Футбол, как птица, в неволе “не поет”! Часть 1

Евгений Жовтис: “Заказные матчи никого в Казахстане не шокируют. Это как с дачей взяток: давать и брать взятки у нас в порядке вещей, воспринимается абсолютно нормально”

Валерий СУРГАНОВ

Мы продолжаем начатый на прошлой неделе футбольный проект нашей газеты. Сегодня на вопросы “Zonakz.net” отвечает большой энтузиаст этой игры, директор Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Евгений Жовтис.

1. “Зиданы и Пеле родятся только в благодатных условиях, где есть площадки и… свобода духа!”

— Евгений Александрович, на завершившемся в Германии Чемпионате Мира по футболу с лучшей стороны проявили себя команды, которых перед началом мундиаля ну ни как нельзя было отнести даже с натяжкой к серьезным конкурентам фаворитов первенства. Я имею в виду сборные Эквадора, Австралии и Ганы, как впрочем, Кот д Ивуара, Тринидада и Тобаго, Ирана и Анголы, которые выглядели не менее достойно. Стало очевидно, что футбольному Казахстану еще играть и играть, чтобы достичь уровня хотя бы этих стран. Однако, не мы ли наследники когда-то славного советского футбола, чья сборная – крепкий середняк – постоянно участвовала во всех подобных турнирах?

Евгений Жовтис

— Вы понимаете, профессиональный футбол или футбол, на который мы все сегодня ориентируемся, развитый, как в странах Запада, так и некоторых государствах Востока, базируется на серьезной, глубоко эшелонированной платформе. Это, прежде всего, детский и массовый футбол. Последний означает простой непреложный факт: люди в массовом порядке играют в футбол! Если хотите, это своего рода культ футбола, который воспринимается, как способ поправить здоровье или, по крайней мере, его не потерять. Наконец, как способ выплеснуть эмоции и, что может быть, даже более существенно, как способ общения и коллективного времяпрепровождения. То есть, помимо чисто спортивной, эта игра выполняет и социальную функцию. И как мне кажется, именно эта составляющая по сравнению с советским периодом времени утрачивается все больше, если уже не утрачена окончательно.

Возьмем, допустим, мой собственный опыт. Я ведь не столько большой любитель футбола теоретически, сколько его практический поклонник. Я играл и продолжаю играть в футбол. В 70-х годах, в институте, я выступал за сборную нашего факультета. Затем, уже после окончания ВУЗа, работая в академической среде, я стал игроком футбольной сборной целого института, которая была бессменным чемпионом Академии Наук. Если суммировать все те годы, которые я посвятил этой игре, то получится где-то 40 с лишним лет.

В конце 70-х, начале 80-х годов, мы с ребятами сколотили команду и начали играть на первенство города. Нам удалось пробиться из второй в первую группу. И до сих пор этот футбольный коллектив сражается в ней. Называется он “Кристалл”. У меня даже майка этого клуба с моей фамилией осталась. В общей сложности я отыграл за “Кристалл” до 35 лет и когда уже силенок не стало, перешел в мини-футбол, но и по сей день каждое воскресенье мы с друзьями аккуратно ходим на стадион. Причем мы участвуем практически во всех турнирах ветеранов фут-зала. А сейчас меня снова пригласили поиграть на большом поле, на что я, наверное, дам свое согласие, несмотря на то, что мне уже за пятьдесят.

Так вот, возвращаясь в прошлое, в Алматы в то время было достаточно большое количество площадок. Люди на них хорошо друг друга знали: кто и где играет. Была, например, площадка Зооветеринарного института, которой сейчас нет, потому что на ее месте появилась автостоянка. Были площадки стадионов, различных университетов и техникумов, относительно удобоваримое покрытие которых позволяло играть на них массе желающим. Был невероятный азарт, мы пропадали там буквально часами, если ни днями. Играли все: от мала до велика. Это было повальным увлечением… Трудно себе представить, чтобы наш 30-ти тысячный стадион в те дни, когда играл “Кайрат” с “Пахтакором”, “Шахтером” или еще какой-нибудь приезжей командой не был забит под завязку, да так что мест свободных не хватало…

Понимаете, это даже не назовешь хобби, это огромный пласт культуры. А что сейчас происходит с этим пластом? Где играть?! В городе элементарно нет площадок. Играть негде! Заметьте, что я не говорю о ХОРОШИХ площадках.

