Шанырак – это новый 86-ой год!

Хроника дня

Как и сообщалось в наших статьях, еще во вторник Шанырак начал готовиться к предстоящему штурму и на примере Бакая не поддался на удочку уговоров и дезинформации. Инициативная группа имела уже изначально сведения о том, что снос, скорее всего, произойдет с четверга на пятницу. Готовились баррикады, жглись костры, запасались бутылками и бензином. К вечеру 13 июля в Шанырак стали приезжать активисты “Жер-Ана”, “Защитим свой Дом”, незарегистрированной партии “Алга” и Социалистического Сопротивления.

И точно прогноз не подвел. Ровно через неделю после массового сноса в Бакае, в 4.30 утра с рассветом в район лога появились пожарные машины, которые были шаныракцами закиданы камнями и бутылками с зажигательной смесью. Полицейские уже в это время перекрыли все дальние подъезды к самому району боевых действий.

Уже в шесть утра была произведена первая атака на Бакай с участием отряда в 60 опоновцев, которая успешно была отражена защитниками домов. Камни и бутылки с бензином точно попадали в цель, а трое опоновцев на глазах у толпы загорелись. Одного из нападавших дружинники повалили на землю, скрутили и оттащили в глубь лога и под усиленной охраной поместили в одну из землянок в качестве заложника.

Полицейский штаб по подавлению повстанцев расположившийся в соседней школе дал приказ приостановить штурм, а активисты, из местных жильцов вступив в переговоры с чинами в погонах, потребовали первоначально обменять захваченного пленного на арестованных 6 июля и помещенных в ИВС ГУВД двух бакайцев — Томпакова Ильяса и Мукажанова Нурхата. Однако затем в среде руководителей общественных организаций появились расхождения по дальнейшей судьбе заложника, и Маржан Аспандиярова настояла на выдачи пленного с условием прекращения осады и снятия полицейских кордонов.

Несмотря на то, что полицейский был освобожден к 8-ми часам, условие со стороны полиции выполнено не было, и в 9.35 начался новый, второй по счету штурм лога, с двух сторон усиленными отрядами ОПОНа в составе не менее 500 человек. Полностью экипированные, в черных касках, со щитами, вооруженные дубинками и ружьями с резиновыми пулями, в сопровождении пожарных машин, на крышах которых восседали пожарные с брандспойтами, облаченные в дополнительную защитную форму и также со щитами – вся эта армада, стуча по щитам, двинулась на встречу сотен молодых парней и девушек.

Но никакого устрашающего действия это на защитников не произвело. Более того, люди стойко минут десять не отходили от своих позиций и закидывали “черепахи” из щитов булыжниками, палками и бутылками с бензином. В оборонительном секторе расположенном рядом с мечетью, наоборот сплоченные группы общей численностью в 300 человек буквально сразу перешли в наступление и не только отогнали и рассеяли опоновцев захватив массу трофеев в виде касок, дубинок, щитов, но и зажгли пожарную машину. Сами пожарники резонно ретировались. Запылали также полицейский УАЗ и автомашина с номерами властных органов.

Со стороны же школы, то есть с возвышенности, опоновцы попытались все же врезаться в толпу и оттеснить протестующих в глубь лога. В ход пошли шумовые гранаты и резиновые пули. Но, отойдя метров на 80, отряды самообороны сгруппировались и с боевым кличем “Алга” отбросили полицию обратно, и даже отогнали еще метров на 200-300. Пожарники попытавшиеся было использовать свои брандспойты, не справились, и шланги, выпавшие из их рук, под давлением самопроизвольно стали поливать своих же. В горячке боя запылали новые костры и вспышки от коктейлей Молотова, а все пространство было заполнено дымом, а над батальным полем и баррикадами гордо реял красный транспарант Соц.Сопра – “Жер Халыктiкi!”.

Причем кидали камни и бутылки кроме молодых парней с платками и самодельными масками на лицах (чтобы не зафиксировали личности на гувдэшные видеокамеры) все. Сам, будучи в первых рядах повстанцев наблюдал картину как юные девушки с яростью закидывали булыжниками полицейских и даже дрались палками и ногами с вооруженными до зубов собровцами, а дети из рогаток точно попадали в лица атакующих. Старушки подтаскивали к позициям новые “боеприпасы” и воду.

Жестокое противостояние во время второго штурма к 10.15 полностью закончилось в пользу оборонявшихся. Более того, было захвачено кроме многочисленных трофеев также трое опоновцев в полной экипировке. Начали сооружаться новые баррикады из строительных блоков и мусора и складываться кучи камней.

Правда, потом произошла неоправданная трагедия характерная для жестокого военного противостояния непримиримых сторон. Молодые парни в платках на лицах в отместку за избитых и расстрелянных сотоварищей вывели опоновца, с которого сняли предварительно все “латы” и каску, вывели в 10.35 на нейтральную полосу и подожгли на нем форму.

