Синдром вечных аутсайдеров

Нурбулат Масанов: “Национальная сборная должна быть ориентирована только на победу, должна лечь костьми и неважно, кто к нам приехал: мадридский “Реал” или “Барселона”

Валерий СУРГАНОВ

Идея этого материала созрела давно, еще при отборочном турнире на ЧМ-2006 в Германии, который национальная футбольная сборная Казахстана провалила в пух и прах, апогеем чего стало позорное поражение от команды Турции со счетом 6:0. И вот грянул чемпионат мира, в ходе которого даже записные аутсайдеры показали такой футбол, такое рвение и самоотдачу, что стало ясно, как далеко до них нашим казахстанским мастерам кожаного мяча. Но почему мы так бездарно играем в футбол, как, впрочем, соревнуемся и в других видах спорта? Прошедшая в начале этого года зимняя Олимпиада в Турине тому доказательством. Нехватка мышц, спортивного креатива, разрушение соответствующей инфраструктуры? Может быть. Но что если проблема совсем в другом. В национальном духе, вернее его отсутствии, менталитете и политике, неполадки в которых поражают душу спортсмена еще задолго до выхода на старт… Об этом мы и поговорим сегодня с давним любителем футбола, как и всего спорта в целом, известным политологом, а ныне директором казахстанского НИИ по проблемам культурного наследия номадов, профессором Нурбулатом Масановым.

***

Национальная идентичность имеет значение…

— Нурбулат Эдигеевич, целый месяц мы были свидетелями мирового футбольного шоу, в котором, к сожалению, Казахстану не удалось принять участие. Как вы оцениваете то, что происходило все эти дни в Германии?

Нурбулат Масанов

— Чемпионат мира по футболу это не чисто спортивное мероприятие, это некий всемирный форум, форум единения и консолидации всего человечества. Это знаете, что-то вроде своеобразной демонстрации достижений науки и техники разных стран мира, только здесь мы имеем дело с всемирной выставкой достижений национального духа, принципов и идеалов государственной политики в области спорта. Ведь если команды хорошо играют, значит на их Родине с политикой все в порядке, и наоборот, если команды играют плохо, значит с политикой, экономикой и со всем другим у них очень большие проблемы. Потому как подобные спортивные мероприятия являются концентрированным выражением, квинтэссенцией успехов каждого государства и, конечно же, мощнейшим консолидирующим фактором. Вы посмотрите, что происходит: немецкий флаг, немецкая сборная – объединили всех немцев, которые были разобщены по территориальному и социальному признаку. А тут мы видим, как в одном порыве и черные, и белые, и еще какие угодно встают и вместе болеют. Это, безусловно, сила!

Взгляните: футболисты Эквадора вернулись домой, а их встречают, как национальных героев. С игроками Ганы – то же самое. Швейцарцев, вылетевших в 1/8 финала, болельщики прославляют не меньше. То есть, лично для меня нет сомнений в том, что Чемпионат Мира по футболу это выдающийся символ эпохи, который скрепляет народы, преодолевает противоречия и конфликты. Его можно отнести к одной из форм общенационального консенсуса. Совершенно уникальная вещь.

— А что вы можете сказать о той тенденции, которая сложилась с командами, представляющими постсоветский лагерь государств. Абстрагируясь от отдельного успеха сборной Украины на этом первенстве – случайность это или закономерность рассудит время. Однако нельзя не признать, что из раза в раз национальные футбольные коллективы когда-то братских республик системно не попадают в финальную часть чемпионатов мира.

Видите ли, если общество не в состоянии содержать спорт высших достижений, то тогда на себя эту функцию берет государство, что и происходило в Советском Союзе. На Западе же, как бы государство не вмешивалось в этот процесс, само общество поддерживало спорт: через интерес, приобретение билетов, спонсорскую помощь различным спортивным мероприятиям, командам, клубам и т.д. Мы же сейчас попали в такую ситуацию, когда государство уже перестало содержать спорт наивысших достижений, а общество еще НЕ СОЗРЕЛО. Но какие-то отдельные общества, ранее представлявшие социалистическую систему все-таки находят в себе силы поднимать собственные спортивные, в особенности футбольные школы. За примерами далеко ходить не надо, достаточно перечислить такие национальные сборные, как Чехия, Хорватия, отметить значительный прогресс Польши, пробивавшейся на последние чемпионаты мира. А ведь был период на протяжении 90-х годов, когда поляки не могли решить даже этой первостепенной задачи.

