Олжас Сулейменов: Коп жаса, Канат-жан!

Источник: газета \"Казахстанская правда\"

Всегда интересно беседовать с нашим крупнейшим поэтом, известным общественным деятелем. И в первую очередь потому, что Олжас Сулейменов, недавний юбиляр, отмеченный родной республикой от всей ее души, никогда не жалеет восторженных, искренних слов о своих соотечественниках (в том случае, конечно, если они тех слов заслуживают точно). А еще потому, что в любом, даже самом стремительном разговоре, умеет Олжеке сказать всегда о том, о чем ему и хочется сказать. Впрочем, следите за беседой и судите сами.

— Олжас Омарович, искренне радуясь нашей встрече, хочу вас в первую очередь спросить: вот, юбилей ваш позади уже, а юбилейный год все продолжается. И чем же интересен он для вас, какие поводы для размышления он вам сегодня дарит?

— В этом году, навскидку, вижу сразу несколько очень серьезных дат: 29 августа 1991 года Президент Нурсултан Назарбаев подписал указ о закрытии полигона. Пятнадцатилетие. С этого акта начался международный, общепланетарный мораторий, который никто не отменял. В декабре — целый ворох дат. Это и 20-летие Желтоксана, и 15-летие образования Республики Казахстан, формирования СНГ на первом Алма-атинском саммите. Обо всем этом мы будем говорить в свое время. Сегодня самое заметное политическое событие в мире — Петербургский саммит \»восьмерки\», в котором впервые принял участие наш Президент как председатель СНГ. Вот какой путь проделал Казахстан всего за пятнадцать лет!

— В повестке дня петербургского саммита важнейшим вопросом была проблема общей энергетической безопасности…

— Есть также и проблема безопасной энергетики. Наша нефте-угольная цивилизация когда-нибудь доконает планету. Недавно в Австрии выпал град, который пока воспринят как необычный. Потрясенный директор французского ТV сравнил градины с теннисным мячом. Очень мягкое сравнение. В буквальном смысле — мягкое. Теннисные мячи не проламывают ветровые стекла автомобилей. И головы. Вот бильярдный шар — он может. Такой град в фантастических фильмах показывают как один из первых признаков надвигающейся катастрофы. Можно смело констатировать: холодная война закончилась началом глобального потепления.

А вот и еще одна дата. Не такая глыбистая, как перечисленные, но зато очень радостная для меня. Канату Саудабаеву исполнилось 60. Для кого-то \»всего шестьдесят\», для кого-то \»уже\». На моем майском юбилее Нурсултан Абишевич обнародовал новый творческий жанр — \»Слово о моем друге\». Я хочу поучаствовать в развитии этого начинания. А пока хочу высказаться о сегодняшнем юбиляре.

Прав Булат Окуджава, призывавший даже в самые трудные времена, когда было тревожно на душе и были озлоблены сердца, \»говорить друг другу комплименты\». Сейчас, в добрые времена, сам Бог велел произносить комплименты. Тем более что для меня их говорить Канату так легко!

— Вы с ним давно знакомы?

— Вечность! Он как-то рассказывал, что на вступительном экзамене по литературе читал в Ленинградском институте культуры отрывок из моей поэмы: \»Ты, Земля, поклонись Человеку: твой бог — я!\».

Почему он выбрал именно эти строки? В них, думаю нынче, отчетливо выражаются грани характера самого Каната — ершистость, напористость, стремление добиваться поставленной цели. Канат — реалист, прагматик, который ставит перед собой только достижимые цели. Никаких романтических завихрений, хотя имя ему дали поэтическое — Канат (\»крыло\»). Как тут не вспомнишь Абая: \»Змея до вершины скалы достигает ползком, орел — одним взмахом крыла!\». Для своих лет он взял очень много карьерных вершин — трижды был министром, депутатом, послом в разных странах.

— И, кстати, вас сменил он, Олжеке, на посту председателя Госкино Казахстана.