Причем первым кто бросился на помощь полицейскому, и стал сбивать огонь, был Арон Атабек, который через несколько минут сам получил рассекающий удар по голове дубинкой и упал на асфальт. Ринувшиеся было в контратаку отряды МВД лишь добрались до своего сослуживца, но дальше идти побоялись и снова отхлынули. В этот раз полицейские и их сотрудники в штатском сами стали закидывать протестующих камнями, но как-то вяло. Зато вошедшие в азарт молодые парни кинулись вперед и стали с двойной энергией избивать сотрудников правопорядка.

На этом и третья атака завершилась полным провалом. Думаю, что надо сразу ответить на возможные обвинения защитников Шанырака в бесчеловечности и жестокости. Я сам видел избитых подростков, женщин, стариков, которых нещадно топтали и рубили дубинками. Зато повстанцы (именно повстанцы, перешедшие в состояние войны с государством) проявили дважды понимание и гуманность, отдав двух заложников без всяких условий, пропустив медиков и оказав пленным первую помощь. Полицейские же чины постоянно виляли, откровенно обманывали и вероломно нападали. По словам, одного из правозащитников побывавших в штабе МВД по сносу Шанырака в здании близлежащей школы, “приехавший представитель от власти даже укорял и разносил самих полицейских за чрезмерную мягкотелость к зачинщикам!”.

Разъяренные женщины кричали мне, что “полицейские убили человека в Баян-Ауле, нещадно избивали подростков и стариков, снесли кров бакайцев, вышвырнув их в степь и арестовали двух парней, а мы должны сложа руки ждать своей участи?”. По всему было видно, что шаныракцы не отступят и не сдадутся. У оборонявшихся были, правда, тоже потери. На 12 часов в руках полицейских оказалось шесть дружинников из Шанырака. Вот только несколько фамилий из них: Жаксылыков Серик, Хакимов Кайсар, Туяков Рустем, Нурсултанов Тумархан. И еще несколько десятков раненных, которые не поддаются подсчету.

Причем свои требования и недовольство они облекали в четкие политические формы, требуя отставки Имангали Тасмагамбетова и высказывая недоверие президенту, который по их словам не оправдал их надежды. На повестке дня откровенно социальная вражда к представителям власти и крупных корпораций положивших глаз на негодные ранее земли.

К 11.30 подъехали представители правозащитных организаций: от “Казахстанского Международного бюро по правам человека” Евгений Жовтис и от “Хартии по правам человека” Жемис Турмагамбетова. Евгений Жовтис перед средствами массовой информации осудил данные действия властей города Алматы и высказал мнение о необходимости полного прекращения сноса и силовых действий. По его словам, он звонил в администрацию президента в Астану и потребовал соответствующих объяснений по этому поводу.

Жемис Турмагамбетова совместно с группой юристов от “Алги” и руководителем движения “Жер-Ана” Салимом Оразалиновым приступили к новым переговорам с акимом Ауэзовского района Владимиром Устюговым, с судебными исполнителями и с полицейскими чинами. К 14 часам было договорено, что последнего оставшегося заложника обменяют на постановление судоисполнителей о приостановке сноса. Однако постановление никого не удовлетворило.

К этому времени в Шанырак стали прибывать новые группы людей из Бакая, Айгерима, Ужета и других пригородных районов и активисты общественных организаций. И если с утра максимальное число защитников достигало 800 человек, то к обеду их перевалило далеко за тысячу и это еще не предел. И люди настроены однозначно и окончательно решить свою проблему, а не ждать нового веления властей.

Толпа с яростью отвергла данную бумагу судоисполнителей, где не было точных сроков приостановки сноса, и в свою очередь потребовала явку на место событий самого Тасмагамбетова.

По последним сообщениям на 17.45 из слов Салима Оразалинова стало известно, что последний заложник из числа захваченных опоновцев отпущен, а руководящий силами полиции генерал-майор Оразалиев Молдияр дал гарантию, что они не явятся в Шанырак до нового решения суда по этому вопросу. Более того, оказывается, готовилась войсковая операция, но она также отменена. Жемис Тумагамбетова, побывавшая на приеме у Имангали Тасмагамбетова позвонила активистам повстанцев и сообщила, что с понедельника их представителей включают в специальную комиссию по легализации участков и все вопросы Шанырака будут туда включены для дальнейшего разбирательства.

И хотя достигнуто временное перемирие и, казалось бы, шаныракцы добились своего, дело на этом не остановится. По всему видно, что произошел качественный перелом в сознании больших слоев жителей пригородных микрорайонов, и конфликт будет углубляться и расширяться, захватывая все новых и новых участников. Причем преодолен барьер боязни полиции и СОБРа и ненависть к властям города сейчас столь велика, что люди готовы на жесткие действия. Причем ярость сейчас ассоциируется со всем государством и господствующими классами. На лицо элементы гражданской войны и восстания. Еще не было со времен 86-го года таких массовых столкновений в Казахстане, но на данный момент это четко социальная борьба, которая будет развиваться.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...