Ермухамет Ертысбаев как рупор казахстанского авторитаризма

…По профессии я — усилитель

Я страдал, но усиливал ложь…

(В.Высоцкий)

Сергей ДУВАНОВ

Ермухамет Ертысбаев — человек публичный. Он любит высказываться, любит быть услышанным. Любит, чтобы о нем говорили. И это нормально для политика знающего себе цену. Часто он позволяет себе некоторые вольности: сделать резкое заявление, неординарно высказаться, пооткровенничать на грани фола. Многим это кажется непростительной для политика дерзостью или даже глупостью. Но Ермухамет Кабидинович не так прост, он все хорошо просчитывает, и практически всегда его поступки оказываются в русле политики Назарбаева. В этом смысле можно сказать, что у Назарбаева на уме, то у Ертысбаева на языке.

На самом деле он очень хорошо держит нос по ветру и быстро реагирует на любые изменения на властном олимпе, а все остальное — это вопрос техники. Точнее сказать — вопрос искусства обосновать нужное в данный момент Назарбаеву, образ которого для Ертысбаева прочно сросся с понятием государственности. Нужно признать, что в этом искусстве ему сегодня нет равных.

По большому счету то, чем занимается Ертысбаев на протяжении последних лет, называется апологетикой власти. Соответственно сам Ермухамет Кабидинович является апологетом этой власти, и имеет на этом поприще большие заслуги. По большому счету он давно уже заслужил портфель министра апологетики. Однако в силу отсутствия оного получил пост министра пропаганды, что, по большому счету, одно и то же.

Боевое крещение он получил при “наведении порядка” на телеканалах, находящихся под контролем Назарбаевой и Алиева. В ходе атаки на эти СМИ, наконец-то было официально признано, что в руках дочери президента “гигантская медиаимперия, объединяющая электронные и печатные СМИ”. За такие слова еще недавно журналистов таскали в суды. Сегодня уже можно.

Другое откровение от Ермухана – это то, что “правители этой империи стремятся к власти”. Здесь опять можно сказать ему спасибо, за то, что министр впервые озвучил публично то, что опять же говорили с оглядкой. И последнее самое сенсационное заявление – министр информации РК публично заявил, что дочь президента и ее муж представляют угрозу национальной безопасности. Понятно, что по своей идеологической зашоренности г-н Ертысбаев опять перепутал национальную безопасность с угрозой личной власти Назарбаева. Но в любом случае актуальность обвинения не снимается.

Так сложилось, что в эпоху первоначального накопления капитала каждый приватизировал то что мог, или то, к чему душа лежала. Кто-то сахар, кто-то нефть, кто-то медь, а кто-то СМИ. Это у нас не возбранялось – прибирай к рукам и владей в свое удовольствие. Условие одно — не ссорься с Хозяином. После убийства Сарсенбаева с помощниками, втянутые в информационную войну Алиев и Назарбаева вынуждены были устроить слив информации через свои СМИ. Это серьезно осложнило ситуацию для власти в целом: общество узнало о причастности к убийству КНБ и отдельных высокопоставленных госчиновников. Кроме того, стало очевидным, что за убийством оппозиционного лидера стоит человек из самого ближайшего окружения Президента. Такое не прощается. Наказать (или попугать) провинившихся родственников было поручено новому министру информации.

Тот подошел к этому делу со всей серьезностью, подведя под карательную акцию серьезную политическую базу. Дескать, государство не контролирует информационное поле и поэтому срочно нужно навести порядок и вернуть государственный контроль над СМИ, которые оказались в руках дочери Президента.

В данном случае принципиально то, что г-н Ертысбаев наряду с демагогичными заявлениями о возврате госконтроля над СМИ, озвучил и саму проблему. А проблема то, не в государственных интересах, а в том, что дочь президента отбилась от рук и ее нужно вернуть назад в Семью. Кстати, эта задача уже решена: дочь приведена к покорности, ее партия ликвидирована, влияние ее людей в указанном медиа-холдинге сведено до минимума.

