Адвокатам известно имя… с кем Сарсенбаев встретился и… погиб

Источник: газета “Тасжарган”

Несмотря на достаточно подробное освещение судебных заседаний в Талдыкоргане по делу о тройном политическом убийстве, читатели интересуются появившимися деталями в ходе разбирательства и мнением адвокатов. Наш корреспондент побывал в Талдыкоргане и поговорил с адвокатами Нурланом Устемировым, и Сериком Сарсеновым. Мы представляем вашему вниманию их комментарии по делу об убийстве Алтынбека Сарсенбаева и его помощников.

– Как идет судебный процесс на этой неделе, вы удовлетворены тщательностью изучения фактов, насколько достоверно воспроизводится картина этого убийства?

Нурлан Устемиров: – Суд идет в ускоренном темпе. Судьи, на мой взгляд, как-то поверхностно изучают полученные сведения, хотят быстро все это разбирательство провести и отчитаться уже к 1 августа. Ежедневно в Алматы посылается машина с несколькими судебными приставами, которые вечером вручают повестки и сразу пытаются увести людей на завтрашнее заседание. А тех, кто не готов собраться будят в 4 часа утра и настаивают немедленно явиться в Талдыкорган. Если бы это касалось важных свидетелей, которые могут обладать информацией, то можно бы было понять их рвение. Например, вчера привезли гражданку Кашаганову, которая оформляла продажу сим-карты с телефона Ибрагимова. Она сообщила, что не знает его, всех покупателей в лицо не запоминает. Спрашивается, зачем привезли такого свидетеля вечером, да еще напугали, если она не может сообщить ничего по существу дела?

Вчера же мне звонила супруга Ибрагимова, к ней тоже приехали приставы вечером и хотели увезти на ночь в Талдыкорган, требуя поехать в суд. У нее маленькие дети, которых оставить она не может. Она позвонила нам, адвокатам. Мы ей не рекомендовали ехать, нет необходимости пока в ней. В следующий приезд мы привезем ее сами, а пока ехать с незнакомыми людьми, которых она не знает, опасно. Под видом пристава ее может похитить какой-нибудь злоумышленник и потом шантажировать или ставить условия подсудимому, адвокатам и т.д. В наше время не исключены провокации.

– Почему во вторник заседание суда было закрытым?

Н.У: В этот день давал показания Стороженко. Он говорил, что из-за этого похищения, из подразделения “Арыстан” уволили 20 человек: из них 14 полковников и двух генералов. Если вся подтасовка следствия выползет наружу, будет доказано, что фабриковались отдельные доказательства, да выяснится, что “арыстановцы” действительно выполняли “государственное задание” по команде своего руководства… Представляете, сколько обиженных будет в связи с этим увольнением? Мы Стороженко спросили насчет хомутов, которыми были связаны руки убитых. Стороженко пояснил, что они не надежные, что их легко снять самим задержанным и даже порвать.

– Вам доступны материалы дела, вы слушаете показания свидетелей, каждый вечер анализируете информацию и строите модели поведения обвиняемых по делу. Скажите, Серик, а у вас есть собственная версия динамики событий 11 февраля?

Серик Сарсенов: Я старый опер, без ложной скромности скажу, что под моим руководством было раскрыто много сложных дел и серьезных преступлений. Изучив дело, я склоняюсь к такой версии, что Утембаев – не единственное лицо, которое организовывало эту встречу с Сарсенбаевым. Утембаеву поручили одну цепочку, через кого-то другого – вторую. А может быть, еще был и запасной вариант. Эта встреча, видите ли, секретная была и организована так, что Сарсенбаев не успел предупредить даже своих соратников – Джандосова или Абилова. Посмотрите, все первые показания “арыстановцев” и Ибрагимова (трудно усомниться в том, что их кто-то подговорил повторить одну и ту же фразу.) Они все показали, что как только они остановили машину Сарсенбаева и сказали, что повезут его на встречу, он удивился: “Но встреча должна быть завтра!”.

– Действительно, чем была вызвана срочность операции захвата?

