Парадоксы Всемирной Сети

Милтон Мюллер\\Milton L. Mueller, профессор и руководитель факультета Телекоммуникаций и Сетевого Менеджмента Школы Информационных Исследований Университета Сиракуз\\School of Information Studies at Syracuse University. Автор книги \»Правление Интернетом и Укрощение Киберпространства\»\\Ruling the Root: Internet Governance and the Taming of Cyberspace (была издана в 2002 году), которая послужила поводом для начала научной дискуссии о проблеме управления Интернетом.

Вопрос: Кто реально контролирует Интернет?

Мюллер: Уникальная система контроля — одна из особенностей Интернета. Существует коалиция частных сетей и людей, которые связаны друг с другом с помощью протоколов передачи информации. Поэтому нельзя сказать, что кто-то один имеет контроль над Интернетом. Зато, естественно, существуют \»блоки\» и \»центры\» власти, как и в любой другой среде. На мой взгляд, непропорционально большое влияние имеют интернет-провайдеры. Может быть, некоторые критические аспекты в деятельности Всемирной Сети контролируются американским правительством.

Вопрос: Как Вы оцениваете роль ICANN? (некоммерческая организация Интернет-Корпорация Присвоения Имен и Номеров\\Internet Corporation for Assigned Names and Numbers (ICANN ). Многие считают, что в наибольшой степени Всемирная Сеть управляется именно этой структурой, созданной по инициативе Администрации США в 1998 году — Washington ProFile).

Мюллер: ICANN был интересной институциональной новацией. Изначально это была попытка создать международный режим регуляции неких аспектов деятельности Интернета, который бы обходил традиционные международные организации. Для этого нужно было опереться на одностороннюю инициативу правительства США. Однако Вашингтон пытался передать власть в руки частному сектору. Получается, что изначально революционная попытка удалить государство от контроля над этим процессом привела к противоположным результатам — американское правительство приобрело полную власть над ICANN. 

Как бы я оценил деятельность ICANN? — Сложно сказать. Впечатления смешанные и, на самом деле, эта структура сделала не так уж много. Она смогла разрешить споры вокруг получения доменных имен и создать индустрию продажи этих имен. Однако она не смогла добавить новые доменные имена первого уровня и даже не создала соответствующей процедуры. Руководство ICANN оказалось не в состоянии решить проблему интернационализации доменного пространства. Кроме того, их работу усложняло явно пристрастное отношение к таким вопросам, как соблюдение авторских прав. 

Вопрос: Часто предлагается превратить ICANN в международную регулирующую структуру…

Мюллер: Деятельность ICANN должна подвергаться более тщательному надзору. Необходимо отходить от одностороннего политического надзора, который проводится правительством США.  Однако не стоит переводить ICANN под юрисдикцию какой-то международной организации.  Правительства не способны эффективно следить за технологиями Интернета и также не способны регулировать его. Правительства всегда проводят свою политику, преследуя какие-то свои интересы. Когда собираются представители 20-30-ти государств в одной комнате, то очень редко они способны принять какие-то конкретные решения. Если для развития Интернета понадобится производить значительные перемены, которые могут противоречить интересам заинтересованных кругов, то государства не разрешат сделать этого. Чтобы интернационализировать ICANN, нужно уменьшить влияние властей США и больше опираться на частный сектор и на гражданское общество. 

Вопрос: В Интернете действуют преступники, террористы, хакеры, спамеры и т.п., но отсутствует полиция. Необходима ли некая централизованная структура, которая бы обеспечивала безопасность Интернета?

Мюллер: Интернетом, как и всеми другими системами передачи данных или транспорта, пользуются террористы. Террористы ездят на автобусах и в метро. Телефонами они пользуются также часто, если не чаще, чем Интернетом. Я не выступаю за создание централизованного надзора. Однако нужно сделать так, чтобы криминальные элементы не могли пользоваться пробелами в юрисдикциях и безнаказанно совершать преступления. Государства должны договориться о правилах действий в этой сфере. А идея создания централизованной интернет-полиции вызывает у меня ужас. Авторитарные правительства — к их числу, кстати, я бы отнес и нынешние администрации России и США — придерживаются \»идеологии контроля\», которая может угрожать личной свободе пользователей Всемирной Сети.

