Айдос Саримов: “У нас политология финансируется либо властью, либо оппозицией”

Источник: газета “Начнем с понедельника”

— Айдос, сейчас боль всех людей – события на Ближнем Востоке, где льется кровь. Как Вы их оцениваете?

— Ближневосточный конфликт, так или иначе, назревал. Политика, которая проводилась и палестинской, и израильской стороной, объективно толкала их к конфликту. У Израиля было сильное желание любыми средствами без нормального политического диалога выжить с палестинского поля движение “Хамас”, которое пришло в результате честных справедливых выборов. Соответственно, у него задача — легитимизировать себя, показать, что это вполне реальная, достойная сила, которая способна вести полноценный диалог с Израилем и с мировым сообществом. И в той ситуации, когда был захвачен капрал Халид, получилось, что обе стороны загнали себя в тупик.

Палестинское руководство в лице премьер-министра Махмуда Аббаса не могло открыто поддержать требование Израиля, так как потеряло бы авторитет арабского населения, и ничего не могло сделать, чтобы освободить этого капрала. Израиль, который ведет себя достаточно жестко, когда дело касается заложников, ни на какие переговоры не идет, что и было в этот раз. А источником захвата служили те силы “Хизбалы”, которые находятся в Сирии и Ливане. Получилась очень тревожная ситуация, когда начались бомбардировки.

И если сейчас мировое сообщество не надавит на Израиль и на арабский мир, то это может зайти очень далеко и повторить события 1966, 1970 годов, когда были вооруженные конфликты между арабскими странами и Израилем. Но нужно отметить, что последний отстаивает свои национальные интересы, возможно, излишне последовательно и агрессивно, но тем не менее это национальные интересы, которые поддерживает большинство населения Израиля. Ливан оказался в положении страны, которую аннексируют, завоевывают, бомбят, поэтому общественное мнение на его стороне. И недаром это обсуждалось на саммите “Большой восьмерки”.

Я думаю, этот конфликт остановить можно, но только затушить, а проблему эту не решить. Для этого нужны более конструктивные шаги, когда кто-то чем-то должен поступаться. Страны должны отрешиться от того огромного исторического пласта, выйти на новый уровень – мегауровень. Это всегда сложно, но в конце концов к этому надо идти, стремиться. Это очень долгий и трудный процесс.

— Как Вы оцениваете политическую ситуацию в Казахстане?

— Я считаю, что убийства и Заманбека Нуркадилова, и Алтынбека Сарсенбаева, которого я знал много лет, был его учеником и коллегой, являются следствием всей той атмосферы, которая царила несколько лет перед президентскими выборами. Нагнетание страха, недоверия – все это вылилось вот в такое русло.

Это очень страшный прецедент, поскольку до сих пор в Казахстане, так или иначе, старались держаться определенных приличий, рамок, то теперь какие-то силы начинают использовать такие методы. Это опасно тем, что завтра и кто-то другой может решиться на аналогичные действия. Он сочтет, что это очень легкий, быстрый и удобный способ решения проблемы. Поэтому сейчас задача всего общества и власти, средств массовой информации заключается в том, чтобы сделать все возможное, чтобы такое больше не повторилось. Это очень страшно, опасно и чревато.

С точки зрения интеграции сообщества – это стало большим катарсисом, шоком, который в какую-то сторону общество подвинул. Еще надо долго разбираться – в какую именно, как оно это оценило, какие уроки извлечет. Но что оно ощутило шок, с резкими заявлениями выступила интеллигенция, бизнес-элита, говорит о том, что общество уже не то, каким оно было 10, даже 5 лет назад. Хорошие подвижки есть, и хотелось бы, чтобы и общество, и интеллигенция, и тот же бизнес двигались не только, когда есть шок, а была создана гражданская позиция, выбор. И только тогда страна и общество будут меняться.

Решение нашего Президента о слиянии двух партий – “Отана” и “Асара” – это желание разделить огромный вал ответственности, который на нем лежит. Ни один человек, ни одна организация такую ответственность разделить не может. Это объективно, это понятно.

Партии “Отан” и “Асар” не являлись стопроцентно публичными институтами. “Отан” – это номенклатурный проект, вторая – виртуально-информационный. И путем объединения двух таких больших партий власть хочет сделать некую силу, которая, по крайней мере, будет демонстрировать то, что она является партнером власти. И делит с ней ответственность.

Раньше, лет 15 назад, такой науки, как политология, вообще не существовало. Откуда она появилась?

— Отвечая на этот вопрос, хочу провести такую аналогию. Есть астрономия и астрология. Они друг к другу мало имеют отношения, кроме общих терминов, названий планет и т.д. Астрология – это чистая лженаука, астрономия – это наука, которая основывается на математических законах. И между тем большинство людей, мало сведущих в астрономии, прекрасно знают свой знак гороскопа, знают, какие планеты на него влияют, верят предсказаниям астрологов.

Также политика и политология. Первая, являясь большой сферой общественной жизни, правда, никаким математическим законам не подчиняется, наряду с астрономией она заслужила себе спутницу – политологию, которая ее сопровождает, и через которую она проецирует свои действия.

На Западе сейчас очень бурно обсуждается эта тема. Политологов делят на два типа: ежи и лисы. Ежи — это такие, вроде Фудзиямы, которые выдвигают собственные концепции и защищают их перед философами и политиками. А лисы берут общую ситуацию, разбирают ее, комментируют, но при этом не имеют общей концепции.

Конечно, интересны ежи. Они всегда что-то новое выдвинут, что-то покажут. Такой яркий пример у нас – Азимбай Гали. Очень интересный, самобытный политолог. С этим могут соглашаться, могут не соглашаться, но он выдвигает интересные проекты, которые обсуждаются.

Есть у нас и лисы, которых большинство. Но ситуация наша отличается от западной. Если там политолог выступил с корявым прогнозом, то к нему в следующий раз никто не обратится. Вы соврали, значит, вы несерьезный человек. А у нас? Что сказал, что соврал – все равно в следующий раз обращаются к одним и тем же политологам.

Кроме того, у нас политология финансируется либо властью, либо оппозицией. Соответственно, под это дело и выстраивается вся политология. Специалисты этой науки могут высказать абсолютную ахинею, лишь бы она кого-нибудь устраивала. Либо стопроцентную поддержку политикам, которая не основывается на реальном фактаже.

— Наши казахстанские политологи большей частью историки по образованию. Как Вы считаете, наша политология от этого не страдает?

— Учитывая, что у нас политология достаточно молодая наука, много вы знаете политологов, которые закончили факультет политологии? Поэтому историческое образование здесь идет только на пользу. Оно дает более широкий исторический контекст, позволяет человеку опираться на опыт других народов и стран. Если человек хорошо учился и читал много книг, это служит ему подспорьем. Это же не высшая математика, нужны не специализированные знания, а в целом здравый подход, элементарный здравый смысл, который опирается на реальные жизненные вещи.

“Начнем с понедельника” 21.07.06г

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...