— Да, в конце 1983 года я был избран первым секретарем Союза писателей и перешел туда из Госкино. Оставил Канату неплохое хозяйство. Так что у нас и заботы были общие. Мы с ним сообща подготовили плеяду режиссеров, которую критики назвали \»ядром новой волны советского кинематографа\». Волна успела пару раз взметнуться. Потом — отлив, государство перестало финансировать кинопроизводство, а кинотеатры раздали. Зритель поменял кино на казино. Хотя кто-то из наших ребят сегодня успешно работает и в российском кино, помогая ему подняться. И в Казахстане определенное шевеление в этом смысле происходит. В 90-х мы с ним устроились в одном ведомстве — в МИДе.

— Но у него дипломатический стаж побольше вашего!

— Да, несмотря на молодость — всего-то 60! — Канат Бекмурзаевич сейчас самый \»старый\» по стажу посол Казахстана. Ему выпало стать первым Чрезвычайным и Полномочным послом независимого Казахстана в декабре 1991 года — сразу после распада СССР. Вот такой у Саудабаева исторический статус. Рассказывая биографию такой личности, приходится вспомнить и главы истории государства. Сейчас, может быть, далеко не все помнят и знают, что МИД существовал у нас и при советской власти. Кукольное министерство со штатом 17 человек — вместе с министром и уборщицами. Союзные республики по сталинской Конституции 1936 года (моя ровесница!) считались самоопределившимися государствами, добровольно объединенными в Советский Союз. Поэтому каждая как бы имела право на ведение собственной международной политики. Все в мире, и казахстанцы в том числе, прекрасно понимали показушность сего учреждения. Но оно все же существовало, хотя и не развивалось никак. Дипкадры даже начального звена целенаправленно не готовились. В МИМО, в \»советской кузнеце дипкадров\» (Московском институте международных отношений), по нерушаемой традиции учились только отпрыски союзных руководителей и дипломатов высокого ранга. Остальные — лишь мимо МИМО. Республикам вход туда практически был закрыт. Попадали порой единицы — из Грузии, Армении, Узбекистана. Конечно, можно это объяснить удачей, особенным даром. Или — не даром. Для казахстанцев последнее исключалось, их дети поступали в МИМО исключительно за счет своих дарований. Порою, впрочем, помогали квоты для восточных республик — когда надо было срочно подготовить специалистов для работы на азиатских направлениях, когда возникало напряжение между СССР и Китаем, Японией, арабскими странами. Тогда попадали в МИМО и талантливые казахстанцы. Такие, например, как Касымжомарт Токаев. Итак, у нас был МИД, было даже Постоянное Представительство \»за рубежом\» — в Москве. А там постпредом в 1991 году работал Канат Саудабаев! Когда у входа в здание на Чистых прудах табличку \»постпредство КазССР\» сменили на \»Посольство Республики Казахстан\», Канат Саудабаев стал первым нашим Чрезвычайным и Полномочным послом в зарубежном государстве. В независимой России.

— \»Независимость\» — полифоничное слово…

— Его особенно охотно и с особенным нажимом уже много лет используют политики прибалтийских стран — бывших советских республик. Они считают, и не без основания, советскую власть лишь оккупационным режимом. Но, в принципе, сегодняшняя независимость от общего котла, каким была советская казна, не принесла немедленного счастья никому на всем постсоветском пространстве. А что касается России независимой… Ее независимость, полагаю, подразумевала в 1991 году освобождение от обязанности содержать республики-\»нахлебники\», среди которых числился и Казахстан. Но в истории Казахстана за многие столетия не было ситуации безвыходной недостаточности, которая и обуславливает состояние зависимости. После распада СССР быстро стало понятно: не все республики оказались готовы к самостоятельности. Кое-где получилось, как в Африке после ухода колонизаторов: гражданские войны, этнические чистки, голод, разрушенное хозяйство. И все это, кстати, — под флагами Свободы, Независимости, Демократии. Получив — и весьма неожиданно — право самостоятельно вершить свою внутреннюю и внешнюю политику, все постсоветские республики этим правом воспользовались по-разному.
— Сегодня Казахстан в СНГ занимает второе место после России по количеству посольств и других дипломатических представительств за рубежом…

