Информационное сообщение о судебном процессе по делу об убийстве оппозиционного политика Алтынбека Сарсенбайулы. 5 июля

5 июля 2006 года в городе Талдыкоргане после закрытого судебного заседания, связанного с допросом заместителя начальника подразделения “Арыстан” Виктора Стороженко, проходившего весь вчерашний день, под председательством судьи Лукмата Мерекенова продолжился судебный процесс по обвинению Е. Утембаева, Р. Ибрагимова, В. Мирошникова, сотрудников КНБ РК и других в похищении и убийстве видного государственного деятеля Казахстана Алтынбека Сарсенбаева и его помощников – Василия Журавлева и Бауыржана Байбосына.

В самом начале судебного заседания подсудимый Ибрагимов зачитал ходатайство, в котором просил дать отвод государственному обвинителю, прокурору Владимиру Кириленко, так как тот, по мнению обвиняемого, по окончании вчерашнего заседания суда оскорбил адвоката Устемирова: “ Какой подсудимый, такой и адвокат”, — а также пригрозил Ибрагимову: “ Я тебе устрою, ты у меня на пожизненный сядешь”.

В свою очередь, Кириленко не отказался от своих слов, сказанных в адрес Устемирова, и добавил, что Ибрагимов угрожал ему в ответ: “Я тебя кончу”, — и попросил обеспечить охрану его дома.

После пятиминутного заседания, суд отклонил ходатайство Ибрагимова, попросил всех вести себя корректно (Устемиров: “Вы уже мне пять замечаний дали, а обвинителям на подобные выходки ни одного”), дал замечание Кириленко…….и еще одно замечание адвокату Устемирову.

Пришло время для показаний свидетелей. Александр Хлевовой, работник развлекательного центра “Эсперанцо”, близкий друг Виталия Мирошникова заявил: “11 февраля 2006 года я решил передать два флайера в фитнесс центр Виталию, позвонил ему в 22-30, он сказал, что устал и хочет спать, заберет завтра. Затем в 23-00 от него пришло СМС сообщение, я ему перезвонил, Мирошников ответил, что все-таки подъедет. Я его встретил у служебного входа в 24-00, отдал флайеры. На вид он был весел”.

Государственный обвинитель: “Вы говорите, что давали показания 25 февраля, а в протоколе указана дата следующего дня, как так получилось?”.

Хлевовой: “Не знаю, точно помню, что это было 25 числа. Вы знаете, я тогда сильно разволновался. Ко мне на работу пришли двое, представились полицейскими, увезли в ГУВД, стали допрашивать”.

Адвокат Мирошникова: “Вот до очной ставки между вами и Мирошниковым, вы утверждали, что он подъехал к вам в 24-00 на автомобиле марки “Митсубиси Паджеро”, а когда уже на очной ставке Мирошников вам сказал, что он приехал к вам на автомобиле жены марки “Тойота”, вы с ним согласились”.

Хлевовой: “Я же говорю, я был на первом допросе сильно взволнован. Скорее всего, перепутал дни”.

Государственный обвинитель: “Так вы отказываетесь от прежних показаний?”.

Хлевовой: “Да”.

Адвокат потерпевшей стороны Сериккали Мусин: “Но ведь в протоколе допроса четко написано, что вы увидели, как Мирошников подъехал к вам на “Митсубиси Паджеро”, кроме него никого в салоне не было”.

Хлевовой: “Я перепутал”.

Адвокат Ибрагимова Устемиров: “Тогда скажите такую вещь, на вас в ходе допроса оказывалось давление?”.

Хлевовой: — “Да. Во время допроса, мне сказали, что если мои показания не понравятся, меня могут оставить у них. Затем спросили, где работают мои родители. Я ответил, что по контракту в Монголии. Тогда следователь сказал, что может сделать их невыездными”.

Устемиров: “Фамилии их знаете?”

Хлевовой: “Нет”.

Следующим на допрос был вызван Логвиненко Михаил, пастух, молодой человек, нашедший тела Сарсенбайулы и его помощников. Вот что тот рассказал суду: “Утром это было 13 числа, месяца не помню, у полицейских записано. Так вот утром выгонял скотину. Как всегда по дороге завернул на поворот в сторону поляны, не дойдя до места, увидел тела, лежащие лицом вниз. У одного руки были завязаны сзади пластмассовым хомутиком. У другого из уха была видна запекшаяся кровь. Рядом с ними лежала шапка, клетчатая с козырьком. Я вызвал из дома по телефону полицейских. Они приехали через 10 минут. Были из Медеуского РОВД. Подошли к телам вплотную. Стали осматривать. Я потом ушел. Опрашивали три раза. Первый раз 13 февраля. Второй раз через неделю, около дома. Третий раз в ДВД Алматы”.