Вопрос: Аналогичные проблемы возникают и в сфере свободы слова. В Интернете циркулирует огромное количество ложной информации, часто порочащей конкретных людей, организации или страны. В Интернете существуют многочисленные сайты, призывающие к ненависти, порно-сайты и пр. Кто-нибудь должен нести ответственность за цензурирование Всемирной Сети?

Мюллер: Я сторонник свободного Интернета. Я понимаю людей, которые бы хотели блокировать доступ своих компьютеров и компьютеров своих детей к нежелательным интернет-страницам. Я сам заинтересован в разработке лучших систем самоцензуры. Однако я не согласен с людьми, пытающимся убрать все слова или выражения, которые им не по вкусу.

Здесь опять возникает проблема конфликта юрисдикций. Разные правительства по-разному подходят к этому вопросу. Например, то, что в Европе считается \»подстрекательской речью\» может быть совершенно легальным и допустимым в США. Отсутствует согласие о том, как стоит регулировать этот процесс на глобальном уровне. Поэтому лучший способ — помогать людям приспосабливать Интернет к их личным потребностям и, в то же время, разрешать все. 

Конечно, существует несколько исключений из этого правила. Например, все страны мира согласны с тем, что детская порнография — абсолютно незаконна. Заметьте, что в борьбе с этим злом заметны некоторые успехи.

Вопрос: У Интернета множество достоинств. Есть ли у него недостатки?

Мюллер: Хочу подчеркнуть, что я человек пристрастный. Я считаю, что положительные последствия, возникающие в результате распространения Интернета, намного \»перевешивают\» отрицательные. 

Всемирная Сеть позволяет крайне небольшим группам объединяться и чувствовать себя менее изолированными. В большинстве случаев, это замечательное явление — например, если меньшинства, живущие в одной стране, контактируют и обмениваются опытом с этническими меньшинствами других стран. Я также говорю и о людях со специфическими культурными наклонностями — если речь идет о людях, интересующихся музыкой 14 века, то в этом нет ничего опасного. Однако ситуации, когда люди объединяются на базе странных сексуальных пристрастий, можно оценить менее положительно. 

Я затрудняюсь перечислить негативные явления, связанные с Интернетом, которые не имеют аналогов в других сферах жизни. Может, у Вас есть какой-то пример?

Вопрос: Ныне часто говорят о феномене \»интернет-зависимости\»?

Мюллер: Во-первых, многие страны мира почти совсем не имеют доступа к Сети. У многих жителей Земли нет персональных компьютеров. Многие люди пользуются Интернетом довольно редко, например, только проверяют электронную почту. Человеческое общество еще долго не будет зависеть от Интернета. 

Конечно, возник целый слой молодежи, который живет виртуальной жизнью. Эти молодые люди целиком погружены в онлайн-сообщества — в этом нет ничего настоящего, подобным образом они избегают реальных проблем. Но это единственная форма зависимости от Интернета, которая мне кажется негативной. 

Я считаю, что Интернет должен \»улучшаться\», а не \»уменьшаться\». Я имею в виду технологию связи и передачи информации — люди крайне заинтересованы в нахождении нужной информации в нужном месте и в нужное время. Поэтому Интернет стал доступен для владельцев сотовых телефонов, которые в будущем, например, с помощью Сети смогут найти ресторан японской кухни в совершенно незнакомом городе или районе. В целом, я очень оптимистично отношусь к Интернету.

Вопрос: Возникает некий парадокс: с одной стороны, пользователям Интернета труднее врать или воровать чужую информацию, а с другой, Интернет предоставляет максимальный уровень анонимности для пользователей. На Ваш взгляд, каким образом Интернет влияет на честность и открытость человеческого общества?

