Хроника процесса по делу об убийстве Алтынбека Сарсенбаева

По состоянию на утро 4 июля

Перерыв. Во дворе здания суда

На сегодняшний день в областном Алматинском суде допрошены все обвиняемые по делу об убийстве Алтынбека Сарсенбаева, Василия Журавлева и Бауыржана Байбосына.

Ибрагимов, помимо громких заявлений, настаивает на том, что он не стрелял в жертв, однако на вопросы обвинения и потерпевшей стороны отвечать пока отказался, “сначала я докажу свою невиновность, а после изучения доказательств, я отвечу на все ваши вопросы…”, — обратился он к родственникам погибших.

На суде он рассказал, что Ержан Утембаев попросил его организовать встречу с Алтынбеком Сарсенбаевичем — очень влиятельным человеком на 11 или 12 февраля, “я и раньше организовывал различные встречи генералам, бизнесменам, другим влиятельным людям, я обеспечивал их безопасность”, — пояснил он. Однако сразу согласия Утембаеву Ибрагимов не дал. Уже позже Рустаму позвонил Абикенов, которому он и предложил участие в организации этой “встречи”, пояснив, что криминала в этом никакого нет.

Вспоминая о событиях 11 февраля, Ибрагимов рассказал, что примерно до 17.00 он находился дома, играл в компьютерные игры вместе с сыном. Затем Рустам рассказал о своих передвижениях, а тот вечер, надо сказать, был насыщен встречами с друзьями в ресторанах, а одного товарища он отвозил в аэропорт. Мирошникову он позвонил, так как выпил спиртного, и попросил, чтобы он его возил. Встретились они в “Риц Паласе”, и тогда на него “вышел” Абикенов, который сообщил, что людей он забрал, “я уже и забыл об этой встрече”, — говорил в своих показаниях Ибрагимов. Пока они передвигались, Ибрагимов пытался связаться с Утембаевым, однако все его телефоны были отключены. И только около автовокзала “Саяхат” ему удалось переговорить с организатором встречи. Утембаев пообещал перезвонить, после чего Ибрагимов поехал на место, где его ждал Абикенов со своими подчиненными. Последний поинтересовался, где будет встреча, после чего Рустам его отпустил, пояснив, что он больше не нужен. Сам же главный подозреваемый в исполнении убийства рассказывает, что ему сказали проехать на улицу Кирова и попросили выйти из машины и подождать около часа. Как показывает Ибрагимов, когда он шел от автомобиля с Мирошниковым, то заметил джип Ленд Крузер темного цвета с бишкекскими государственными номерами, а в автомобиль, на котором он с Мирошниковым доставил троих будущих жертв, сел человек высокого роста. Ибрагимов отпустил своего товарища, дав ему денег на такси, а сам оставался на том месте. Примерно через 40 минут автомобиль вернули “он остановился на том же месте, где стоял джип с бишкекскими номерами…”, — показал Ибрагимов.

В зале суда (фото из архива)

С Утембаевым они познакомились примерно за год до событий 11 февраля, Ибрагимов охарактеризовал его как очень порядочного человека. Встречались они с ним либо за ужином, либо Ибрагимов приезжал к нему в гостиницу “Казахстан”, там они беседовали в холле. Их связывали общие планы по бизнесу, Рустам планировал заняться строительством коттеджей в Алматинской области, для этого он хотел воспользоваться связями и возможностями Ержана Утембаева, который работал в этом направлении по привлечению возможных инвесторов. В частности, через знакомых банкиров руководитель аппарата сената хотел договориться о кредитной линии. Позже г-н Утембаев рассказал, что он даже вел переговоры с Мухтаром Аблязовым.

Сумму в 60 000 долларов Утембаев передал Ибрагимову вперед за несколько месяцев до происшествия через свою невестку, они предназначались как раз для бизнеса.

В зале суда (фото из архива)

Из показаний Ержана Утембаева следует, что с Алтынбеком Сарсенбаевым они были знакомы с начала 90-х годов:

— Тогда он пришел работать в аппарат правительства. Но до середины 90-х особо мы не пересекались, так как работали в разных сферах.

С 1998 года пару лет мы работали достаточно тесно, тогда же на этой почве сблизились — часто встречались на работе, на рабочих совещаниях. Наши взгляды по различным вопросам совпадали. Отношения были достаточно хорошими. Но дружескими не стали, в гости друг к другу не ходили.