Вот мы ссылаемся на страны, футбольные сборные которых добились и продолжают добиваться впечатляющих успехов. Если вы посещаете любую из них, будь-то Франция, Англия или Нидерланды, то еще на подлете к аэропорту, вы с самолета видите, что их города сплошь усеяны игровыми площадками с изумрудной травой. На них люди просто играют в футбол. И вот из этой массы людей, выкристаллизовываются те, кто сознательно выбирает футбольную стезю. Например, дети, наблюдая за взрослыми, решают связать свою жизнь именно с этим видом спорта. Дальше идет огромный детский пласт футбола. И только потом на нем строится футбол профессиональный. Конечно, это еще и инфраструктура, это еще и большие деньги, но все равно без основы основ в виде массового и детского футбола вы никогда ничего не создадите. Все ваши действия окажутся бессмысленными.

Вновь переходя к делам казахстанским и в частности к тому, как они обстоят у нас в Алматы, мне приходится с грустью констатировать, что ни одного из двух китов, держащих на себе профессиональный футбол здесь и в помине нет. Мы энтузиасты футбола, не можем найти себе подходящего места для игры. Обычно мы собираемся на стадионе “Динамо”, где гоняем мяч на резиновом покрытии, но недавно пошли слухи, что стадион собираются сносить. Когда же я отправился на “Локомотив”, замечательный в прошлом комплекс с тремя футбольными полями, у меня чуть слезы на глаза не навернулись. Сейчас это просто кошмар, а не стадион, жуткая развалина с огородами вместо полей. Повторяю, какие бы Футбольный Союз Казахстана не устраивал турниры, каких бы спонсоров не привлекал, если у нас не появится достаточно мест для игры в футбол, его популяризации и развития, мы так и будем плестись в арьергарде сильных футбольных держав.

Теперь относительно упомянутых Вами сборных Ганы, Кот д Ивуара, Тринидада и Тобаго. Что происходит с футболом в этих странах?! По сути, они проповедовали дворовый футбол, который иностранные наставники тактически подняли на более высокий уровень. К тому же основная часть африканских футболистов прошла обкатку в европейских клубах, привнеся в свои национальные сборные элементы западной прагматичной игры. Если Вы вспомните, как играли ребята из той же Ганы и Кот д Ивуара лет десять тому назад, то с легкостью убедитесь, что они были столь же талантливы, сколь эгоистичны во владении мячом и абсолютно бесшабашны, демонстрируя искренний и одновременно безбашенный футбол.

Таким образом, в мире сейчас развитие футбола идет по нескольким направлениям. Но ведущим из них является одно, назовем его западноевропейским – с большим количеством спортивных площадок, где все ровненько организовано и вложены колоссальные средства в инфраструктуру. Если Вы посмотрите на любой клуб, от “Реала” до “Барселоны”, от “Манчестер Юнайтед” до “Аякса”, то вы обнаружите, что каждый из них лишь верхушка неимоверной пирамиды, в основе которой даже не детские подготовительные группы, а… массовый футбол! Все поля, которыми владеет “Аякс” предоставляются обычным гражданам, как мы с Вами. Болельщики и фанаты устраивают бесконечные турниры между собой на призы этого клуба. Причем, на хороших газонах. И это помимо ажиотажа и в чем-то истерии, которые разжигают Чемпионаты Мира, в противовес прилипанию к телевизору или компьютеру, формирует у людей потребность в здоровом коллективном времяпрепровождении. Отсюда, как я уже сказал, вырастает футбол детский, часть из которого перемещается в профессиональный, откуда выходят новые Зиданы и Зико.

— Евгений Александрович, если говорить о Зиданах, то давайте на минуту представим, что в Казахстане появилась такая “звезда”, по своему таланту, способностям и креативу сопоставимая с лучшими футболистами Европы. И это, даже несмотря на крах, почти всей инфраструктуры, о котором вы сказали. По Вашему, с какими трудностями этот “самородок” может столкнуться помимо острой нехватки хороших полей и дворовых площадок?