Лишь у Сербии, к сожалению, наметился очевидный регресс. Притом, что бывшая Югославия в конце 60-х годов первой из соцстран ввела профессиональный футбол и разрешила своим игрокам выезжать за рубеж. Но, видимо, в результате известных всем политических коллизий эта страна была отброшена далеко назад, а сербам не хватает национального духа, чтобы навести у себя порядок. Футбол же в этой ситуации как бы сирота, внебрачный ребенок, которому не достает необходимого внимания со стороны государства и уважения со стороны общества.

Насчет политики. Говоря о лучших достижениях постсоветского футбола на мировом уровне, на ум в первую очередь приходит киевское “Динамо” Валерия Лобановского в Лиге Чемпионов образца второй половины 90-х и фантастический показатель украинской сборной, дебютировавшей в этом году в Германии. Вспоминается также очень приличная игра Латвии два года назад на Чемпионате Европы в Португалии… Неужели и в правду, их успех является следствием тех политических процессов, что произошли в их странах?

— Естественно. Совершенно очевидно, что те государства, которые находятся в стадии выздоровления, в стадии становления гражданского общества, успешных экономических реформ и т.д. обладают всеми условиями для того, чтобы их общества взяли спорт на буксир и вытащили его к высоким показателям. Латвия и Украина это очень хорошие примеры. Их прогресс в футболе, весьма закономерен. И в то же время страны, имеющие большие проблемы с экономикой, политикой и вообще с адекватным восприятием окружающей действительности, такие, например, как Россия, естественно сталкиваются с массой неудач, как в спорте, в целом, так и в спорте номер один, в частности. Однако я очень позитивно оцениваю последнюю инициативу российских менеджеров большого футбола по привлечению в качестве тренера национальной сборной выдающегося голландского специалиста Гуса Хиддинка. Казахстанскую сборную, правда, тоже будет тренировать специалист из Голландии. Но я скажу так: голландцев много, а Гус Хиддинк – один.

Что касается самой крайне распространенной в последнее время практики – приглашать иностранцев тренировать футбольные команды других стран, то мое мнение на этот счет однозначно. Надо приглашать! У нас в Казахстане зачем-то ввели квоту – лимит на легионеров. Но ведь это же глубочайшая ошибка. Нужно немедленно отказываться от этого. Так как если мы серьезно решили заняться развитием футбола в стране, мы должны быть абсолютно открыты. Понимаете, это точно такой же срез, что и политический и экономический: мы до конца не открытая страна и футбол у нас тоже полузакрыт.

Сейчас, на первом этапе, для нас гораздо важнее успехи клубов, нежели сборной. Потому что все равно без побед на клубном уровне никогда не будет побед на уровне национальном. То есть, условно говоря, мы должны посадить дерево и 20 лет растить его, обладая четким пониманием и видением стратегии. И только после этого, когда у нас сменится одно, два, три поколения футболистов, вот тогда мы и можем позволить себе сказать: “Да, наши ребята играют уже на другом уровне! Наши ребята имеют уже другой менталитет, другую психологию, они настоящие профессионалы! У нас есть перспектива!”.

Я убежден, что пока у нас не возникнет наша собственная казахстанская идентичность, мы так и будем барахтаться в хвосте. Ведь посмотрите, что сейчас происходит: появилась у кого-то из нас возможность получить американскую green card – все, отказался от казахстанской идентичности, плюнул на нее и побежал получать идентичность американскую. А взгляните на тех же цыган: казалось бы, народ-изгой, а какая у них прочная идентичность! Цыганки замуж за других не выходят, их мужчины на других женщинах не женятся, потому что у них мощнейшие культурные традиции и стереотипы. Тогда как русские и казахи имеют легкую поверхностную идентичность, которую они готовы запросто поменять на чужую, потерять, утратить ее…

Меня всегда удивляло, когда некоторые казахи “патриотично” говорили ЗА казахский язык, а их дети в то же самое время учились где-то за границей, более того они соглашались на то, чтобы они женились или выходили замуж за иностранцев. То есть, ты говоришь об идентичности, но, извини, твои дети и внуки уже не идентичны тебе, и ты отстаиваешь иные ценности.