Нужно сказать, что идеологическая напористость и интеллектуальная импульсивность Ертысбаева довольно часто выдает то, о чем он думает. И чтобы увидеть это, нужно просто внимательно читать его материалы. В том, что это так, можно убедиться на примере другой атаки предпринятой новым министром против СМИ. Разговор идет о поправках в “Закон о СМИ”

Смотрим “Пояснительную записку” к проекту Закона Республики Казахстан подготовленную командой г-на Ертысбаева в парламент страны. Именно она содержит обоснование необходимости предложенных поправок. Знакомство с этим документом способно рассказать многое.

Первая причина необходимости изменения законодательства, по мнению автора поправок – это то, что “страна, пройдя первый самый сложный этап модернизации, вступила в качественно новый этап развития” и “это, безусловно, повышает требования ко всем сегментам гражданского общества” в том числе и к СМИ. Следите за логикой: пока было трудно работа СМИ удовлетворяла, но теперь, когда стало полегче, понадобились поправки в Закон. С какой стати? Если налицо экономические успехи, набран запас политической прочности, если гражданское общество стабилизировалось и мы даже замахнулись на председательство в ОБСЕ, то с чего бы вдруг это повышает требования к СМИ? Это что за логика такая? Из сказанного вытекает совершенно обратное: если пройден “первый самый сложный этап”, то надо упрощать процедуры регистрации СМИ, снимать ранее принятые запреты и ограничения. Где обещанные с высоких трибун шаги к демократизации и либерализации деятельности СМИ, которые будут предприняты по мере решения экономических проблем?

Видимо, почувствовав алогичность своего заявления, автор тут же спешит разъяснить, зачем понадобилось ужесточать требования. Оказывается, “на информационном поле страны происходят новые и вместе с тем противоречивые процессы, требующие, прежде всего, законодательного регулирования”. То есть разговор о неких противоречиях, ради снятия которых нужны новые механизмы регулирования. Что же это за противоречия? Из текста следует, что проблема в том, что зарегистрировано 7 тысяч СМИ, из которых работает 2,5 тысяч а реально читается только 200-250 газет. Лично я в этом не вижу проблемы для Казахстана “вступившего в новый этап развития”. То, что не все газеты пользуются популярностью, это нормально — рыночные отношения, выживает сильнейший. То, что 4.5 тысяч газет – “мертвые души”, тоже не проблема – есть у госбюджета не просят. В чем же проблема?

Из сказанного выше разработчики поправок делают вывод (который абсолютно из этого не вытекает), что “перед обществом стоит проблема снижения уровня общественного доверия к СМИ”. Можно согласиться, что такая проблема имеет место, но выводить ее из того, что зарегистрировано 7 тысяч газет, а пользуются спросом только 200-250 — абсолютно не правомерно. Логика из серии “В огороде бузина, а в Киеве дядька”. И такая логика – клише чиновников из Мининформа.

Но даже если действительно снижается уровень доверия к СМИ, то каким боком к этому имеет отношение предлагаемые поправки? Извините, но такая логика вообще ни в какие ворота не лезет. От того, что со СМИ будет взиматься регистрационный сбор, а они будут проходить перерегистрацию после каждой смены главного редактора, уровень общественного доверия к ним вряд ли изменится. Было бы вообще очень интересно услышать от автора как он предполагает повлиять на “общественное доверие к СМИ” через расширение “перечня сведений, указываемых в заявлении о постановке на учет…” или через разрешение выпускать газету только при получении со СМИ денежного залога.

Впервые государство в лице министра информации прибегает к методам террористов, предлагая ввести против журналистов институт заложничества. Рассудили грамотно 40 тысяч долларов залога – хороший стимул лишний раз подумать стоит ли дерзить власти. Если отбросить все бюрократические изыски, то это означает, что если газета опубликует, что-то неугодное нынешним хозяевам жизни, то с этими деньгами она распрощается. Интересно откуда взялась эта цифра –40 тысяч? Говорят, что столько стоит заказать человека киллеру. Неужели исходили из этого. Тогда очень символично, Ермухамет Кабидинович!