С.С: Ибрагимов на допросах отвечал, что Утембаев требовал срочно доставить Сарсенбаева на встречу, а сам улетел. Значит, менялись планы не у него, а у того, кто хотел поговорить. Утембаев прилетает из Вены 8 февраля, но не едет домой в Астану, а зачем-то находится в Алматы и улетает только 11-го вечером, выполнив поручение. И еще важная деталь: Ибрагимов созванивается с Абекеновым, который по телефону ему говорит: “Кстати, мое руководство, в том числе Дутбаев, в курсе нашего задания”. В суде Абикенов не захотел подтвердить эту фразу. Но почти все, выполняя задание, думали, что это “государственный заказ”.

– Вы предполагаете, что на встречи с важными людьми политиков доставляют таким количеством специально обученных людей? Может быть, Сарсенбаев уклонялся от разговора, оттягивал время и не хотел видеться с ними?

С.С: Это неизвестно, но не исключается и такой вариант. “Арыстановцы” передали Сарсенбаева на условленном месте. Ибрагимов пересадил Сарсенбаева и его помощников в машину Мирошникова. Я склоняюсь к версии, что на встречу Сарсенбаев и его помощники поехали, подчиняясь командам “арыстановцев” и Ибрагимова.

Они не оказывали сопротивления. Ведь в машине, куда на заднее сидение посадили Сарсенбаева со свободными руками и его помощников со связанными, а впереди сидели Мирошников за рулем и Ибрагимов, который указывал путь, сильные спортивные парни типа Байбосына и Журавлева могли порвать хомуты, развязать их и даже выпрыгнуть из машины. Хотя бы один из них, чтобы сообщить о похищении. Но в том-то и дело, что никто из них не предполагал трагического конца, все воспринимали эти пересадки с машины на машину как маскировку или … попытку уйти от слежки.

Далее Ибрагимов отпускает Мирошникова, остается и лично передает заложников второму звену. Его функция была связана с “арыстановцами”, он доставил к месту встречи Сарсенбаева и его людей.

– Почему Ибрагимов не называет этих людей и место передачи заложников?

С.С: Людей, которые пересадили в машину или увели политиков, он не знал. В показаниях он все это сообщил, но ему не верят и отбрасывают его версии.

Только настоящие исполнители знают, где держали всю ночь этих трех людей. Чем их кормили и чем поили. Почему экспертиза, обнаружив в желудке Сарсенбаева этиловый спирт, объясняет этот элемент бокалом вина, выпитым еще в четверг в кругу семьи.

В вине не бывает этилового спирта! Он содержится в водке. Где его угощали этим напитком? Это не расследуется, а часть экспертизы по содержимому желудков убитых вообще куда-то пропадает и не присутствует в материалах дела. Вы себе можете такое представить? Где тот человек, который требовал встречу, сопровождение и придумал, чтобы первая цепочка не знала людей другого звена?

– Вы предполагаете, что в течение суток они еще были живы, имели шанс вернуться домой?

С.С: Я сам себе задаю эти вопросы. Почему версия, что Сарсенбаева и его помощников убивали не 11 февраля, а 12 февраля не рассматривается? За сутки руки в затянутых хомутах посинели бы у Байбосына и Журавлева. Но их снимали, а в последний раз завязали 12 февраля перед убийством. И синяки у всех троих на лице появились позже. При захвате их не били, об этом на суде никто не говорил. А у всех троих убитых на лице оказались синяки, а у Сарсенбаева еще и царапина на носу. Снег шел до полудня в воскресение, потом стоял мороз, а тела сбросили к ночи, потому не было на них ни снега, ни черноземной грязи, которая бы хлюпала в субботу ночью на обуви. Поэтому я выдвигаю версию, что тела были сброшены в ночь с 12 на 13 февраля, через несколько часов или сразу после убийства.

– А люди, что сидят сегодня на скамье подсудимых, уже не участвовали в этих событиях?

С.С: Потом следствие изучало, что делали обвиняемые 12 и 13 февраля. Мирошников был с семьей, ходил в церковь. Он сообщил, что знал Бауржана Байбосына по совместным тренировкам. Как вы себе представляете верующего человека, который после увиденного тройного убийства, среди которых его хороший знакомый, спокойно пойдет как всегда в воскресение в церковь? Никто не заметил у него изменения в поведении из родных, он ходил по гостям, и целый день был в публичных местах.

