Информационное сообщение о судебном процессе по делу об убийстве оппозиционного политика Алтынбека Сарсенбайулы (25 июля, по состоянию на 18.00)

25 июля 2006 года после перерыва продолжился судебный процесс по обвинению Е. Утембаева, Р. Ибрагимова, В. Мирошникова, сотрудников КНБ РК и других в похищении и убийстве видного государственного и общественного деятеля Казахстана Алтынбека Сарсенбайулы и его помощников – Василия Журавлева и Бауыржана Байбосына.

После перерыва суд продолжил допрос супруги Утембаева Людмилы Тен. В течение всего допроса свидетель отвечала на вопросы в сильном эмоциональном и нервном состоянии. Она, в частности, заявила: “После второго дня ареста прошла информация о том, что он умер. И я все время опасалась за его жизнь. Если честно, такое опасение есть и сейчас…”

Рысбек Сарсенбай: “Если он не виновен, то, как можно понять, что он написал покаянное письмо президенту?”

Людмила Тен: “Он оговорил себя”.

Судья — Сарсенбаю: “Зададите этот вопрос самому Утембаеву…”

Сарсенбай: “Какие отношения были у подсудимого с Абыкаевым?”

Людмила Тен: “Хорошие, чисто служебные отношения. Семьями не дружили”.

Вопрос: “Когда случились известные события, вы обращались к Абыкаеву?”

Людмила Тен: “Я приходила к нему. Просила его помощи”.

Вопрос Людмиле Тен задала вдова Сарсенбаева — Салтанат Атушева: “Вы знаете, когда Алтынбек ушел в оппозицию, у него был разговор с нашими детьми, и он сказал что его решение продиктовано ответственностью перед ними, перед их будущим. Скажите, вы разговаривали с вашим мужем о том, каково сейчас вашей дочери, когда за ее отцом прицеплен ярлык убийцы. Он ведь взрослый человек, а не юноша. Пусть скажет правду. Может, он, участвуя в этом деле, не знал, что произойдет убийство… ”

Людмила Тен: “У меня все время требуют назвать имя. Ну пусть будет Иванов, Петров, Мыркымбаев. И что? Что это даст?”

Атушева: “Я не требую от вас, чтобы вы назвали фамилию сейчас. Но все же вы понимаете, что так просто руководителя аппарата Сената не арестуют и просто так его к делу не привяжут”.

Ответ: “Когда он сказал, что это он организатор убийства, для меня показалось, что это — форма самозащиты. Мне сложно отвечать на этот вопрос……..

Судья: “Я вам объясню, как сказал Утембаев. Он тогда признал себя виновным, потому что несет ответственность за действия Ибрагимова. Так Утембаев или нет?”

Утембаев: “Я уже не помню…”.

Затем судом были вызваны свидетели Нурлан Бектегулов, Нартаев Марат, которые были понятыми во время следственных мероприятий по показаниям Мирошникова. Свидетель Бектегулов указал, что Мирошников сам показывал маршрут своих действий, и никто ему не указывал. Также, по словам свидетеля, Мирошников сам опознал контейнер, где он покупал шины 12 февраля для замены. Однако показания обоих свидетелей изобиловали многими неточностями, многое по их словам они забыли, что подтолкнуло сторону потерпевших на мысль о неискренности Бектегулова и Нартаева. Нартаев сказал, что протокола не читал. Оба они казахскоязычны, однако, к ним обращались на русском. Нартаев, то ли из-за волнения, то ли из-за плохого понимания русского языка, на саркастический вопрос Устемирова, адвоката подсудимого Ибрагимова, ответил, что он видел видеозапись следственного эксперимента по показаниям Мирошникова.

Затем на допрос был вновь вызван следователь Нуркаев, который руководил следственной группой в самом начале следствия. Адвокаты защиты пытались обвинить его в том, что он в ненадлежащем виде составил протоколы, с грубейшими ошибками выполнил следственные эксперименты, не ознакомил Мирошникова с некоторыми его правами.

Мирошников также отказался признать тот факт, что ему было представлено время для разговора со своим адвокатом, право на телефонный звонок. Нуркаев с этими обвинениями не согласился: “Адвокат ему на первый допрос был представлен, все то о чем вы говорили, насчет прав. Эти пункты мною были озвучены устно”.

В конце заседания пришло время для ходатайства всех сторон.

Суд удовлетворил ходатайство адвоката потерпевшей стороны Мусина по поводу допроса коллег Сарсенбайулы Ораза Жандосова и Айдоса Саримова, которые могут прояснить, некоторые факты, касающиеся 11 февраля 2006 года. Что ел в этот день Сарсенбайулы, какой был у него распорядок дня.

А также было удовлетворено еще одно ходатайство адвоката Мусина о выяснении личности Алексея Кекшаева и вызове его на допрос.

По ходатайству потерпевшего Рысбека Сарсенбая судья Мерекенов обязал гособвинение направить запрос о предоставлении суду т.н. “покаянного письма” Утембаева президенту Назарбаеву.

Удовлетворено и ходатайство адвоката подсудимого Ибрагимова Устемирова о вызове на допрос пресловутого Вячеслава Саланина и ознакомлении всех сторон с вещественным доказательством – схемы места происшествия, нарисованной Саланиным на пачке от сигарет, где он указывает на то, что на данном участке проезжали джип и автомашина марки “Мерседес”.

По ходатайству адвоката подсудимого Ибрагимова – Сарсенова — о предъявлении протоколов допроса работников вулканизации, где якобы менял шины Мирошников, где они не опознали подсудимого, суд принял решение частично отклонить: “Мы их вызовем на допрос”.

Было отклонено и ходатайство адвоката подсудимого Мирошникова – Семина – об экспертизе распечатки видеозаписи показаний Мирошникова и протокола допроса, так как они имеют существенные разночтения.

Суд продолжит свою работу завтра, 26 июля 2006 года.

Мы будем информировать общественность о развитии событий.

Пресс-служба партии “Настоящий АК ЖОЛ”

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...