Информационное сообщение о судебном процессе по делу об убийстве оппозиционного политика Алтынбека Сарсенбайулы (25 июля, по состоянию на 13-00)

25 июля 2006 года в городе Талдыкоргане под председательством судьи Лукмата Мерекенова продолжился судебный процесс по обвинению Е. Утембаева, Р. Ибрагимова, В. Мирошникова, сотрудников КНБ РК и других в похищении и убийстве видного государственного деятеля Казахстана Алтынбека Сарсенбаева и его помощников – Василия Журавлева и Бауыржана Байбосына.

Вначале была вызвана свидетель Капенова, заведующая отделением поликлиники, где проходил лечение обвиняемый Утембаев. Она сказала: \»Он попал к нам по направлению медицинского центра для планового лечения с диагнозом хроническая артериальная гипертония, сахарный диабет. 21 февраля его состояние было вполне удовлетворительным. У него были типичные жалобы для сердечных больных — бессонница, давление. Психотерапевт поставил диагноз — невроз. 20 февраля ему сделали маленькую операцию. 21 февраля его арестовали у нас ночью\».

Адвокаты Утембаева пытались доказать, что Утембаев после ареста и во время предварительных допросов соответствующее лечение не получал, а значит, это влияло на его общее состояние и на качество его ответов. Как они утверждают, во время допроса при помощи полиграфа (детектора лжи) давление у подсудимого было близко к гипертоническому кризу.

Вопрос адвоката потерпевших Калиева к нынешнему лечащему врачу: \»В следственном изоляторе Утембаев жаловался на какие-то болезни?\»

Ответ: “Соответствующее лечение согласно его заболеванию проводилось”.

Вопрос авоката потерпевших Мусина — подсудимомуУтембаеву: \»Когда вы писали покаянное письмо президенту, где вы были?\»

Утембаев: \»В следственном изоляторе в Астане\».

Рысбек Сарсенбай задал вопрос Утембаеву, сколько раз он писал письмо генеральному прокурору Тусупбекову. Подсудимый ответил, что один раз. Тогда потерпевший Сарсенбай предоставил для ознакомления Утембаеву два письма (первое датировано 22 апреля, второе месяцем позже). В обоих письмах генеральному прокурору от имени Утембаева говорилось о том, что утечка информации о ходе расследования, появляющаяся в СМИ, наносит ущерб следствию. Во втором письме также было отмечено о какой-то угрозе балансу существующей системы.

Утембаев признал своим только первое письмо (необходимо отметить, что письма написаны разными почерками).

Судом была вызвана супруга Утембаева Людмила Тен. Она рассказала о том, что она ответила на предварительном допросе: \»Никаких конфликтов у моего супруга с Сарсенбаевым не было. Они не были друзьями. Встречались только по служебной линии. По поводу интервью Сарсенбаева, он успокоил меня, что не стоит обращать на это внимания. У него было три телефона — личный, служебный и еще один, по которому якобы ему звонили в ночь с 11 на 12 февраля. 11 февраля он был в Алматы у моего сына. Сказал, что плохо себя чувствует. В 19-00 он вылетел в Астану. Полгода до событий его мучила бессонница. 12 февраля я вызвала медсестру, ему поставили капельницу. Давление у него было очень высокое. 13 февраля после вызова врача его положили в республиканскую клиническую больницу. Ему сделали операцию в кардиоцентре Астаны. 21 февраля ночью его арестовали. Он знал, что с Сарсенбаевым случилось. Тоже испугался. Тем более он связан был… (из-за этого интервью как сказала позже Людмила Тен). Мы об этом узнали в Интернете 13 февраля. Я позвонила мужу, он сказал, что друзья ему тоже передали. Я пришла в больницу, а мне там сказали, что он в десять вечера ушел. Я подумала, что его убили. В два часа ночи ко мне пришли полицейские и сказали, что мой супруг обвиняется в убийстве. Начали обыск. Три дня я искала ему адвоката. Я же не знала, что они эти три дня держали его — \»чтобы все быстрей-быстрей\». Потом я его увидела, мне говорят — он во всем признался. Затем адвокат мне сказал, что его везут на пресс-конференцию в Астану. Мне дали две минуты свидания. Я посмотрела ему в глаза — ему очень больно, безвинно схваченный. Когда он приехал 11 февраля с Алматы он чувствовал себя плохо. До этого он был в Киеве, там отметили… Он пил не меньше и не больше других\».

По поводу передачи Утембаевым Ибрагимову 60 тысяч долларов: \»У нас была квартира, которая мне не нравилась. Мы разговаривали по поводу кредита с Каппаровым, Байсеитовым. Нам понравилась одна квартира, стоимостью чуть более полумиллиона долларов. Наша квартира стоила 250 тысяч долларов. Я просила его сменить квартиру, так как это влияло на мое здоровье. Он открыл кредитную линию на триста тысяч долларов. Я об этом узнала потом. Не знала и о бизнесе с Ибрагимовым. Видимо хотел заработать на квартиру.. Кредит так и не погашен. Ибрагимова я не знала и не видела\».

Гособвинитель – Людмиле Тен: “Какое состояние у него было 15 февраля?”

Людмила Тен: “Плохое. На работу он не ходил”.

Вопрос: “Тогда, что его побудило идти на встречу в этот день с Ибрагимовым?”

Людмила Тен: “Не знаю”.

Гособвинитель — Ибрагимову: “Ибрагимов, вы подтверждаете, что давали Утембаеву из тех 60 000 долларов несколько десятков тысяч”.

Ибрагимов: “Да”.

Вопрос к Тен: “При обыске у вас в квартире были изъяты деньги?”

Ответ: “Несколько тысяч долларов и несколько тысяч евро. Но я так думаю, это было для празднования юбилея, который у него будет в августе. Да и потом ему и друзья приносили на этот праздник. Меньше тысячи долларов никто не приносил”.

Суд объявил перерыв и продолжит свою работу после обеда.

Мы будем информировать общественность о развитии событий.

Пресс-служба партии “Настоящий АК ЖОЛ”

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...