Затем последовали вопросы со стороны гособвинителей и адвокатов сторон.

-Свидетель, вы 11 февраля выгоняли скот по этой дороге?

— Да. Утром в 9 выгонял, пригнал в 19. 00 -20.00.

— А 12 февраля?

— По той дороге, где нашел тела не пошел. Там около поворота соседские ребята катались на машине “Митсубиси Делика” и застряли в яме. Я пошел по другой дороге.

— Они могли видеть тела?

— Нет, с их места не увидишь тел. Надо заехать наверх.

— Около тел вы видели следы?

-Да. Много человеческих следов. И следы от машины, метров 10 от тел. Следы виляли, видно, что сверху вниз машина отъезжала задом до центральной дороги, где можно развернуться.

-Какая погода была 11, 12, 13 февраля?

-11 февраля погода была нормальная, грязь и слякоть. 12 февраля утром шел дождь, вечером снег. 13 опять нормальная погода.

— Снег лежал 13 февраля?

— Да. Сантиметров двадцать.

— Эти следы были на снегу?

— Обледеневшие следы. Следы снег давили. В следах имелся снег.

— Следы машины были на снегу свежие.

— Да.

— В каком состоянии была верхняя одежда на телах?

— Одежда не была мокрой. Сухой.

— В том месте, где лежали тела какая там почва?

— Чернозем.

— 11февраля, как вы сказали, на дороге была грязь. По грязи идешь, она остается на обуви?

— Да.

— Обратили внимание на обувь убитых?

— Нет.

-Из разговоров с другими соседями, вам кто-нибудь что-то говорил о подозрительном. Имя Вячеслав Саланин вам что-либо говорит?

— Нет.

-Хозяйка киоска, расположенного рядом, не говорила вам, что две машины проезжали?

— Нет.

Адвокат потерпевших Сериккали Мусин перед перерывом зачитал ходатайство с просьбой перевести судебное заседание в Алматы, чтобы на месте свидетель Логвиненко показал, где лежали тела, где обходные дороги, так как он путается в показаниях и по фотографии дает противоречивые показания и не ориентируется.

Судья Мерекенов, нервным тоном, переходящим почти на крик: “Их (подсудимых) две недели надо этапировать. Давайте отложим на потом. У нас есть порядок ведения процесса”.

После перерыва адвокаты Ибрагимова заявили, что показания Логвиненко полностью подтверждают их версию о том, что Алтынбек Сарсенбайулы и его помощники были убиты в ночь с 12 на 13 февраля 2006 года.

Правоохранительные органы обвиняются в возможном сокрытии фактов.

После перерыва продолжился опрос свидетелей.

Свидетель Кусаинов Ильяс, инспектор патрульной полиции на вопросы гособвинителя сообщил: “Дело было 25 февраля”. “Полтора года прошло, не помню” (смех в зале). “Я и еще трое патрульных обнаружили машину Газиева по улице Чернышевского. Ориентировка была. Машину осветили прожектором. Узнали номер. В машине находился сам Газиев, без сознания. Хотели его разбудить, постучали в окно, он не ответил. Сидел на сидении весь вспотевший. Видно было, что умирает. Разбили стекло, оказали первую помощь, потом приехала скорая, сделали укол. Он пришел в себя. В салоне лежало два шприца. Врач сказал, что у него передозировка. Когда Газиев пришел в себя, не мог ничего ответить. С собой у него было удостоверение на его имя”.

Байбулина Юлия, официантка в кафе в Астане. Обслуживала Утембаева и Ибрагимова 15 февраля. “Сидели в тот день у нас в кофейне. Они были единственные клиенты. О чем говорили — не слышала”.