— Тут дело не только в количестве миссий, но и в уровне подготовленности дипломатов. Ты знаешь, например, о том, что многие наши послы не имеют специального образования, а технике дипломатического ремесла обучаются в практической работе? Вчерашний школьник, поступив в МИМО, за пять лет хорошо изучит языки, научится держать вилку верной рукой, освоит другие подробности этикета. Но никакой вуз не научит тому, что дают человеку \»жизненные университеты\». Среди первых послов суверенного Казахстана практически все были умудренными жизнью политиками, руководившими министерствами, регионами, прошедшими через горнило выборов в парламент. Опыт работы на ответственных постах воспитывает государственника. А это главное из качеств, востребованных посольской должностью. В римском лексиконе \»diplomat\» обозначало человека, которому доверен diplom — \»официальное рекомендательное письмо, его выдавали тому, кто отправлялся в провинцию с поручениями от центральной власти\». Ныне такой документ называется по старорусски — \»верительной грамотой\». И если ты принял diplom и передал его главе \»провинции\», уже по тебе, по твоим словам и поступкам судят о всем государстве, которое ты уполномочен представлять. А зачастую только от тебя во многом и зависит темп сближения, характер отношений \»Рима\» и \»провинции\».

Канат Саудабаев — не только первый наш посол, так сказать, по временному порядку. Он и в работе проявляет себя точно так. В его послужном списке отнюдь не случайно представлены такие страны, как Россия, Турция, Англия, США…

— Вам приходилось с ним встречаться в \»третьих странах\»?

— Конечно. Вот только в Америке с ним еще не встречались, не доводилось как-то. Но, надеюсь, доведется. А что \»третьи страны\»? Они ведь для нас уж давно не чужбина. Сегодня казахстанец всюду чувствует себя как дома. О чем мы говорим с Канатом? Обо всем — о приятном и менее. Чаще всего беседуем о светлых, интересных и хороших людях: кому из них надо помочь, а кто из них сам помогает стране. Канат порой бывает кем-то недоволен. Но он, в принципе, вовсе не злой человек. Злость — постоянный серый камень за пазухой. Булыжник вместо сердца. Есть такая порода людей. Но среди наших дипломатов их нет.

— Вы хотите сказать, Олжеке, что юбиляр Канат Саудабаев не имеет недостатков?

— Есть, есть у него недостатки! Вот мы часто бывали с ним в разных застольях, встречались частенько один на один. И ни разу ни грамма при этом не выпили! Он ведь просто не пьет. Мне все было недосуг спросить почему? Он и не курит, кстати. И не любит очень \»крепких\» слов. Неужто потому что долго работал в системе Минкульта? Теперь, надеюсь, встретимся с Канатом за столом, я обязательно задам ему все эти \»жгучие\» вопросы.

А итожа, хочу сказать уже без улыбки, на полном серьезе. Каждый из нас представляет не только свое государство, но и время его становления. Мы несем на себе отблески событий и личностей, на нас повлиявших. Пламенных событий и светлых личностей. Календарно нам выпало жить в конце века, тысячелетия и в самом начале новых веков, в завершении одной эпохи и на старте следующей. Историкам будущего предстоит рассматривать это неповторимое время как бы сверху, с позиции \»над схваткой\». А нам было дано оказаться вместе со страной в центре идеологических, социальных тайфунов и устоять, не потерять главного направления. И в это оклеветанное, воспетое, изумительное время мы учились, любили, работали. Биография каждого из нас — страница истории Казахстана.

Юбилейные даты — прекрасный повод вспоминать и размышлять. Не только о своем. Но и о будущем — народа, государства, человечества. В дни моего юбилея аксакалы республики, даруя мне бата-благословение, завершали его удивительным словом \»жаса\». В нем есть два равнозначных главных смысла — \»живи\» и \»твори\».

Я на правах старшего друга сегодня говорю: \»Жаса, Канат-жан, коп жаса!\»

От редакции. В эти дни \»Казахстанская правда\» получает немало поздравлений в адрес юбиляра Каната Бекмурзаевича Саудабаева. Не имея возможности напечатать их полностью, все, публикуем лишь наиболее \»знаковые\».

\»Казахстанская правда\» присоединяется к поздравлениям, желает юбиляру крепкого здоровья и новых успехов в служении нашей стране!

\»Казахстанская правда\», 18.07.06г

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...