том числе и рождение детей. Это закон жизни. И чем более урбанизированными мы будем, тем ниже у нас будет рождаемость. Значит, государство должно проводить превентивную политику поощрения рождаемости. То есть найти сбалансированный механизм решения этой проблемы, но не за счет работодателя. А если за его счет, то он, например, должен быть освобожден от части налогов. Пусть работодатель несет часть тягот, но другую их часть должно взять на себя государство. Нельзя заботиться о ком-либо за чужой счет.

— В одном из своих интервью Вы сказали, что в нашей стране необходимо выстраивать систему ценностей. Что конкретно Вы подразумеваете под этим?

— Например, частную собственность. Ведь это колоссальная ценность! В наше время в любой момент у людей могут отобрать квартиру или снести дом. То есть, у нас сегодня частная собственность не является ценностью. Во всем мире даже один жилец может возражать против сноса дома – и его не снесут! А у нас это делается запросто, часто со словами, что так суд решил. Нашим судам вообще нужно запретить к приему дела по сносу домов. Это частная собственность. И точка. Ценностью также должна стать и свобода слова. А у нас она не является ценностью, и поэтому каждый год будет приниматься новый закон о СМИ. Например, в Турции свобода слова не является самостоятельной ценностью. Ценность там – частная собственность. А если у кого-либо есть частный телеканал, он может в его эфире говорить что хочет. Ценность свободы слова является результатом функционирования другой ценности. А у нас в стране нет ни частной собственности, ни свободы слова, ни демократии.Необходимо, чтобы само общество начало вырабатывать систему фундаментальных ценностей – частную собственность, семью, демократию, свободу выбора, уважение к чужому мнению, правовое государство и т.д.

— Однако, Нурбулат Эдигеевич, наличие у нас частной собственности, свободы слова и демократии подтверждено законодательно. А образование в нашей стране является ценностью?

— Нет. Необходимо полностью, капитально реформировать систему образования. Что у нас сейчас происходит? Школьную программу вместо того, чтобы сократить до 8 лет, удлиняют до 12. Получается 12-летняя школа. Зачем тогда нужен университет? А у нас университет, как техникум, и дает знания на уровне бакалавриата. Во всем мире университет – это прежде всего магистратура и аспирантура (докторантура) а у нас – бакалавриат. Поэтому необходимо формировать нормальную систему образования: 8 лет – школа, 2-4 года – так называемая high school, а затем – университет, который будет давать образование магистра. У нас университеты сейчас превратились в техникумы, как в советское время. Это же просто позор! И они еще говорят о том, что дают высокий уровень образования. Чепуха! Они вообще никакого образования не дают! Все наши университеты абсолютно несостоятельны, и вся наша школьная система никуда не годится. Поэтому закономерно, что наша система образования не является ценностью. Люди не понимают смысла процессов реформирования образования и того, какую оно играет роль. Например, система тестирования. Ее нужно немедленно отменять, она никогда не сможет стать полноценным механизмом выявления уровня знаний. С субъективизмом надо бороться другим способом – через введение в университетах системы именного образования, как это имеет место в лучших университетах мира: Кембриджском, Чикагском, Гарвардском и других. К примеру, лекции читает профессор Эйнштейн, а что он читает – дело десятое. Самое главное, чтобы он научил студентов своему алгоритму мышления. Мне, например, раньше было интересно преподавать в университете, потому что я, как профессор, преподавал спецкурсы. А сейчас профессор должен в университете 900 часов читать общий курс, галопом по Европам! Мне это неинтересно. Преподавать в современных университетах сегодня просто позорно, ведь они ниже всякой критики. Это все равно, что если бы раньше профессор преподавал в техникуме. Не хоччу работать в техникуме! В нашей стране нет ни одного настоящего университета, хотя они все так называются. Поэтому не удивительно, что образование наша молодежь старается получать за рубежом, а не здесь. Необходимо срочно реформировать систему образования, сохранить все лучшее, что было прежде, и позаимствовать все наиболее ценное из иностранного опыта.

— Но далеко не у всех есть возможность ехать учиться за границу!

— Если вы хотите техникум закончить – пожалуйста, учитесь здесь, в наших псевдоуниверситетах. В одном из самых престижных ныне университетов образование стоит дороже, чем за рубежом. В американских университетах в год платят от 1000 долларов. Да, я понимаю, что там намного дороже жизнь и тому подобное. Но если человек нормально учится, он наверняка сможет найти возможность зарабатывать или получить грант.

— В разговоре Вы упомянули США. А на какую страну, по Вашему мнению, нам следовало бы держать курс?

— Однозначно не на Россию, Китай или тем более Иран. Только на Запад. Мы – европейская страна. Мы живем, как европейцы, думаем, как европейцы, ездим на европейских автомобилях и живем в европейском городе. Мы — настоящие европейцы. Мы не хотим быть такой, какая сейчас Россия Путина. Россия Ельцина – да, я – за, это была демократическая страна, но Россия Путина – нет, я категорически против. Я не хочу, чтобы мы были отброшены на сотни лет назад, нам это абсолютно не нужно. Для нас идеалом является Европа, и к европейским идеалам мы и должны стремиться – к европейскому образованию, свободам и идеалам, системе демократии и модели правового государства. Многие у нас это понимают, и поэтому поддерживают Концепцию многовекторного развития политики – маневрирования между всеми сильными мира сего с сохранением своих интересов, суверенитета и самобытности. Мы должны взять все лучшее, что есть у других стран, но быть прежде всего самими собой – особыми, уникальными, со стремлением к лучшим идеалам. Думаю, все граждане нашей страны поддержат эту точку зрения, ведь путь в Европу – это путь к свободе, процветанию, благополучию, достатку, высоким стандартам жизни, ответственности власти и государства перед народом.

Беседовала Инна ЛЮДВА

“Начнем с понедельника” 30.06.06г

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...