— Я глубоко убежден, что талантливый футболист, такой как Зидан или Пеле не может быть несвободным по духу. То есть, одно из ключевых понятий здесь это свобода, внутренняя свобода. Это человек, которого ни школьная, ни государственная система не ставит в некие рамки, не пытается уложить его в прокрустово ложе и обрубить ему все то, что высовывается. Не забивает его, как гвоздь в доску, если он все же где-нибудь высунулся, а дает ему полную свободу и возможность развиваться дальше. При тренерах, которые не вторгаются в природные данные своего подопечного, а позволяют им естественно развиваться, мы, и получаем Зидана, Бекхэма, Пеле и Марадону.

\"ФотоВ этом смысле системы, не только спортивные, но и политические, которые нацелены на то, чтобы создать человеку условия для максимальной самореализации, в состоянии продуцировать талантливых, харизматичных личностей. Но трудно рассчитывать на то, что Зидан появится в Северной Корее. Не появится по определению. Как бы всех не вымуштровать, как бы всех не построить и не поставить перед ними задачи по защите национальных интересов в спорте, ничего путного не выйдет. Есть правда примеры, о которых мне часто напоминают в таких случаях: а как, дескать, быть с советским хоккеем и фигурным катанием? Но при всем моем уважении к советскому хоккею, он все-таки отличается от футбола. Это несколько иная игра, в которой уровень импровизации значительно ниже, чем в футболе. Однако, заметьте, что даже по отношению к хоккейным мастерам в советский период времени часто говорили: “Он “звезда”, поэтому ему многое позволено!”. Другими словами, даже в жестких авторитарных и тоталитарных системах понимали, что такого-то сякого-то нужно немножечко освободить, дать ему больший простор для самореализации и т.д. Фигурное же катание вообще существовало, как отдельный вид спорта…

Что касается опять же футбола, где основной задачей была и остается — не задавить человека строгими установками и правилами, то здесь все гораздо сложнее. Если мы обратим внимание на футбол в Гане, Того, как и в самой Бразилии, то для начинающих футболистов из этих стран занятие им представляет собой элементарный способ выживания и продвижения в жизни. Что характерно и баскетболу в Соединенных Штатах, ведь, как известно 99 % талантливых игроков НБА — афроамериканцы. Это тоже показатель продвижения. Но также это и показатель того, кто больше мотивирован, нацелен на успех и желает высунуться из числа вписанных в систему, где культивируется свобода самореализации…

— Да, но если то о чем Вы говорите (внутренняя несвобода, боязнь высунуться и т.д.) в чем-то справедливо по отношению к казахстанским и российским реалиям, где нет, не то чтобы “звезд”, но и тех игроков, которые бы соответствовали мировому уровню, то, как быть с советским футболом? Ведь можно вспомнить не одно имя, действительно, высококлассных мастеров?

— А давайте мы этих мастеров поставим в соотношение со звездами западноевропейского футбола. Особенно в динамике их развития. Разрыв то очевиден и от раза к разу, он становится все больше и больше. Ну, давайте возьмем такую историческую личность, как Лев Яшин. На тот момент, мы имели только-только очухавшуюся после войны Германию, с тяжелыми проблемами преодоления своего фашистско-тоталитарного прошлого, мы имели пострадавший от нее мир и в целом массу отнюдь недемократических стран. И поэтому, тут было некое выравнивание: не так далеко ушли тогда от нас многие государства. Но они развивались и спустя 50 лет посмотрите, как обогнали они нас, в том числе и по уровню, масштабу спорта номер один. То есть, какое-то время, за счет дисциплины, муштры и относительно предоставленных возможностей какому-нибудь талантливому или гениальному спортсмену находиться на льготных условиях эти таланты в Советском Союзе появлялись. Однако, как только те продолжали двигаться по вертикали, а мы по горизонтали, если не сказать точнее, по наклонной плоскости, эта разница сразу стала увеличиваться.

Сейчас мы переживаем то же самое. Меня до глубины души поразила история, нагляднейший пример наших дней с португальцами Манише и Коштинья, которые абсолютно не заиграли в московском “Динамо”. Птица в неволе-то не поет! В системе такой она просто теряется, для нее утрачивается некая аура. Конечно, назвать Манише суперзвездой футбола нельзя, но то, что он игрок мирового класса это факт. И он вместе с Коштиньей, равным ему футболистом, пропали напрочь в Москве. А как Манише сыграл на этом чемпионате?! Он был одним из лучших в португальской сборной!