Это значит, по моей версии, что он не знал об убийстве и продолжал жить обычной жизнью. Также обстоят дела у Ибрагимова, который был с семьей, не уходил. Если в совокупности собрать все мелочи и факты, все показания свидетелей, экспертизу, то получается, что на скамье подсудимых истинных убийц еще нет, есть первое звено участников этого мероприятия.

– По вашей версии, Сарсенбаев собирался на встречу в воскресение, почему он не сообщил Оразу об этом, когда полчаса разговаривал с ним перед прощанием?

С.С: Если Сарсенбаев собирался идти в горы с племянником, значит, рассчитывал на встречу вечером или ждал звонка с подтверждением, а, может, даже планировал на понедельник. Он не был уверен! Но его “собеседники” вдруг заторопились, решили ускорить события. “Арыстановцы” подчеркивали, что провели операцию без грубости, вежливо. Если бы охраннику и водителю “арыстановцы” дали в глаз при задержании, как их заставляли писать вначале, то они не ехали бы спокойно куда-то на встречу, они бы сопротивлялись и пытались убежать. Хоть один из них. У Сарсенбаева были руки свободны, с него сняли очки, замотали шарфом глаза, но ему стало плохо. Группа захвата покупала ему воду, он выходил из машины, пил. И опять никто не убежал.

Причем, человек, который носит очки, сразу оденет их опять, попросит обратно, сам найдет, если они лежат рядом, потому что руки у него свободны. Поэтому я предполагаю, что очки в машину подбросили после убийства, когда обнаружили, что тела уже сбросили, а очки остались на месте встречи. Видите, даже в моей версии вопросов больше, чем ответов, пусть суд на них и ответит.

– Ваш подзащитный на суде заявил, что знает имя человека, на встречу к которому доставили Алтынбека Сарсенбаева. Откуда ему стало известно это имя и знаете ли Вы на кого намекает Рустам Ибрагимов?

Нурлан Устемиров: – Там получилось интересно по поводу заявления Ибрагимова. 15 февраля он, услышав об убийстве, приехал на встречу к Утембаеву и выразил свои опасения, что его “подставят”. Мой коллега Серик Сарсенов задал ему вопрос, спрашивал ли Ибрагимов у него, с кем была проведена встреча Сарсенбаева 11 февраля. Утембаев, по словам Ибрагимова, назвал имя высокопоставленного человека и сказал: “Видишь, какие люди в этом деле участвовали, поэтому не беспокойся, все будет нормально”. Потом Утембаев выходит и 20 минут с кем-то говорит. Ибрагимов – бывший оперативник, он через окно увидел машину с затемненными стеклами и переговаривающихся по внутренней связи людьми, стал подозревать слежку и испугался за свою жизнь, потому без предупреждения ушел через задний выход из кабинета Утембаева.

– Если он почувствовал опасность, почему он не уехал из страны?

Н.У: Во-первых, он сомневался в своих ощущениях, во-вторых, через два дня его уже арестовали, а он верил Утембаеву, что все будет нормально, его оградят. Поэтому, когда ему позвонил Амантай Аубакиров, то он спокойно пошел с ним на встречу. Но его там схватили, скрутили и с тех пор он сидит. Кстати, когда Ибрагимову показывали фотографии сотрудники ФБР, генеральный прокурор, он подтвердил, что среди фотографий было изображение и того, кто встречался с Сарсенбаевым 11 февраля.

– Адвокат Утембаева заявлял на суде, что его подзащитного дважды пытались отравить. Есть ли такая опасность для Ибрагимова?

Н.У: Мы не исключаем такой возможности. И сам он не исключает. Он назвал имя человека, ради встречи с которым было организованно задержание Сарсенбаева, нам, адвокатам, и еще нескольким лицам, но мы не имеем права озвучивать это имя. Он сделает это сам. Но, опасаясь, что может не дожить до прений или своего последнего слова, он передал эту информацию ограниченному числу лиц.

– Кто с ним сидит в камере? Его сокамерник проходит по данному делу?

Н.У: Нет, сокамерник не проходит по делу об убийстве Сарсенбаева, возможно, это какой-то подсаженный агент. Такая практика всегда была в этой системе, иногда оправдывала себя. Но как говорят в фильмах итальянские мафиози, хороший свидетель — мертвый свидетель. Ибрагимов в настоящее время представляет угрозу для тех лиц, которые на самом деле совершили это преступление. Когда он его озвучит, будет уже поздно с ним расправляться, расправа только подтвердит его слова. Угроза снижается, смысла его убирать уже нет.