Ярким примером почитания собственных национальных и культурных ценностей является для меня Илдерай Баштюрк. Выдающийся футболист, родившийся во втором поколении в Германии. Турок, не знающий турецкого языка (!). Его приглашают играть за сборную Германии, на что он отказывается, хоть и “немец” по паспорту. И он играет за сборную Турции, не зная турецкого языка! Это классический пример. Именно Илдерай Баштюрк возглавлял национальную команду, когда в 2002-м году в Японии и Корее она выиграла бронзовые медали. Причем кроме него, в составе той сборной было еще несколько подобных футболистов, также родившихся в Германии. У нас же такого нет!

Я всегда вспоминаю ситуацию с известным хоккейным вратарем Набоковым, играющим в “Сан-Хосе Шаркс” североамериканской НХЛ. Родился он в нашем Усть-Каменогорске (его отец в свое время тренировал усть-каменогорское “Торпедо”), защищал на заре своей карьеры цвета юниорской сборной Казахстана по хоккею. И на протяжении 10 лет Набоков скандалил, требуя, чтобы ему разрешили играть за сборную России. И он добился этого. То есть, он отказался от нашего гражданства, от нашей идентичности, принадлежности к казахстанцам. Так что в этих условиях, говорить о запрете на легионеров просто смешно…

— Так значит казахстанская идентичность, по-вашему, понимается превратно…?

— Не превратно, просто она очень легкая и поверхностная, эдакий флер. Нет у наших людей чувства глубокой внутренней сопричастности, соучастия, членства в казахстанской нации. Например, как бы меня не ругали, какими бы словами не называли, я казахстанскую идентичность не променяю, ни на одну другую. Я мог остаться в России, но мне это не нужно, я мог остаться на Западе и не раз, но мне это тоже не нужно. Я казахстанец, я казах. И для меня это принципиально важно. Но таких, как я, немного. Основная масса, получив возможность поработать где-нибудь в Лондоне, например, быстро перекрашивается под англичан.

— Если вы ЗА национальную идентичность, тогда почему же вы НЕ ПРОТИВ ограничений на ввоз иностранных футболистов в казахстанскую лигу?

— А я как раз и говорю: должно смениться два-три поколения и уже когда наша идентичность станет прочной, мы и будем ограничивать легионеров. А пока наши казахстанские игроки отказываются играть за нашу сборную, переписываются под российское гражданство или еще какое-нибудь, какой смысл вводить запрет на легионеров. Мы сейчас должны сформировать ценности в нашем обществе и после того, как они овладеют духом, сознанием, психологией и менталитетом нашего населения, нашей казахстанской нации, вот тогда мы и будем думать о побочных вещах.

И все-таки футбол это политика…

— Нурбулат Эдигеевич, а может фактор политического устройства страны далеко не такой определяющий в спорте вообще и футболе в частности. Ну, например, “золотого мяча” в советское время удостаивались киевляне Олег Блохин и Игорь Беланов, а в наши дни лучшим футболистом Европы признавался также украинец Андрей Шевченко. Может быть, есть проблема национальной приспособленности к этой игре и всего-то? Или, совсем свежий пример: датчане, греки, турки после серии больших побед в мировом футболе, в этом году откровенно провалились, даже не попав на Чемпионат Мира?

— Нет, нет, этому есть элементарное объяснение. Такое понятие, как климат. Одно дело в Бразилии в футбол играют 12 месяцев в году и совсем другое в Казахстане, где дети могут погонять мяч в лучшем случае только 5 месяцев. То есть, разница в природно-климатических условиях очевидная. В том то и дело, что издержки климатических условий необходимо преодолевать нормальными экономическими показателями вкупе со здравой государственной политикой в сфере образования, культуры и спорта. Я давно добиваюсь простой вещи: сделать футбол обязательным предметом в школе. Ну, скажите, чем занимаются наши дети на уроках физкультуры? Подтягиваются на перекладинах и брусьях, прыгают через “коня” и т.д., но зачем уделять этому столько внимания?! К тому же все это требует немалых дополнительных затрат. В свою очередь, футбол – аритмия, постоянное движение, комплексный, универсальный вид спорта, который на порядок дешевле, ибо ему не нужны ни турники, ни маты, ни прочие спецприспособления. Так вот, когда футбол станет обязательным предметом в школе, вторым надо сделать шахматы. Чтобы развивать подрастающее поколение интеллектуально и физически. Вот с этих то пор, мы и начнем требовать запрета на легионеров, потому что у нас в каждой школе будет Своя Школа футбола. Не школа, наподобие “Аякса”, конечно, но, тем не менее, со своим тренером, своими идеями, традициями и своими игроками…

— Кстати, единственная страна бывшего СССР последовавшая тому, о чем вы говорите, введя обязательные уроки футбола в общеобразовательных школах, как раз-таки – Украина…

— Что и требовалось доказать, результат, как говорится, налицо. Все же эти вещи тесно взаимосвязаны! Я это пытаюсь с 1992 года в Казахстане “пробить”… Хотя, если поглубже копнуть, то еще в советские годы, будучи 14-летним подростком, я написал на эту тему письмо в ЦК КПСС. Естественно, ответа я никакого не получил, но такое письмо было – “Футбол и шахматы”.