Возникает очень серьезный вопрос о микросреде. В какую среду попадает отличный футболист и как он в этой среде моментально превращается в обыкновенного исполнителя, которого из него лепит система выравнивания. Ведь уравниловка продолжает существовать в мозгах. При ней и порождаемой ею же истерии зависти к более или менее выдающимся личностям, лучше не выделяться.

А еще у нас живуч принцип: “Я – начальник, ты – дурак!”, который действует и во взаимоотношениях тренеров с футболистами. Согласитесь, трудно себе представить, чтобы западный наставник принялся бы на матах гонять свою команду, состоящую даже не из “звезд”. Это совершенно иной уровень культуры.

2. “Ни миллионы долларов, ни тренировки до седьмого пота не помогут, если на футболиста смотрят, как на винтик!”

В Казахстане, по сообщениям разных СМИ, остро стоит проблема договорных матчей, “бум” которых российский футбол пережил еще в начале 90-х годов. Но, видимо, наша благодатная почва впитывает все самое худшее от соседей. Однако, и западноевропейцы здесь не исключение. Многим памятна история с марсельским “Олимпиком”, а теперь даже ведущие клубы итальянской серии “А” рискуют поплатиться за “грязный” футбол. Вопрос только в том, почему у них подобные обстоятельства не слишком-то сказываются на силе и потенциале команд, а у нас окончательно добивают игру, разъедая спорт изнутри?

— Видите ли, футбол не может существовать вне общего контекста. Если вы имеете рыночную экономику, не основанную на принципах и правилах, на законе и на строгом следовании всех неким базовым представлениям о том, что такое хорошо и что такое плохо, если большинство проблем в стране решается кулуарно, за закрытыми дверьми, то почему в футболе все должно быть наоборот. Нет, все будет именно так, как и везде.

К тому же, отметим для себя и такое немаловажное явление, как-то, что заказные матчи никого в Казахстане не удивляют и не шокируют. Это как с дачей взяток: давать и брать взятки у нас в порядке вещей, воспринимается абсолютно нормально.

А вот Италия шокирована тем, что произошло. Но давайте говорить об Италии, как о стране, в которой уже несколько десятилетий на самом высоком уровне борются с мафией, пронизавшей все элементы государственной структуры власти. Исходя из этого, итальянский пример может показаться не таким уж сенсационным.

Другое дело, Марсель. Хотя Бернар Тапи, который принимал участие во всей этой истории с “Олимпиком”, скорее всего, соблазнился открывающимися возможностями большого бизнеса. Известен же скандал с американской компанией “Энрон”, которая путем предоставления недостоверной информации о своем финансовом состоянии, зарабатывала большие деньги! Сейчас там осудили практически все ее руководство. Или ситуация с “Хюндай” в Южной Корее.

То есть, там, где присутствует крупный бизнес, где есть великие соблазны, даже на таком высоком уровне, в таких странах могут оказываться нечистые на руку люди. И футбол здесь опять-таки не исключение.

Но надо понимать, что для тамошнего общества это ВНЕ ПРАВИЛ. Это не система, на которой оно построено, а исключительные, из ряда вон выходящие случаи. Потому они и не влияют, как в ситуации с марсельским клубом или итальянскими командами — “Ювентусом”, “Миланом”, “Лацио” и “Фиорентиной”, которым, как я слышал недавно, прокурор Италии пригрозил отправкой в низшие дивизионы, на качество игры в футбол. Даже если лучшие футбольные клубы Аппенинского полуострова окажутся где-нибудь вдали от серии “А”, это не обернется крахом для всего итальянского футбола. Безусловно, по нему будет нанесен серьезный удар, но этот удар не сможет разрушить годами правильно выковывавшуюся систему.

Немаловажно и то, что в развитых странах с высоким уровнем футбола в принципе возможны прецеденты, когда наказывают авторитетов, тогда как у нас они в принципе невозможны. Ну не представляю я, чтобы наш “Кайрат”, например, понес какую-либо ответственность, допустим, за участие в договорных матчах. Дело то в чем?! А в том, что если факт заказных игр не получает широкой огласки, общественного осуждения и, как следствие, их участники не несут какой-либо ответственности, значит, зло не изживается, а продолжает существовать и разрушать все вокруг себя. Если же, с темными делишками борются, постоянно выводя их на чистую воду, невзирая на имена и титулы провинившихся, тогда и климат становится совершенно другим. Такой климат предполагает созидание и работу над ошибками, развитие и повышение общего уровня игры.