Уже к концу 1999 года я ушел на работу в правительство, и встречаться мы стали гораздо реже.

В 2002 году он уехал работать послом в Россию. И мы 2-3 раза встречались, когда я бывал там в поездках. Встречались в основном в посольстве.

Случай, который был описан в статье, имел место. Выход статьи для меня был неожиданностью, не скрою, был сильно удивлен и раздосадован. Досада к этому времени прошла, да и в жизни было гораздо больше проблем, чтобы не расстраиваться, не хранить обиды по этому поводу. После этого прошло какое-то время, мы не встречались, не созванивались. У нас не было никаких отношений. Единственно, мы несколько раз встречались в аэропортах, где издалека виделись.

Но один раз, я помню, мы столкнулись. Где-то в 2004 году, поздоровались и пожали друг другу руки. Я считаю, что мы тогда дали друг другу понять, инцидент исчерпан и отношения как бы сохраняются, что политика политикой, но человеческие отношения остаются всегда. Один раз летом 2005 года мы случайно пересеклись в ресторане, когда я обедал с женой. Чувства обиды у меня на него не было и тем более, какой-то глубокой ненависти. Отношения оставались, видимо прохладными. Я уже приходил к мысли, что надо восстанавливать их, потому что разногласия мешали.

Что касается еще одной статьи, про которую говорит обвинение, в которой критикуется Стратегия “Казахстан 2030”, то эту статью я вообще не помню, я ее вообще не читал, — сказал он в своих показаниях.

Бывший руководитель аппарата сената неоднократно подчеркнул, что никакой неприязни к известному политику он не испытывал и не заказывал Рустаму Ибрагимову ни избить Алтынбека Сарсенбаева, ни тем более убить. Также он полностью отрицает, что просил организовывать какую-либо встречу г-на Сарсенбаева с какими-либо людьми.

Ибрагимов же настаивает в своих показаниях, что данный факт имел место, а когда он приехал к Утембаеву 15 февраля, и спросил у него, каким образом просьба о встрече и тройное убийство связаны, “он стал нервничать, потел, потом вышел на улицу и долго разговаривал, с кем-то по телефону…”. После этого Ибрагимов уже серьезно настоял на раскрытии имени, с кем он “организовал” встречу политику, тогда Утембаев, как следует из показаний обвиняемого, назвал имя того человека. Как мы сообщали, пока подсудимый не разглашает его, и просит охрану для своей семьи и адвокатов — он опасается за свою жизнь.

Из его показаний также следует, что Абикенов его предупреждал, что экс-председатель КНБ РК Нартай Дутбаев знал о предстоящей встрече 11 февраля. Однако сам Абикенов полностью отрицает этот факт. Но на вопрос суда, видел ли арыстановец Дутбаева после трагедии, он ответил положительно, “меня подняли вверх в ДВД и он там сидел”.

Что он вам сказал? — продолжил суд.

Он сказал, “ты всю контору подставил”…— после небольшой паузы ответил Абикенов, — потом лично мне…

— Что он лично вам сказал? — настаивал суд.

— Я не могу сказать…

— Что значит, не могу, обвиняемый, вы в суде…

Он сказал, “я тебя кончу”, — чуть слышно ответил Абикенов.

В зале суда (фото из архива)

Прошлая неделя завершилась зачтением всех показаний, данных ранее подсудимыми, которые отказались отвечать на вопросы обвинения и пострадавшей стороны — это показания Мирошникова, Ибрагимова и Утембаева. Также зачитали показания Тажи, так как он вообще отказался говорить что-либо в суде. Особое внимание суд обратил на допросы Виталия Мирошникова, во всех протоколах он давал разные показания, а их порядка десяти, при чем разнятся они в деталях.

Вчера начался допрос свидетелей. Как сообщил по телефону адвокат со стороны потерпевших Сериккали Мусин, ничего нового из них суд не узнал, “они точь-в-точь повторяются, как и были даны ранее”, — заметил он. Сегодня в закрытом заседании будет допрошен свидетель Виктор Стороженко, экс-заместитель командира подразделения КНБ “Арыстан”. Напомню, он подал в отставку, после ареста сотрудников этого подразделения.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...