Что же касается “провала” каких-то отдельных команд, представляющих демократически развитые государства, то здесь можно выделить достаточно много причин. Однако, самая главная, на мой взгляд, заключается в том, что поколение на поколение не приходится. Родились, допустим, таланты в 71-м году, вот они то и играют. А, скажем, в поколении 81-го года талантов, хоть умри, нет и все. Ведь в этом тоже, знаете, существует некая цикличность. Бразильцы, как, впрочем, аргентинцы, испанцы и итальянцы, которые круглый год играют в футбол, стоят тут несколько особняком. У них отсутствуют четкая организация и образцовые школы, зато присутствует высокий престиж и авторитет футбола, а это известный всем механизм, способ добиться успеха в жизни. Плюс, разумеется, климат, который позволяет играть круглогодично, перманентно воспроизводя все новых и новых “звезд”. Таким же северным странам, как Дания, да и Казахстану в том числе, необходима, прежде всего, безупречная и четко продуманная организация.

— Ну а неудачи Греции и Турции, развитых стран с подходящим климатом? Неужели они произошли потому, что в их отборочной группе играла Украина, пережившая недавно национальный подъем в ходе “оранжевой” революции?

— Согласен с тем, что неудачи одних прямо пропорциональны успехам других, которые в данной конкретной ситуации просто оказались сильнее своих соперников. Причины же могут быть самыми разными. И подъем национального духа здесь играет не самую последнюю роль…

Про Турцию, куда я впервые поехал в 1993 году, я скажу так: меня небывало поразило, что везде в этой стране молодежь играла в футбол. Повсюду, на каждой маленькой площадочке: футбол, ну или еще иногда баскетбол. Во Франции я такое увидел после Чемпионата Мира 1998 года, был колоссальный подъем! Но у французов в цене два вида спорта, которые делятся по социально-сословному признаку: аристократы играют в регби, а “чернь” играет в футбол. Белые в основном – регбисты, а черные и арабские ребята – футболисты. Поэтому то подавляющее большинство французской сборной сейчас либо чернокожие, либо выходцы из бывших колоний.

К чему я подвожу?! К высочайшему престижу спорта номер один, который помимо провозглашения его обязательной школьной дисциплиной должен подразумевать и следующие моменты. Кубок республики вручает лично Президент страны, игроков футбольного клуба – чемпиона Казахстана – Президент также лично принимает в своей резиденции и это транслируется по национальному телевидению. Футболистов награждают высокими премиями и наградами, а руководство страны посещает все без исключения матчи национальной сборной. Вот из таких составляющих и складывается национальный престиж. Если игроки сборной воспринимаются, как национальные герои, если их портреты красуются на билбордах и газетных полосах…

У нас же ничего этого нет. Попробуйте сегодня спросить любого встречного на улице назвать хотя бы несколько имен футболистов казахстанской сборной…

— Да я даже не назову…

— Да и я тоже! Понимаете, я знаю футболистов сборной Ганы, Тринидада и Тобаго, еще чёрти чего, а наших не знаю!

Ну да ладно. Повторюсь, самым важным сейчас для нашего футбола остается успешное выступление казахстанских клубов. И Турция с Грецией, в разрезе успехов футбольных клубов этих государств, повлекших в свою очередь и успехи их национальных сборных, представляют отличный пример. Ведь, посудите сами, когда два года назад греческие футболисты выиграли Чемпионат Европы, “Панатинаикос” прошел достаточно далеко в Лиге Чемпионов, а еще раньше “Олимпиакос” показал высокий результат, если мне не изменяет память, дойдя до финала в Кубке УЕФА. Другими словами, победы на уровне национальных команд, это отнюдь не единичное или случайное обстоятельство.