\"Фото— А может все неудачи нашего футбола происходят вовсе не от отсутствия какой-то осмысленной политики в области спорта или декларативной работы ФСК, как принято считать, а имеют менее явные причины. Вот Вы заговорили об их и наших нравах. А ведь у нас не только договорные матчи никого не шокируют, у нас и убийства видных политиков мало кого трогают. Не говоря уже о бесконечных поражениях национальной сборной в важных матчах, которые где-нибудь за рубежом обязательно восприняли бы, как трагедию государственного масштаба. Может, действительно, этот казахстанский пофигизм играет такую большую роль?

— Вы знаете, существует термин, который мы достаточно часто используем, призывая к построению того, о чем он нам говорит. Я подразумеваю гражданское общество. Когда меня спрашивают, на каком этапе развития находится оно в Казахстане, я всегда отвечаю: общество то у нас есть, а вот гражданского, к сожалению, пока не видно. Нет, граждане у нас тоже есть, но парадокс заключается в том, что наличие у них определенных интересов или неудовлетворенности установленным порядком вещей абсолютно не ретранслируется в действие. Они никак не конвертируются в позицию или попытку влияния, даже в постановку вопроса: почему так происходит и кто за это несет ответственность? Поэтому и общество у нас любое, какое хотите, но только не гражданское. А если его нет, причем по более значительным вопросам, таким как независимое правосудие, свобода слова, экономические и политические права, образование и т.д., то, конечно, его не будет и по вопросам футбола. Спорт ведь не может вырваться, забежать вперед “телеги”.

Кого, скажите на милость, кроме небольшого количества энтузиастов волнует, как играет казахстанская сборная?! Тогда как для многих совсем маленьких государств огромное значение имеет уже то, что их футболисты вообще выступают хоть где-то. Наша же страна далеко не маленькая, с впечатляющим экономическим потенциалом и политическими претензиями. Но почему нет реакции подобной той, что исходит от народов более скромных государств? Почему нет аналогичного желания болеть за свою команду?

Большой футбол это всегда большая политика. Особенно для властей. Гляньте: на каждом матче Чемпионата мира обязательно присутствуют первые или, по крайней мере, вторые лица разных стран-участниц мундиаля…

А госсекретарь США Кондолиза Райс выразила даже свое неудовольствие по поводу игры американской сборной…

— Вот именно. То есть, присутствует какая-то реакция и со стороны властей. Разумеется, г-жа Райс выразила свое неудовольствие не потому что она является пламенным болельщиком игры soccer, а потому что она руководствовалась несложной политической логикой, хорошо понимая, что ей нужно как-то отвечать общественному мнению.

Кстати, общественное мнение играет во всем этом чрезвычайно важную роль. До тех пор пока оно ничего не будет значить для политиков и государственных чиновников, о высоких материях придется забыть. Я с интересом наблюдал за кампанией против поправок министра культуры и информации, которые были одобрены Парламентом и подписаны главой государства. И был совершенно потрясен тем, что все журналистские коллективы было “против”, все медийное сообщество говорило “нет!”, а министру информации — хоть бы хны! Мало того, Парламенту, избранному народом – до лампочки! Трудно себе представить такой Парламент еще где-нибудь и таких депутатов, которые бы не думали о своем политическом будущем, голосуя за то, что подвергает серьезной обструкции практически все общество. Напрашивается только один вывод: политическое будущее конкретного парламентария никоим образом не зависит от общественного мнения. А метод выбранный властью для взаимодействия с обществом прост, как три копейки: переламывание через колено. Или: “Я – начальник, ты – дурак!”.

В ситуации, когда верхи “чихают” на общественное мнение, низы, не видя в нем особой пользы, просто перестают его высказывать. Затем перестают что-то делать. Приходить на митинги в поддержку свободы слова, например…

— Правильно ли я понял, что и с футболом у нас то же самое. Общественное недовольство если и существует, то до поры до времени, пока само не отмирает за ненадобностью?