Мирзабаев Рустам, полковник ДВД, начальник отдела по борьбе с организованной преступностью. Друг подсудимого Ибрагимова. “11 февраля я отмечал свой день рождения. Позвонил Ибрагимов, поздравил, приехал ко мне в ресторан “Алтын Бидай” в шесть вечера. Уехал около восьми или в половине девятого вечера. Предложил встретиться в “Рамсторе” и забронировать там бильярдный стол. В десять мы туда приехали, но все столы были заняты. Затем я поехал к себе на работу, проверить свой кабинет. В одиннадцатом часу вечера мы поехали в ресторан “Пугасов”, позвали вновь Ибрагимова, где-то без двадцати одиннадцать. Приехал он на своей машине марки “Тойота Лэнд Крузер”. Посидели. Потом мы поехали на его машине в аэропорт встретится со знакомым Ибрагимова. Я его просто сопровождал, сидел в машине. Говорили они минут 15” (Ибрагимов сказал суду, что это был некий Дудаев, от дальнейших комментариев отказался, отметив, что скажет все в свое время).

Остальные свидетели, которые были на дне рождения, с небольшими неточностями подтвердили слова Мирзабаева.

Истлеуов Нургали. Знает Ибрагимова со времен работы в полиции. “В 1997 году я уехал в Астану, созванивались, я его не видел больше двух лет. 15 февраля в первой половине дня он мне позвонил, сказал, что сейчас прилетает и попросил меня показать ему город, довезти до нужного места, в район кинотеатра “Синема-Сити”. Вечером у него уже был обратный билет на самолет. Он сказал, что ему надо встретиться с человеком. Я довез его до места. Уехал по делам. И вечером отвез его к аэропорту”.

По окончании опроса свидетелей стороны начали озвучивать свои ходатайства.

Адвокат потерпевшей стороны Калиев ходатайствовал перед судом о проведении выездного судебного заседания в г.Алматы, мотивируя это тем, что большинство свидетелей проживает именно там. Однако данное ходатайство было отклонено из-за протеста государственного обвинителя.

Адвокат подсудимого Газиева просил суд вызвать всех остальных членов патруля “Буран 207”, которые задерживали Газиева. По его словам, полицейские нашли в его машине кроме героина еще и марихуану. Адвокат предположил, что марихуана могла быть подброшена. Суд удовлетворил данное ходатайство.

Адвокат обвиняемого Ибрагимова Сарсенов озвучил три ходатайства.

Первое. На месте, где были найдены тела погибших, было обнаружено восемь пар следов обуви, но не найдено следов обуви убитых, а также Мирошникова и Ибрагимова. Полиция не сделала слепка со следов с обуви пастуха Логвиненко. Адвокат попросил изъять обувь М.Логвиненко и представить все для проведения криминалистической экспертизы. Данное ходатайство суд оставил без удовлетворения.

Второе. Из показаний Логвиненко выясняется, что он до официального допроса дважды был опрошен полицейскими, подписал протоколы. Говорил он и о событиях с 11 по 13 февраля, но в уголовном деле эти показания отсутствуют. По словам Сарсенова, это является нарушением закона. Поэтому он попросил суд истребовать эти документы. Ходатайство было удовлетворено.

Третье. Из показаний Мирошникова, которые он дал под пытками, следовало, что Ибрагимов стрелял из пистолета с глушителем. Между тем, затвор для самодельного пистолета, который обнаружен у подсудимого, не имеет технических возможностей для вставки глушителя. Адвокат предложил провести новые следственные эксперименты в темное время суток, на слышимость и т.д.

Адвокат подсудимого Ибрагимова Устемиров заявил, что из показаний Логвиненко следует, что он 12 февраля не завернул на поворот, где нашел тела, а пошел по другому пути, потому что дорогу ему перегородила, застрявшая “Митсубиси Делика”, в которой находились знакомые сына владелицы киоска, находящегося неподалеку от предполагаемого места преступления. Адвокат спросил, почему следователи не установили личности людей из этой машины. По его мнению, это было сделано для того, чтобы пустить следствие по ложному пути. Устемиров не исключил, что это было сделано специально. В связи с этим он потребовал от гособвинения установить, где эти материалы по автомашине “Делика” и находившихся там людях. Суд удовлетворил данное ходатайство.

Адвокаты потерпевших все ходатайства поддержали. Поддержали озвученные ходатайства и подсудимые. Обвиняемый Ибрагимов даже заявил: “Я поддерживаю по всем ходатайствам. И по выезду в Алматы. Так как свидетелей привозят сюда полицейские, они могут оказать на них давление. Я же вижу, что все делают против меня. Я тихо сижу пять месяцев. Так тихо меня и расстреляете...”

Пресс-служба партии “Настоящий АК ЖОЛ”

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...