Тот же турецкий “Галатасарай” выиграл кубок УЕФА, а вскоре следом за ним и сборная Турции завоевала третье место на ЧМ в Японии и Корее. А нынче турецкие клубы сразу “вылетают”, а за ними и сборная…

Но для того, чтобы на престижных турнирах наши клубы научились брать верх, как воздух необходима мощная государственная политика. Повторяю, Президент принимает и награждает футболистов, везде и всюду портреты игроков национальной сборной и т.д. Вы посмотрите, только, что творится сейчас в Германии. Где бы Вы не совершали покупки, Вам в пакет кладут рекламные проспекты с фотографиями игроков немецкой сборной с призывом: “Поддержите наших футболистов!”. Почему у нас не может быть точно так же?!

Без чувства национального достоинства?

— Нурбулат Эдигеевич, а как вы относитесь к тому, что Казахстаном несколько лет назад было принято решение пробиваться на мировые первенства не через азиатскую, а европейскую лигу?

— Вхождение в Европейскую федерацию футбола это выдающийся, совершенно правильный шаг. Помню, когда в начале 90-х мы вошли в азиатскую федерацию, я был крайне недоволен и страшно возмущался. Раз мы находимся на стыке с Европой, и 8-10% нашей территории относится к европейской, следует этим пользоваться, входя в число лучших. Учиться у лучших! Вы представляете: Лига Чемпионов, Кубок УЕФА, все эти отборочные соревнования, приезжающие в Алмату звезды мирового футбола – какой это ажиотаж и интрига для болельщиков!

Что нам нужно? Во-первых, подтянуть инфраструктуру. Во-вторых, сделать так, чтобы каждый матч национальной сборной, вне зависимости от результата, становился общенациональным праздником. Президент, члены Правительства и Парламента – все должны присутствовать на стадионе. Как на этом чемпионате, немцы обязали всех правительственных чиновников присутствовать на матчах своей команды. В обязательном порядке. Ангела Меркель – женщина, которая не любит футбол, тем не менее, находится на всех играх своей сборной. Это необходимый престиж. Ведь когда игроки знают, что власть предержащие наблюдают за ними, они играют гораздо лучше. Хоть на 3%, но лучше. А когда болельщики знают, что игры посещает сам Президент, значит, на стадионе обеспечивается полная безопасность, их количество увеличивается многократно. Масса разных факторов, как видите.

Для футболистов же должно стать огромной честью, сражаться за национальную сборную. Именно так формируется национальная идентичность, государственный патриотизм.

— А может в том, что казахстанский футбол столь не развит, повинна страсть наших сильных мира сего к гольфу?

Гольф никого не интересует. Это буржуазный вид спорта, о котором если Вы заикнетесь где-нибудь на Западе, Вас просто засмеют. Особенно, в Европе – там на Вас посмотрят, как на сумасшедшего. Гольф – это забава богачей, ну и пусть олигархи им забавляются. Нас интересует только футбол. Еще хорошо бы шахматы…

А можно ли упрекнуть нашу сборную в отсутствии такой мотивации, как патриотизм, не желании и не готовности выкладываться по-настоящему?

— Конечно, можно. Одно дело, когда матч твоей национальной сборной – праздник, с музыкой и воздушными шарами и совсем другое, как сейчас…

Вообще первое время билеты на игры сборной Казахстана можно сделать бесплатными. Нельзя ни в коем случае допускать, чтобы главная арена страны заполнялась только на пятую или десятую часть. Это позор! Да лучше школьников привести и по рядам рассадить.

То о чем Вы говорите, зависит не столько от внутреннего духа команды и наставлений тренера, сколько на 90 % от общей атмосферы.

— А если ее нет?!

Значит, ее надо создать!

— Так может вначале пусть сборная заиграет и подарит нам праздник? Того и гляди атмосфера сама собой, естественным путем сложится?!

— Нет, не сложится! Для тех, кто видел советский футбол, она не сложится. Сегодня совершенно другой масштаб, другой уровень.

Я сам ходил на нашу сборную и отметил для себя, что у нас не только праздничной атмосферы, но и элементарного порядка нет. Я с сыном не могу на трибуне сидеть, потому что там мат-перемат трехэтажный стоит. Какой же это национальный праздник, если кругом пьяная брань, если ни женщин, ни детей нормальные люди априори на стадион не возьмут. Тут четкая организация необходима и мощные силы, которые будут следить за порядком. Пожалуйста, ты можешь, цивилизовано болеть, но, извини, если ты нецензурно кричишь, тебя сию минуту должны арестовать и привлечь к административной ответственности. И для каждого болельщика пусть это послужит уроком. Атмосфера праздничности обеспечивается наличием безопасности и добропорядочности.

