Суд над Абиловым: в стране процветает негласный политический сыск

Прав был депутат парламента Серик Абдрахманов, когда, заполучив в руки секретное указание Генпрокуратуры осуществлять негласный надзор за депутатами, обратил внимание общественности на сползание страны в 37-й год: в Казахстане существует тайный политический сыск! Позорный судебный процесс над Булатом Абиловым, который проходит в г. Темиртау с 14 июля, показал: сетями стукачей и тайных осведомителей страну оплели не только органы прокуратуры, но и … акиматы.

\»Свои люди\» директора Жумабекова

Директор департамента внутренней политики Карагандинского областного акимата Бейсенбай Жумабеков получает информацию запрещенным Конституцией Республики Казахстан, но испытанным сталинским НКВД способом: через своих тайных осведомителей, которые у него имеются в каждом регионе и населенном пункте. Об этом он несколько раз сказал в ходе допроса в суде по так называемомоу \»делу Абилова\» 19 июля 2006 года. Сказал без чувства стыда, наоборот, — с оттенком гордости. Участники суда слушали откровения государственного чиновника областного масштаба с ужасом и презрением на лицах.

О графике передвижения лидеров оппозиции по Карагандинской области в конце июля прошлого года знали все: начиная от администрации президента, КНБ и кончая местными исполнительными и правоохранительными органами. Заявки на встречи с жителями области карагандинские представительства движения ЗСК и партии \»Настоящий АК ЖОЛ\» подали, как и полагается по закону о митингах и шествиях, за десять дней вперед. В списке населенных пунктов Актау не значился, так как встреча там предполагалась по письму к Жармахану Туякбаю частного лица. Но и о ней власть знала. Когда в первой половине дня на встрече с карагандинцами в кинотеатре \»Ботагоз\» представитель областного филиала движения ЗСК Зарубай Абилов пригласид в Актау специалиста департамента внутренней политики облакимата Нурлана Бекенова, тот ответил: \»туда поедут другие\». Судя по этому ответу, власть не только не знала о предстоящей встрече в поселке цементников, но уже определила и конкретных своих представителей на ней. Кстати, по свидетельству З. Абилова, кроме устного приглашения, в департамент заранее было отправлено сообщение по факсу, которое при необходимости можно проверить.

Однако Бейсенбай Жумабеков утверждает, что о встрече в Актау он узнал после завершения встречи в \»Ботагозе\», мол, \»мои люди сказали\». Назвать источник информации он категорически отказался. И только после настойчивых требований Булата Абилова и его адвоката Мустахима Тулеева он сказал о сети осведомителей, услугами которых он пользуется для отслеживания ситуации \»по исполнительной части\» и \»вне служебных обязанностей\».

Позиция, которую занял директор департамента на суде, мягко говоря, вызывает крайнее недоумение. Поклявшись говорить правду и только правду, он, тем не менее, откровенно лгал, отказывался от своих показаний на предварительном следствии, подписанных собственноручно. Дескать, заезжал в акимат, но, кроме охранника, никого не видел. Ни в каком совещании не принимал участия (хотя за день до этого зам. поселкового акима утверждал, что в первой половине дня 30 июля было проведено совещание с участием Б.Жумабекова). В Актау выехал сразу же после встречи в \»Ботагозе\» (на предварительном следствии говорил, что в кинотеатре он пробыл всего 10-15 минут). Об инциденте между Абиловым и Дмитриевым узнал, как уже догадался читатель, из газет (на снимке с места событий Жумабеков запечатлен в кругу около 10 человек руководящего состава, и впечатление такое, что они проводят выездное заседание оперативного штаба).

Но самое странное, что никак не вписывается в логику поведения ответственного должностного лица не последнего ранга, это то, что г-н Жумабеков скрыл от своего вышестоящего руководства информацию о произошедшем в п.Актау, что является грубейшим нарушением закона о государственной службе и должностных инструкций. В связи с этим адвокаты Б.Абилова сделали ходатайство вынести частное постановление в отношении директора департамента внутренней политики Карагандинского областного акимата.

Дан приказ: не пущать на Запад!

Как упоминалось в предыдущих репортажах из зала суда над Булатом Абиловым, в апреле этого года он был объявлен в розыск. По заверениям старшего дознавателя Старогородского отделения УВД г.Темиртау Марины Рудницкой, к которой уголовное дело попало десять дней спустя после его возбуждения, т.е. 13 марта 2006 года, в розыск она объявила известного политика, когда \»все возможные меры были исчерпаны\». Однако в повестке, которую следствие направило в Алматы, роспись Абилова в ее получении отсутствует. Номера его телефонов, в том числе мобильных, она знала. Как говорит адвокат обвиняемого Семен Альтер, через которого она держала связь, повестку с вызовом своего подзащитного на 21 апреля он получил от Рудницкой 20 апреля и вразумительно объяснил ей, что Булат просто физически не успеет на допрос. Но самое пикантное в ситуации с розыском то, что постановление о нем старший дознаватель подписала… 17 апреля, т.е. до вызова его на допрос! И даже в тот день, когда следователь из Караганды пришел домой к Абилову едва ли не средь ночи, а это было после объявления его в розыск, он убедился, что обвиняемый и не думал скрываться от следствия.

Так какая же была крайняя необходимость объявлять человека \»во всесоюзный\» розыск, если к тому времени Рудницкая успела допросить всего пятерых свидетелей из предполгаемых пятидесяти? Более того, какая была необходимость предлагать Абилову расписаться в подписке о невыезде… из Караганды, в то время как он проживает в Алматы?

Что подвигло старшего дознавателя подписать сторожевой лист от 21 апреля, что, по большому счету, давало право любому полицейскому в любой точке страны беспрепятственно задержать и \»экстрадировать\» Абилова?

Ответы на эти вопросы, скорее, кроются в четкой установке власти: никоим образом не выпустить политика за пределы страны. В частности, в Брюссель на очередное заседание Европарламента, где Булат Абилов, Галымжан Жакиянов, Толен Тохтасынов и Амиржан Косанов должны были информировать мировое сообщество о политической ситуации в Казахстане.

Это не просто версия. Это — утверждение, основанное на логическом анализе хода следствия. Почти полугодовое игнорировнаие органами прокуратуры заявления Дмитриева, затем вялотекущий ход следствия и вдруг — именно в апреле, когда становится известно о приглашении его в Европарламент, неожиданно обостренный интерес к его скоропостижному завершению.

Кстати, получив информацию о причинах невыезда в Брюссель Галымжана Жакиянова и Булата Абилова и выразив по этому поводу свое глубокое сожаление, председатель Европарламента повторила свое приглашение. И подчеркнула: тогда, когда им будет удобно.

Интересно: как теперь поступит власть? Упечет Абилова в тюрьму? Ответы на все вопросы, прозвучавшие за пять дней судебного процесса — с 14 по 21 июля (с некоторыми перерывами), — отечественная и мировая общественность получит сегодня, в понедельник, 24 июля 2006 года. Свой вердикт судья Евгений Лоренц объявит в 15 часов времени Астаны.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...