– А может ли кто-нибудь подтвердить его слова?

Н.У: Утембаев тоже может назвать этого человека. Но он пока молчит и рассчитывает на что-то. Он ожидает какую-то помощь. Сейчас Утембаев придумал новую версию. В первой версии он говорил, что попросил Ибрагимова избить Сарсенбаева, а когда Ибрагимов сказал, что избить его не получится, потому что с ним охрана постоянно, то во второй версии он согласился будто с Ибрагимовым, что “лучше убить тогда”.

А в суде он отказывается, что не было никакого разговора ни об организации встречи, ни о похищении, мол, Ибрагимов сам все придумал. По новой версии Утембаева, он с Ибрагимовым занимался только коммерческими вопросами и все. Видимо, он рассчитывает на поддержку тех лиц, которые встречались с Алтынбеком. Могут появиться и свидетели этой встречи, которых мы еще не знаем.

– Сколько лет по закону могут получить обвиняемые Ибрагимов и Утембаев, если их вина будет доказана?

Н.У: По закону наказание может быть суровым, до высшей меры наказания, которую могут заменить на пожизненное заключение за организацию убийства известного политика. И при этом Утембаев, видимо, еще на что-то надеется, раз не называет имен, которые заказывали это дело.

Может ему дали гарантии, что в дальнейшем, через год или два его освободят или помилуют. Такую возможность имеет только президент. Но бывают общественно-значимые дела, которые не подпадают под санкции смягчения приговоров. Но мы, адвокаты, думаем, что Утембаев зря молчит…Утембаев как свидетель представляет такую же угрозу, как Ибрагимов!

– Вы считаете, что если Утембаев не расскажет свою тайну, он все равно будет осужден?

Серик Сарсенов: – Вот возьмем пример с Адамовым. Дело о скандальной продаже вооружения за рубеж было покрыто тайнами, Адамов очень многое скрыл и не рассказал все до конца, не назвав фамилии тех, кто из высокопоставленных чиновников действительно участвовал в той афере. Меньше, чем через год появилась информация о его смерти от сердечного приступа. Тогда у многих были сомнения. Но факт остается фактом – важного свидетеля теперь нет в этом деле. Адвокаты Утембаева заявляли, что его пытались неоднократно отравить. Эксперты сообщили, что они не могут определить, каким препаратом это делалось, поскольку не хватает количества образцов! Понимаете, эксперты говорят, что для анализов мочи не хватает! Да возьмите у Утембаева столько, сколько надо этой мочи – два-три литра! В течение суток еще можно все определить! А они не делают этого, отделались отпиской, которая не опровергла и не подтвердила отравление. Между тем, там было написано, что героина, марихуаны и других наркотических средств не обнаружено. На эти анализы им хватило образцов, а на выявление других компонентов, не хватило образцов!

– Есть ли у вас ощущение, что на суде некоторые обвиняемые иногда находятся в прострации, ходят слухи, что Утембаеву вводят какие-то лекарства?

С.С: Утембаев действительно производит ощущение подавленного, запуганного и потерянного человека. Со стороны смотришь и видишь, что он неуверенный мужчина. Я не знаю насчет лекарств. Но сколько мы видели его на очных ставках, в зале суда, ему никогда не завязывали руки, на него наручники никогда не одевают. Ибрагимова держали рядом с ним в наручниках, а он сидел со свободными руками.

– Может ему не положено одевать наручники, он занимал очень высокие посты в правительстве?

– Наручники положено одевать всем, но Утембаеву, видно, сделано исключение.

– На основании каких фактов главным обвиняемым по делу об убийстве стал именно Ваш подзащитный – Ибрагимов? Неужели только потому, что он в этой цепи был последним?

С.С: Все обвинения Ибрагимова основаны на, как теперь стало ясно, выбитых из Мирошникова пытками, показаниях (в международной конвенции физическое и психологическое воздействие для признания “нужных” показаний, называется пытками, вы сами это хорошо знаете. Кстати, этот термин международный не понравился судьям и они запрещают нам произносить это слово.)