Разговоры о том, что 40 тыс. в проекте не было – от лукавого. Это теперь их нет, но сначала они были. И потом, важна не столько сумма, сколько сам принцип государственного шантажа СМИ залогом. В этой связи откровенно издевательски звучат заявления Ертысбаева, что возглавляемое им министерство заинтересовано в развитии свободы слова и помощи СМИ. Министр конкретно создает препятствия для работы СМИ и пытается это представить как благо для них.

Всего один пример такого блага. Общеизвестно, каким опасным для журналистов является процедура перерегистрации: здесь у чиновников всегда есть возможность как минимум потянуть время, как максимум отказать в перерегистрации. Сегодня журналисты вынуждены идти на поклон к чиновникам в случаях изменения: а) собственника газеты; б) его организационно-правовой формы; в) наименования учредителя; г) названия средства массовой информации; д) языка издания либо вещания; е) территории распространения; ж) тематической направленности; з) главного редактора; и) адреса редакции; к) периодичности выпуска. Осталось обязать проходить перерегистрацию в случае изменения прически главного редактора и его семейного положения. Вот такая, она чиновничья “забота”.

Аргументации у этой, с виду мелочной, а по сути — очень опасной, опеки – в худшем случае вообще никакой, в лучшем – полная демагогия. Наиболее расхожая сентенция Ертысбаева на вопрос: “Зачем вы это делаете”? – что он, де, против “свободы от ответственности за произнесенные слова”. А кто “за”?! Очнитесь, министр! В стране давно уже действует система ответственности за публичные высказывания. Журналистов уже приучили “следить за базаром”. Это правило четко прописано в действующем законодательстве. И именно поэтому в Казахстане журналисты давно уже отвечают за свои слова по всей строгости законов, которые вполне совершенны для того, чтобы поставить на место любого, вставшего на путь вседозволенности и клеветы.

Ну-ка приведите хоть один пример того, что кто-то воспользовался “свободой вседозволенности”, а на него не нашли управы? Нет таких примеров. Зато я вам приведу с десяток примеров, когда журналист написал правду, но она не понравилась сильным мира сего, и его потащили в суд. Так, может, проблему стоит поставить с головы на ноги, и подумать не том, как приструнить прессу, а напротив как уберечь ее от происков олигархов и чиновников?

Проблема “свободы от ответственности за произнесенные слова” полностью надумана. Это мыльный пузырь, который лопается, как только задается вопрос: “Где вы увидели эту свободу от ответственности”? Ясно, что нынешнее изменение Закона О СМИ — спекуляция чистой воды на проблеме, которой не существует в природе. Это придумано для мотивации наступления на права и свободы СМИ. И не последнюю роль в этом сыграл именно Ермухамет Ертысбаев. Еще одна его заслуга в укреплении режима личной власти президента Назарбаева.

В одном из своих последних интервью Ертысбаев в буквальном смысле накинулся на журналиста Галину Дырдину, посмевшую заявить, что несмотря на очередную попытку создать препятствия для работы оппозиционных СМИ (а она именно так воспринимает поправки от Ертысбаева) “мы выходили и будем выходить”. Это очень не понравилось министру, который публично пригрозил ей, а в ее лице всем недовольным журналистам, что игнорирование его поправок не пройдет, что он заставит уважать власть и выполнять его поправки. “Я, как министр не намерен мириться с теми, кто бросает государству вызов, нарушая закон”. В таких случаях на язык само собой просится классическое: “Уж больно ты грозен, как я погляжу”.

И какой же это вызов государству бросила террористка Дырдина, сказав, что их газета, несмотря на принятые поправки, будет продолжать выходить? Что так возмутило министра? Уж не рассчитывал ли он, что после принятия поправок газета “Республика” и прочие оппозиционные сложат зубы на полку? А тут эта строптивая журналистка заявляет об обратном?

