Торпеда с извилиной

Sinoptikus

Поклонники наших еженедельных политпрогнозов давно уже, наверное, заметили, что вместо общеполитических рассуждений у нас частенько идет то, что можно назвать репортажами из зала суда. Но это – никакое не отклонение от жанра. Просто таково уж имманентное (видите, какие ученые слова мы с вами знаем!) свойство казахстанской политики: вся она непосредственно связана с той или иной уголовщиной. То политиков атакует некий криминальный элемент, который наши правоохранительные органы ну никак не могут поймать, то сами политики предстают перед судом в роли нарушителей Уголовного Кодекса. Правда, то и другое достается пока только одной стороне политического поля – оппозиционной, но вряд ли стоит считать это такой уж несправедливостью. Придет время, когда все встанет на свои места (или поменяется ими), не правда ли?

Пока же что нас с вами должно более всего интересовать в этом перманентном (ну это-то слово все знают!) вляпывании лидеров оппозиции в тот или иной уголовный состав, так это хронические “совпадение” тех или иных криминальных обвинений с событиями собственно политическими.

Вот, скажем, день 28 марта 2002 года. В тот день (ввиду ареста Мухтара Аблязова) в Алматы, после встречи с Кажегельдиным, срочно возвращается Жакиянов. Экстренно собирается Политсовет ДВК, Галымжана избирают его председателем, создается штаб по защите Мухтара. И в тот же день в Павлодаре возбуждаются сразу два уголовных дела на Жакиянова, материалы тут же попадают МВД Астаны, проходят несколько инстанций, успевают оказаться в Южной столице, и уже к ночи открывается “охота на проституток”. Утром — осада посольства Франции, потом павлодарский соляной барак, ну и так далее. Кстати: именно той же ночью так и не пойманные снайперы расстреляли из спецвинтовки фидер телеканала “Тан”.

В последнее же время (в силу всем понятных причин) наиболее пристальный “правоохранительный” интерес привлечен к фигуре Булата Абилова. И вот какими политическими “накладками” сопровождено его уголовное дело, рассматриваемое сейчас в суде г. Темиртау:

Конец июля прошлого года, поселок Актау при цемзаводе, встреча Жармахана Туякбая с местными жителями. Мимо совершенно случайно едет полицейский патруль, в машине случайно оказывается подполковник Дмитриев, Абилов эту случайно ехавшую мимо машину останавливает, вступает с подполковником в пререкания, и, слово за слово, сообщает тому, что у него одна извилина, да и та фуражкой надавленная. А потом еще и бьет слугу закона по извилинообразующему головному убору.

Все это видит также случайно шедшая мимо юрист поселкового акимата, свидетельства которой и легли в основу уголовного преследования (больше из двух десятков рядом стоящих никто про извилину не слышал). Впрочем, само преследование началось лишь спустя семь месяцев. А до этого подполковник Дмитриев (ничего не возбуждая по службе) добивался (с ведома и одобрения своего начальства) от Абилова удовлетворения своих претензий исключительно в частном порядке. Против чего Булат нисколечко не возражал. Однако сам обиженный с этим делом все тянул и тянул, а в последний момент сам отказался идти на мировую…

Но вот наступает февраль…

Тринадцатого числа находят тела Алтынбека Сарсенбаева и его спутников, а вскоре всех шокирует причастность к этому спецслужб. Двадцать шестого в Алматы проходит мощный День Памяти, кое-кто тоже в шоке. После этого Абилову дают 15 суток ареста, и тут же в Темиртау вдруг обнаруживается, что частное дело гр. Дмитриева следует переквалифицировать в государственное обвинения сразу по двум статьям УК.

Ну, назначали следователя, начали составлять бумаги, месяца за полтора опросили несколько человек, ни шатко, ни валко, но вдруг уже 17-го апреля Абилова … объявляют в розыск! О чем он узнает девятнадцатого числа, от наведывавшегося к нему следователя. Контакт с никуда не скрывавшимся подследственным, вроде бы, установлен, но … 21-го в аэропорты и вокзалы рассылается так называемый “сторожевой листок”, на предмет недопущения выезда Булата из страны. Очень даже “вовремя”: ведь на 24-е апреля Абилов и Жакиянов имеют приглашение выступить в Европарламенте, но поездка в Брюссель не состоялась…

Ну, так какое же наказание вынесет темиртауский суд Абилову?

Об этом мы узнаем только в понедельник или во вторник.

Прогноз же наш выстроен с учетом следующих обстоятельств:

Во-первых, если уголовное дело передано в суд, значит мера наказания где-то там “наверху” уже определена.

Во-вторых, осуждение в Темиртау — это как бы предварительная акция перед тем, как в алматинский суд будут переданы намного более пухлые дела против лидера “Нагыз Ак жола” уже по линии “Бутя-капитал”.

То есть, власти пока как бы не торопятся.

А, в-третьих, суд в Темиртау пошел вовсе не по сценарию. Обвинение свою сторону уже не просто провалило, а провалило прямо-таки скандально!

Здесь ведь что важно: уж если “наверху” формулируется политический заказ на уголовное обвинение слишком “высовывающегося” деятеля оппозиции, то от исполнителей на местах требуется все же достаточная степень убедительности и профессионализма. А с этим в Темиртау – ну просто полный швах!

(Впрочем, депрофессионализация – это характерная примета всего нашего времени.)

Прямо в суде, у всех на глазах, и со всей достоверностью было установлено, что помимо “случайно” ехавшего мимо подполковника Дмитриева, на месте происшествия (с той же степенью случайности) присутствовало еще сразу несколько высоких должностных лиц: зампрокурора Темиртау Мамитов, начальник департамента внутренней политики акимата области Жумабеков, и, наконец – непосредственный начальник самого Дмитриева – зам начальника темиртауского УВД подполковник Кенжекеев.

Защита Булата Абилова поработала неплохо: пришлось данным “неучтенным” персонажам появиться в суде, расписаться, что будут говорить только правду, после чего…

Одним словом, – поплыло уголовное дело, поплыло…

Получается, причем вполне достоверно, что подполковник Дмитриев ввел (мягко говоря) суд в заблуждение: вовсе не случайно он ездил туда-сюда мимо места собрания. Из того, что было озвучено в суде, получается, что в тот день он появился в поселке Актау для службы, несколько отличающейся от охраны общественного порядка. Если судить по фактическому результату, то его задачей было превратить встречу с Туякбаем в инцидент с Абиловым. В чем он и преуспел. После чего стал растягивать удовольствие с июля прошлого года до сего дня. Пока уже в нынешнем июле не начался суд, на котором все и поплыло…

Так что прогноз такой: по-хорошему, по материалам суда Абилова надо вчистую оправдывать. Осуждать по установленным в суде фактам – ну просто неприлично. Однако выносить оправдательный приговор оппозиционеру – это для нашего правосудия за гранью возможного. Поэтому что-то такое Булату все же вынесут. Надеемся, — не слишком жестокое.

А на будущее еще и такой нюанс: не исключено ведь, что и по следующему уголовному обвинению Булата Абилова случится аналогичный конфуз: поплывет дело, поплывет.

А вот куда все это может, в конечном итоге, “приплыть” — будем смотреть…

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...