Мюллер: Ваш вопрос затрагивает проблему аутентификации — это один из наиболее серьезных недостатков Интернета. Все прекрасно знакомы с проблемами спама, \»краж личности\» и воровства компьютерных паролей, интернет-ограблений банков и пр. Но это совсем не означает, что люди стали менее честными. Человеческая натура со временем не меняется.  Люди просто пользуются новыми возможностями и технологиями. Во Всемирной Сети люди могут легко отмежеваться от своей настоящей личности, мужчины притворяются женщинами, они придумывают себе новые биографии и профессии… Это становится серьезной проблемой, когда преступники или просто жадные люди злоупотребляют подобными возможностями.   

Борьба между врунами и мошенниками и людьми, пытающимися их остановить, ведется постоянно. Банки создают более сложные системы безопасности, значительные усилия в этой сфере прикладывают органы правопорядка. Проблема спама обсуждается на международном уровне — даже на уровне ООН. Лично я бы не сказал, что в последние годы количество спама уменьшилось. Однако если раньше, подобные письма рассылались из США и писались на английском языке, то сейчас большая часть спама написана на китайском и, в меньшей степени, на русском. Происходит \»глобализация\» спама — это невероятно интересный феномен. 

Вопрос: Интернет вторгается в иные сферы жизни — появились интернет-телефония, интернет-ТВ, интернет-игры и пр. Есть теория, что рано или поздно это может привести к фатальной \»перегрузке\» Всемирной Сети…

Мюллер: О том, что произойдет перегрузка Интернета, говорят уже лет десять. С тех пор, как Всемирная сеть стала коммерческой, люди начали беспокоиться об этом. Совершенная правда, что интернет-телевидение и скачивание музыки увеличивают потребности в пропускных способностях сетей. Однако технологические возможности обеспечения более высоких скоростей коммуникаций также растут — согласно \»закону Мура\», они удваиваются каждые 18-24 месяца.

Интернет развивается. Открываются новые рынки. Бизнесмены всегда найдут способы взимания платы с пользователей для обеспечения финансирования экспансии новых технологий и инфраструктуры, если, конечно, эта экспансия отвечает потребностям пользователей.

Внезапный крах Интернета маловероятен. Это обусловлено его децентрализованной структурой. Ныне многие игроки пытаются применять новые технологии и вести новую политику, в ряде случаев это приводит к проблемам. Однако если бы Интернетом управляло одно правительство, то последствия неудачных экспериментов были бы разрушительными.

Вопрос: Когда Интернет был создан, он воспринимался как невероятное открытие — сопоставимое по важности с изобретением телеграфа или телефона. Однако рано или поздно Интернет превратится в анахронизм. Что может придти ему на смену?

Мюллер: Это будет что-то совсем неожиданное, о чем современные люди совсем не задумываются. Но это порождает один из самых интересных вопросов нашего времени. Интернет буквально \»подкрался\» к человеческому обществу. Он появился и изначально развивался вне поле видимости широкой общественности. Интернет вырос за пределами зон контроля традиционных институтов власти, и поэтому он стал таким революционным явлением.  Только сейчас мы начали задумываться о том, как его регулировать. Сейчас мы пытаемся создать институты, законодательные механизмы и правила, которые основаны на ряде предположений, связанных с нашим пониманием Интернета. 

Но где-то, когда-то, кто-то разработает технологию, которая перевернет все эти предположения вверх дном, и это будет похоже на ту ситуацию, которая возникла в Интернете 15-20 лет назад. Может быть, в будущем эти новаторы почувствуют себя связанными теми правилами, которые устанавливаются сегодня. А может, эта новая технология окажется до такой степени оригинальной, что она пойдет путем Интернета и легко обойдет все регулирующие механизмы. Пока мы поймем, что произошло, она станет использоваться повсеместно…

Национальный Фонд Науки США заявляет, что нужен \»новый Интернет\» и выделяет деньги на его разработку. В этом проекте участвуют те же самые люди, которые разрабатывали \»старый Интернет\». Однако я уверен, что плод их труда не станет новым инновационным этапом, о котором я говорил. \»Новый\» в их понимании Интернет, на самом деле не заменит \»старый\». Но обязательно появится нечто неожиданное — оно может родиться в Китае, в России или Индии… Однако я точно знаю, что эта технология не придет из США или из любого другого места, где готовят рождение \»нового Интернета\».

Washington ProFile

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...