— Совершенно верно. В условиях, когда общественное мнение не нужно, его не хотят слышать и с ним считаться, оно самоликвидируется. Футбол, как и свобода слова – замечательные примеры. Попробуйте-ка, соберите сейчас в Алматы группу любителей этого вида спорта. Хотя я вряд ли ошибусь, если предположу, что Вы столкнетесь с одинаковыми проблемами в любом городе Казахстана. А проблемы начнутся сразу же, еще на первом этапе, как только Вы сколотите группу, допустим, из нескольких сотен, или тысячи человек. Поднимется вой: “Дайте нам поле для игры!”. А где его взять?! Кто его даст?! Вы обратитесь с просьбой в местные органы власти?!

Или захотите Вы, к примеру, чтобы Ваши дети полноценно развивались, чтобы вместо потери времени за компьютерными играми, они бегали по дворовой площадке. Ведь таким образом Вы достигаете занятости ребят, снижения уровня подростковой преступности, коллективизма. Так как футбол это один из ярких примеров взаимодействия людей, когда ты учишься играть в команде, не быть только индивидуалистом, получаешь навыки межличностного общения. Это ж превосходный воспитательный пласт! И где он??? Точно так же, как с поправками о СМИ, общественное мнение никого не колышет. Вместо спортивных площадок в городе, как назло продолжают строиться 5-звездочные гостиницы.

Увы, привычка не учитывать общественное мнение въелась в нашу жизнь. А в той стране, где его не учитывают, никогда не будет ни патриотизма, ни гражданского общества. Человек всегда, по любому вопросу: касающихся ли свободы слова поправок или выступления национальной сборной по футболу, будет чувствовать себя отделенным от государства. Он, конечно, будет патриотом, но лишь патриотом земли, где родился. Но никак не государства. Потому как, если государство мое мнение не интересует, значит, это государство не интересует меня. Да и как с точки зрения морали государство может что-то требовать от меня, если оно постоянно чихает на мое мнение?

\"Фото— Хорошо, ну а все-таки, от чего еще может зависеть слабенькая игра казахстанских футболистов? Как известно, Саудовская Аравия, чьи игроки всякий раз приезжают с чемпионатов мира, несолоно хлебавши, объективно являясь самыми “проходными”, славится своим религиозным фундаментализмом. Может их, психологически зажимает общественное мнение Аравии, строго воспрещающее им бурно праздновать забитые мячи, отдавая при этом дань Аллаху. Осудил же подобные действия Союз мусульман Казахстана?

— Эффективность принуждения имеет свои пределы. Да, на определенном уровне этим методом можно добиться определенных результатов. Но их потолок будет очень не высок. Дальше же принуждение совсем не работает. Рабство, как Вы помните, было не лучшей производительной силой и отмерло. Феодализм постигла та же участь. Так мы двигались и постепенно пришли к рыночной экономике. То есть, к свободной конкуренции, к понятию свободы.

Если провести здесь, пусть и не очень корректное сравнение с футболом, то и в нем принуждение имеет свой четкий предел. Неужели Вы думаете, что северокорейские футболисты или игроки той же Саудовской Аравии тренируются меньше своих коллег из французской сборной. Возможно, что больше! Неужели Вы думаете, что все разрабатывается до последнего пунктика, что они все с утра до ночи погружены в премудрости футбола. А в итоге: ни фига!

…Кто лучший в сборной Саудовской Аравии? Те, кто играет в западных клубах! Западные легионеры! Мне могут возразить, сказав, что это изначально талантливые ребята. Однако, где сейчас те “изначально талантливые ребята”, которые остались в свое время в Саудовской Аравии?!

Денег вкладывается немерено: кто упрекнет нефтяную монархию в бедности?! Даже нынешний бразильский наставник Карлос Альберто Парейра успел потренировать саудовских футболистов в 1998 году. Таким образом, за высококлассными специалистами тоже не заржавеет. Но в сухом остатке мы имеем только пшик!

Посему, я на сто процентов уверен, что степень человеческой свободы, уровень понимания этой свободы, признание за человеком индивидуальности, ее продвижение и раскрытие, если хотите, культ индивидуума, способствует появлению на свет гениальных и самобытных спортсменов…

Продолжение следует…

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...