Обвинение основано на обнаружении затвора и гильз от пистолета, из которого якобы стрелял Ибрагимов. Интересно, что затвор и гильзы обнаружились после показаний Мирошникова. И я считаю, что это искусственно созданные доказательства для подтверждения его версии, потому что стреляли в убитых из других пистолетов, как показывает экспертиза. Несовпадения идут, а их игнорируют. В деле фигурируют шины, которые якобы поменял Мирошников. Да еще в нашей судебной системе появилась царица доказательств! В Алматинском областном суде собаки у нас становятся главными свидетелями по делу, главными специалистами и показания собак принимаются как доказательства виновности в суде! Такого еще нет в мировой практике, а у нас есть!!! По делу Ибраева собак признали свидетелями, по убийству Оксаны Никитиной собаки фигурируют как главные свидетели.

– Почему такой сарказм, отчего собак используют как свидетелей?

С.С: От того, что не хватает безупречных и достоверных обычных доказательств, выявляющих виновность людей. А когда нет доказательств, то появляются собаки, которые говорить не могут, а их поведение истолковывают в пользу обвинения. У Ибрагимова тоже фигурирует собака. И последний аргумент связан с образцом лакокраски на пеньке. Я могу официально заявить, что все семь доказательств, если их рассматривать с позиций закона, они все ущербны! Это значит, они не соответствуют нормам, которые регламентируют порядок, по которым собирались эти доказательства, исследование этих доказательств, назначение экспертиз и прочее. Получается, что доказательства не соответствуют законам. Эти доказательства недопустимы к применению, поскольку демонстрируют все нарушения, которые допускали работники следствия.

– Если Вы считаете, обвинение недостаточно обоснованным, то почему не Абикенова, например, а именно Ибрагимова назвали потенциальным исполнителем убийства?

С.С: Раскрывали это преступление с последних звеньев цепочки. Сначала повязали арыстановцев, потом они назвали Ибрагимова, после которого арестовали Мирошникова, потом вышли на Утембаева. А на Утембаеве цепочка вдруг замкнулась или оборвалась. Бредовая версия о том, что анонимная публикация Сарсенбаева обидела Утембаева и он несколько лет вынашивал план мести. Эта чушь была озвучена министром МВД, который рапортовал эту версию, не доведя расследование до логического конца.

И цепочка остановилась, потому что кто-то предпринял меры или шаги, чтобы на этом завершить расследование.

– Но в тот момент были показания Мирошникова, которым поверило следствие.

С.С: Суд отклонил ходатайства жены Мирошникова. А ведь надо было проверить ее показания на месте, действительно ли беременную женщину приводили в камеру и заставляли там сидеть, кого-то ждать. А Мирошникову показывали ее в окошечко и шантажировали, что она останется в заключении, если он не оговорит Ибрагимова. Причем Мирошникову заклеили рот и показали камеру с беременной женой в присутствии зампрокурора Алматы Мерзадинова. В таких обстоятельствах у любого мужчины сдадут нервы, и он подпишет любую клевету, чтобы оградить беременную жену от опасности. Психологическую пытку осуществлял Амантай Аубакиров и Мерзадинов.

– В чьих интересах им нужны были такие показания и понесут ли они наказания за применение пыток на арестованных?

С.С: Суд отказал в ходатайствах о применении пыток при признаниях Мирошникова, чтобы сохранить его первые показания как аргумент для обвинения. Вот вам соблюдение международных пактов и соблюдение нашей Конституции! Полное попрание нормативных документов и законов. Между тем Мирошников, сидя в изоляции, официально оформил свои отношения с гражданской женой. А на суде извинился за вынужденную клевету.

– Известно, что арестованные подвергались проверке на Детекторе лжи, которое американское правосудие ценит как достижение в судебной практике. Как результаты этого исследования на Детекторе лжи используются в суде?

Нурлан Устемиров: – Проверка длилась четыре часа. Аппараты через провода фиксировали ритм голоса, сердцебиение, потовыделение. Стояли самописцы, которые реагировали на волнение и дыхание. Ибрагимову, например, задавали 700 вопросов на разные темы, но среди них пять вопросов повторялись в разных форматах: убивал ли ты Сарсенбаева? Убивал ли ты Журавлева? Убивал ли Байбосынова? Участвовал ты в этом преступлении? Говорил ли ты правду в полиции? По детектору лжи Ибрагимов, получается, не врал. Он утверждал, что не убивал Сарсенбаева. Зачем проводили исследования на детекторе лжи, если их данные не приняли в судебное делопроизводство?

