Рысбек Сарсенбаев: “У меня нет надежды, что суд накажет истинных заказчиков — истинных убийц”

Рысбек Сарсенбаев зачитал для представителей СМИ некоторые вопросы, которые он задавал бывшему заместителю командира подразделения КНБ “Арыстан” Виктору Стороженко, и его краткие ответы на них:

Рысбек Сарсенбаев

— Один из моих вопросов был о том, считает ли он действия своих подчиненных, сидящих за решеткой законными, он ответил, что — нет. Также я его спросил: “ваши подчиненные, сидящие за решеткой, наверное, считают себя не виновными, так как выполняли приказ выше стоящих начальников, по-вашему, кто мог им дать такого рода приказ?!”.

Он все отрицал, и говорил, что никто такого приказа не отдавал.

Я спросил у него: “Арыстановцы похитили людей — совершили преступление, и, наверное, принимали участие в их казни — это ваши подчиненные. Считаете ли вы, так как вы занимали такую должность, себя виновным, и если “да”, то в чем ваша вина?”.

Он дал расплывчатый ответ.

— Стороженко ведь сам подал в отставку…

— Да он подал в отставку, а потом его оформили на пенсию.

Также я, ссылаясь на слова Абикенова по поводу того, что он говорил об утечке информации, и о том, что они сами принимали решения, не докладывая начальству, а уже потом докладывали вышестоящим. Я спросил у Стороженко, как часто происходит утечка информации, что срывает операции по разработке экстремистов и ОПГ, а также о том, кто поручил завербовать или войти в доверие к Рустаму Ибрагимову — он все стал отрицать, якобы ему никто не поручал такого задания. Когда я спросил про Абикенова, почему он не ушел с “Арыстана” по “выработке” лет, то он дал ему отрицательную характеристику, он сказал, что “Абикенов мог подойти к руководству, переговорить, как-то и договориться…”.

На мой вопрос по поводу автоматов, которые отсутствовали в необходимом месте 11 февраля несколько часов, и как к этому относится руководство, он ответил, что “такие случаи нас очень беспокоят”, а также сказал, что в случае служебной необходимости автоматы использовать разрешается. Меня интересовало, ведется ли видеосъемка или наружное наблюдение во время боевых операций, он ответил, “да, ведется видеозапись и наружное наблюдение”.

Когда я спросил, “кто, по-вашему, Алтынбек Сарсенбаев — оппонент действующему режиму или кто?!”, то судья снял этот вопрос.

“Вы, один из руководителей КНБ, чекист с большим стажем работы, неужели вы не знали, что творится в подразделение “Арыстан”, и что ваши бойцы готовятся к незаконной операции?!”, — также спросил я.

Он ответил, что в этот раз они не знали, сослался на то, что у них нет такой службы.

Я же на это спросил: “Как, вы — руководство КНБ, узнаете, если в недрах “Арыстана” готовятся к перевороту?”, — этот вопрос судья тоже снял, прокомментировав, что “арыстановцы” никогда не будут готовиться к перевороту”. И здесь стоит задуматься, если сотрудники этого подразделения за 5 тысяч долларов готовы похищать людей, то, что будет, если им дадут какие-нибудь олигархи, сумму в 10 или 100 раз больше?!

— Задавали ли вы вопрос по поводу политподготовки в подразделении “Арыстан”? Ведь из первичных показаний подсудимых из этого подразделения мы узнали о диалоге Еспенбетова и Едигеева, что они признали в Алтынбеке Сарсенбаеве политика…

У них есть подшивка всех газет, они их выписывают, просматривают и новости, а послание президента, к примеру, они даже записывают на видео, и показывают тем, кто не успел посмотреть в прямом эфире. Свидетели, из этого же подразделения подтверждают, что политзанятия у них действительно регулярно проводятся. Поэтому я считаю, что такой диалог действительно мог быть.

— Вы, как никто другой, знаете Алтынбека Сарсенбаевича, скажите пожалуйста, если его остановили, пусть даже действующие сотрудники специального подразделения, предъявили ему служебные удостоверения, то могло бы быть так, что он не спрашивая кто они, по какому праву действуют, спокойно пересеть к ним в машину, полностью подчиниться их приказам, не сделает звонков. То есть, если верить сегодняшним показаниям арыстановцев, то они не применяли силовых действий, не забирали ни у кого сотовые телефоны…

— Нет. Он всю эту систему очень хорошо знает, он обязательно потребовал бы предъявить удостоверения, он задал бы массу вопросов о том, кто они такие, по чьему приказу действуют. Если бы он почувствовал опасность, то немедленно бы позвонил либо Марату Тажину, либо кому-то еще, и он даже мог позвонить Дутбаеву, или же Шабдарбаеву — последний тогда являлся начальником Службы охраны президента.

— Можно ли сказать, что все показания, которые сейчас дают арыстановцы правдивые, в той части, где они говорят о том, что Алтынбек Сарсенбаев добровольно, ни с кем не связываясь, не задавая вопросов, поехал с ними?

Это все неправда. Я, думаю, что их телефоны сразу же были отключены или заглушены. И именно поэтому он не мог позвонить. Согласно распечатке телефонов он сделал последний звонок в 20.36, он звонил Тулегену Жукееву, и все. Но арыстановцы в своих показания говорят, что когда они их задерживали, то мой брат разговаривал по телефону, а это уже было где-то в 21 час, и почему этого нет в распечатке?!

— Как вы прокомментируете показания Рустама Ибрагимова по поводу того, что сотрудники ФБР показывали ему фотографии первых лиц нашего государства и просили указать на заказчика? И хотелось бы знать ваше мнение о том, что среди этих людей действительно есть человек, которым была назначена встреча, но он назовет его имя либо в последнем слове, либо после оглашения приговора.

Он торгуется. Если вы заметили, наш адвокат задал вопрос: “о чем вы говорили, когда провожали в тот же вечер своего друга Дудаева, который улетел в Америку?”. На что Ибрагимов ответил, что расскажет, когда придет время. И я считаю, что этот Дудаев тоже очень сомнительное лицо.

— Кто он установлен?

Нет, не установлен, про него ничего нет в деле, по нему не велось следствие, никого не допрашивали. Даже у Ибрагимова не спросили, кто он такой, как он выглядит.

— Вы считаете, Ибрагимов все же назовет имя, и будет ли это имя того, кто истинный заказчик?

— Ибрагимов назовет это имя. Сейчас он торгуется, но там пока обманывают, но Ибрагимов “доиграется”, сверху поставят “точки”, и когда он почувствует, что его судьба решается, что ему дадут высшую меру наказания, тогда он скажет.

— Извините за вопрос, но верите ли вы, что Ибрагимов действительно передал вашего брата и его помощников, каким-то третьим лицам, и не является “стрелком”?

— Я не очень верю в его слова. Он мог поступить еще жестче, ни такой уж он добряк, ни такой уж он хороший человек. Допрашивались его друзья, которые работают в полиции, и, они старались его охарактеризовать с хорошей стороны, но я им не поверил. Даже эти его действия, 11 февраля, показывают, какой он человек, то же самое можно сказать про Абикенова — они готовы на все ради денег, карьеры и наживы. У меня нет к ним доверия — они могут убить человека. Все решит суд, но у меня нет надежды, что суд накажет истинных заказчиков — истинных убийц.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...