И это еще не всё. Под горячую министерскую руку попал и другой журналист — Андрей Шухов с его с намеками на наступление фашизма в лице г-на Ертысбаева. Охарактеризовав это как проявление крайней степени безответственности министр информации пригрозил, что эти журналисты “и те, кто за ними стоит, пытаются “дразнить гусей”, открыто провоцируют на какие-то крайние меры”. Силен Ермухан! За словом в карман не лезет.

Правда, не совсем понятны его претензии к указанным журналистам? Что такого сказали они, из-за чего нужно грозить им крайними мерами? Видимо, Кабидинович, как и все во власти, когда входят в начальственный раж, забывает, что есть закон, в соответствие с которым у него есть право подать в суд и на Дырдину, и на Шухова, … если они нарушили закон. Что за крайние меры? Они предусмотрены Конституцией, законом? Нет! Министерские полномочия четко прописаны в законах. Самое крайнее, что он может сделать (с точки зрения наказания журналистов) – это внести очередные поправки в закон о СМИ. Существующие законы (на которые г-н Ертысбаев так любит ссылаться) не дают ему полномочий для иных крайних мер. Нет у него такого права. Поэтому любую угрозу крайних мер (не предусмотренных законом) нужно понимать только как возможность преследования вне правового поля. Но это не новость, что власти используют пресловутый административный ресурс для создания препятствий в деятельности нелояльных властям СМИ. И этим пугать журналистов живущих в условиях практически постоянного прессинга – пустое дело.

Вообще в данном конкретном случае негодование министра имеет сугубо личностный характер. Ему не “за державу обидно”, а за свои поправки, которые и оппозиционные газеты не закрыли, и его самого ославили и поставили в один ряд с прежними министрами – прессодушителями, которых он в бытность советником частенько критиковал, рисуясь в глазах журналистов этаким демократом. Чисто эмоционально Ертысбаева можно понять: так долго создавал имидж этакого прогрессивного политика, так старательно дистанцировался от непопулярных антидемократических поступков властей и вот тебе на! Получил портфель и вляпался по самые уши.

Но вернемся к тому, что Ертысбаев способен как зеркало отражать настроения и общие тенденции во власти. Вы обратили внимание на уверенность и решительность, с какой он продавливал свои поправки в парламенте? Было очевидно, что он выполняет личное указание президента Назарбаева, да он этого и не скрывал. Сегодняшнее поведение Ермухамета Ертысбаева свидетельствует, что власти не намерены миндальничать с журналистским сообществом, их не интересует реакция казахстанского общества. Более того, им, по большому счету, наплевать, что скажет Запад. Назарбаев почувствовал внутреннюю уверенность (которую ему придала нефть, Путин и ШОС) и начал свою игру.

Жесткость позиции, уверенность в заявлениях, отсутствие оглядки на реакцию Запада – вот что характеризует сегодня поступки казахстанских властей. Это проявляется во всем. И в арестах активистов “Алги” в Астане, и в безапелляционном интернировании Жакиянова, и в осуждении Алибека Жумабаева и в том, как проходит процесс об убийстве Сарсенбаева. Напористость и в известном смысле откровенность Ертысбаева — это также проявление этой генеральной линии. Это сквозит из каждой фразы ведущего апологета режима Назарбаева.

Другой вопрос, что Ертысбаев пытается это хоть как-то аргументировать, позиционируя себя чуть ли не мессией, призванным спасти казахстанские СМИ, а заодно и государственность вкупе с суверенитетом. Аргументация абсолютно убогая (говорю не из желании обидеть, а потому что действительно так считаю), строящаяся на выдуманных проблемах и оперирующая не фактами, а догмами, самим же собой придуманными. Спекулируя на мифических угрозах национальной безопасности, конечно можно, какое-то время держать общественное мнение в заблуждении. Но в конце концов обман вскроется, и придет осознание, что все это было лишь банальной апологетикой авторитаризма.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...