— Хорошо, а как вы смотрите на специфику наших СМИ подавать “достижения” казахстанских спортсменов. Например, карагандинский “Шахтер” разгромно (1:5) проигрывает в домашнем матче малоизвестной белорусской команде, а довольный комментатор поздравляет телезрителей: “Зато мы не проиграли в сухую!”. Или прыгун с трамплина на последней Олимпиаде в Турине занимает место где-то в четвертой десятке, а диктор вне себя от радости: “Молодец! Уже прогресс: на пять мест выше!”

— Это все вопросы политики. Вы обратите внимание, как комментируются футбольные матчи этого чемпионата мира. Это же катастрофа! Так футбольные матчи не комментируют. Меня зацепило все: от манеры до подачи материала. Ну, во-первых, комментатор не узнает футболистов, бесконечно их путая. Даже когда их показывают крупным планом, он все равно продолжает настаивать на ошибочном мнении. Во-вторых, он постоянно дает какие-то интерпретации и бесконечно рассказывает про историю Бурунди, Уганды или Зимбабве. Но мне не нужны эти исторические выкладки и сплетни, почерпнутые из газеты “Спорт экспресс”. Футбол, в конце концов, смотрят люди что-то понимающие в этом виде спорта. И им хочется интересного разговора. Но они не получают анализа тактических действий команд, а взамен им “заливают” всякую ерунду, откровенно симпатизируя одной из команд. В итоге, я просто выключаю звук, так как игроков знаю куда лучше, достаточно хорошо разбираюсь в игре, да и когда сопереживаешь какой-нибудь проигрывающей команде, а комментатор несет разную ахинею, слушать нет мочи. То есть, наши комментаторы вместо того, чтобы максимально помочь мне смотреть футбол, делают все возможное, чтобы максимально помешать мне наслаждаться игрой.

Насчет того же, что для наших спортсменов, а именно такое ощущение складывается, главное не победа, а участие, вне зависимости от вида спорта, происходит от внутреннего чувства вечных аутсайдеров. Мы – аутсайдеры по психологии, по менталитету. Поэтому я и говорю, что если у нас будет государственная политика в области спорта и высочайший престиж национальных сборных, поражение наших команд начнет рассматриваться, как национальная катастрофа. А сейчас комментаторы радуются, что мы проиграли 10:0, а не 15:0. Требуется некий уровень общественного сознания. И мы с Вами должны воспитывать публику. СМИ должны говорить, что играть за национальную сборную величайшая честь, что национальная сборная должна быть ориентирована только на победу, что она должна лечь костьми и неважно, кто к нам приехал: мадридский “Реал” или “Барселона”. Вы посмотрите, как играли те же ганийцы, тот же маленький Тринидад и Тобаго. Они сражались за Родину, как греки при Фермопилах, когда триста из них стояли на смерть, не пропустив многотысячную армию персов. И так мы должны каждый матч.

— Не лучше ли психологию вечных аутсайдеров, о которой вы сказали, начинать изживать не со спорта, где она скорее следствие, а с политики и экономики?

А Казахстан уже начал изживать. Сейчас замахивается на председательство в ОБСЕ. Поставили задачу войти в число 50-ти самых развитых государств. В политике Казахстан формирует такие амбициозные проекты, а почему в футболе не может себе этого позволить?! Не понимаю…

Но говорят, что у этих планов нет реального наполнения…

— Сто процентов реального наполнения! Никакого сомнения. Конечно, это и пиар тоже, но в политике невозможно стать серьезной страной, если ты не замахиваешься на серьезные цели.

— Нурбулат Эдигеевич, и последний вопрос. Вам не кажется, что та самая национальная идентичность Казахстана, которая позволит игрокам нашей сборной лучше настраиваться на победу, невозможна без решения языковой проблемы. Мы видим, как практически все футболисты своих национальных команд, приложив руку к сердцу, поют гимн своего государства. А у нас славяне, не знающие казахский язык, не справляются с этой почетной обязанностью. Значит патриотизм уже не тот и с идентичностью — проблемы?

— Во многих странах существует разнообразие религий, языков и культур, но это не мешает им поддерживать национальную команду. Так, что я не вижу здесь проблем. При высочайшем престиже игрока национальной сборной нам будет обеспечена высочайшая самоотдача от каждого футболиста вне зависимости от его этнического происхождения. В Бразилии футбол – это праздник, так давайте расцветим праздником наш казахстанский футбол…

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...