Потому что их данные тоже противоречат официальной версии, которую Министр МВД задал. Одни фабриковали дело на следствии, другие надзирали, изучая дело несколько месяцев, и в результате пропустили такое количество недостатков! Складывается впечатление, что все делалось умышленно.

– Недавно мой коллега Сергей Дуванов выдвинул несколько версий убийства Сарсенбаева. Во многом ваши размышления совпадают. И все-таки, как вы считаете, могли ли планировать убийство Сарсенбаева с момента перехвата его машины?

С.С: Я согласен с версиями Сергея Дуванова, ему не откажешь в логике. Бывает квалифицированное убийство – это когда дело обставляют так, чтобы прикрыться версией самоубийства или несчастного случая, как это было с Заманбеком Нуркадиловым. Исполнителей даже не искали, дело закрыли и все.

– Вы тоже сомневаетесь в возможности суицида Нуркадилова?

С.С: Чушь собачья, я с ним встречался незадолго до смерти, он был очень энергичен, у него были такие грандиозные планы. Как оперативник, который не раз видел суицид в своей уголовной практике, я уверен, что так не бывает. Самоубийца в себя три раза никогда не сможет выстрелить, он готовится, пишет записки, а потом пытается это сделать один раз. Либо удачно, либо потом долго мучается в больнице. Профессионалы в суицид Нуркадилова никогда не поверят! Но вернемся к убийству Сарсенбаева и его соратников.

В данном случае квалифицированное убийство исключается по многим показателям. Остается эксцесс исполнителя. Наверное, был какой-то разговор, долгий, с уговорами, как предполагает Дуванов, но договориться с Алтынбеком не удалось. Сарсенбаев плохо знал работы Ленина. У Владимира Ильича есть статья, которая называется “О компромиссах”. Если бандиты ставят на вас пистолет и просят кошелек, то его надо сразу отдать. Если от тебя просят слово и угрожают, то политики должны идти на компромиссы. А на следующий день публично об этом сообщить и отказаться от своего решения. Ошибка Сарсенбаева в том и заключалась, что он не захотел “прикинуться овцой” и согласиться, а он в силу своего характера стал угрожать им оглаской этого разговора, наверное. А кому хочется потерять голову из-за чужих принципов? Кто-то авторитетный дал команду на убийство.

Те, кто исполнил это убийство, были не профессионалами. Они в спешке просто избавились от трупов, умирая от страха.

Я убежден, что если бы два балбеса из “Арыстана” не взяли ворованные телефоны, это преступление как всегда не было бы раскрыто.

– В обществе активно муссировался вопрос о причастности к убийству Рахата Алиева. Полковник КНБ в запасе Арат Нарманбетов ссылался на достоверные источники, выдвигая эту версию. В суде эта версия будет проверяться?

С.С: Дело Арата было инсценировано, чтобы отвлечь общественное мнение. И кто организовал эту утку? Те, кто сам в этом деле был замешан — КНБ. Арата запустили с информацией, чтобы отвести версии о настоящих заказчиках. Какой убийца хочет, чтобы его изобличили и посадили? Поэтому создавались отвлекающие моменты.

По материалам дела, по контактам нашего подзащитного, нигде не всплывало имя Рахата Алиева или Кайрата Сатыбалды. По-моему, эти имена кто-то намеренно навязывает для пересудов. Только Утембаев может точно сказать, на кого он служил и чьи выполнял поручения. Но он пока молчит.

Общественность пусть много думает и сама делает выводы, пока правосудие закрывает глаза. Этот суд может выявить все пороки, существующие в нашей судебной практике.

Как лакмусовая бумага, этот процесс покажет, какова цена справедливости и объективности в нашей стране. Еще есть время поставить все точки над неизвестными величинами. Процесс войдет в историю однозначно, и его многократно будут анализировать и пересматривать. Я так полагаю…

“Тасжарган” № 07 (07) от 6 июля 2006 г.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...