Богатым быть хорошо. Но какова цена?!

В казахстанских СМИ медицинская тема продолжает оставаться актуальной. И вовсе не только потому, что нынче в рамках популяризации положений из Послания президента РК народу Казахстана уделяется особое внимание пропаганде здорового образа жизни. Просто нет ни одного человека, который был бы безразличен к своему здоровью.

В советское время было принято гордиться бесплатной медициной. Нынче же система здравоохранения дает казахстанцам все меньше и меньше поводов даже для простого и скромного удовлетворения. И тут дело зачастую не только в том, что теперь многие услуги вполне официально являются платными. Казахстанская медицинская отрасль — это тоже часть нашего стремительно меняющегося общества. И рассматривать ее состояние в отрыве от остальной общественной жизни, видимо, неразумно. Ведь не секрет, что наши проблемы, непосредственно связанные с постепенным гласным переходом системы здравоохранения на оказание платных услуг, в значительной мере усугубляются такими сопутствующими трудностями, происхождение которых с самой медициной как таковой почти никак не связано. В советское время пропагандировался в качестве общественного идеала образ человека, который без помпы и шумихи творит добро людям.

Сейчас идеал настоящего человека иной. Он олицетворяется богатством. Государственное телевидение каждодневно убеждает общество: “Лучше быть богатым”. Большие и малые официальные руководители открыто говорят, что выбирать и назначать на ответственные должности надо богатых. Потому что, мол, такой человек, который не сумел за последние десять лет разбогатеть, доказал только свою несостоятельность и доверять ему стоящее дело нельзя. Но добиться богатства в стране, где практически ничего, кроме скоропортящихся продуктов питания и очень простых по технологии изготовления товаров народного потребления, не производится, становится все сложней и сложней. А беззаботный и расточительный образ жизни – все притягательней и притягательней. Особенно это бросается в глаза в столичных городах. А впрочем, за последние несколько лет вкус к специфичной потребительской модели жизни приобрело множество людей в областных и даже районных центрах. Специфичность в данном случае заключается в наличии при этом свойственного нашим традициям духа состязательности. Тои и праздники — все более щедрые и разгульные по атрибутам и тратам, символизирующие государственность и возводимые на казенные деньги памятники – все выше и величественней, ипотечные кредиты, на которые подписывается множество граждан, — все фантастичней по сумме. То есть мораль такова: трать денег все больше и радуйся жизни все сильней. А если для такого образа жизни не хватает средств, смело занимай их или бери кредиты. О последствиях же не думай, не ломай особенно голову. Придет время – там, мол, посмотрим…

Никто не собирается доказывать, что богатым и расточительным быть плохо. Но богатство богатству рознь. В соседнем Китае принятие курса на поощрение обогащения людей привело за 20 лет к многократному увеличению национального продукта и значительному повышению уровня жизни. Да, и там появился класс богатых людей. Но китайский рывок к обогащению сопровождается ростом показателей в производстве и качестве товаров и услуг и снижением цен на них.

К примеру, стоимость среднего телевизора в Китае за последние годы снизилась с $400 до $80. Причем китайцы поступательно снижают цены не только у себя дома, но и по всему миру — от Японии на Востоке до США на Западе.

К совсем иным результатам привел курс на поощрение обогащения у нас. Производство в целом, если не считать сырьевого сектора и алкогольно-табачной промышленности, больше простаивает, чем работает. Потребление товаров на 85% покрывается за счет импорта, то есть обогащает зарубежного производителя. А вывоз той же нефти, которая, как говорят, составляет 80% нашего сырьевого экспорта, практически не облагается экспортной пошлиной. И вообще львиная часть вывозимого отсюда сырья уходит по низкой цене через офшорные зоны, то есть уводится из-под нормального налогообложения. Что же касается прибыли от крупнейших сырьевых месторождений, она на вполне законном основании уходит за рубеж, поскольку их собственники — иностранцы. Одним словом, сырьевой сектор, по большому счету, работает на кого угодно, но только не на Казахстан…

В этих условиях казахстанскому обывателю со всех уровней вбивается в голову мысль: ты не достоин уважения, если не можешь разбогатеть. И, естественно, наиболее популярной становится такая модель поведения, которая выражается в “делании денег” любой ценой. Наиболее популярная “цена” – это коррупционная практика.

Коррупция в Казахстане давно уже перестала представлять из себя просто предмет обывательских пересудов. Ныне это неоспоримый факт, признанный на самом высоком уровне как здесь, так и за рубежом. Разумеется, его сперва обнаружили, установили и осудили оттуда. Из-за бугра, значит. В середине 90-х гг. в докладе государственного департамента США коррупция в Казахстане была отмечена как фактор, который влечет за собой серьезнейшее нарушение прав человека в этой стране. Так наша республика тогда впервые еще хоть чем-то, кроме богатых природных запасов, сумела притянуть к себе внимание международной общественности…

Как известно, коррупция есть везде. В сравнительно недавнем прошлом даже Германия, которая воспринимается как страна образцового законопослушания, оскандалилась фактом, связанным с ней, на весь мир. Но коррупция коррупции рознь. То, что в одной стране воспринимается как преступная продажность должностного лица, может быть оценено общественной моралью другой страны, как благородный поступок с его стороны и игнорироваться законом в действии. Думается, будет небезосновательно отнести к разряду последней и Казахстан. В одной из авторитетнейших западных газет некоторое время назад приводилась такая характеристика политолога Н.Масанова, посвященная этой ситуации: “Народ здесь делится на две группы – это коррумпированные и те, кто мечтает сделаться ими. Прежде маленькие дети тут горели желанием стать космонавтами. Теперь они мечтают стать коррумпированными”. Мы можем думать о себе что угодно. Но ведь важно и то, какими нас видят другие. Особенно на Западе, чье мнение в большей части мира, а особенно на постсоветском пространстве имеет решающее значение.

У нас в стране властвует культ богатой и расточительной жизни. А вот вполне честных и справедливых способов для того, чтобы хотя бы худо-бедно соответствовать такой модели, мало.

Поэтому едва ли стоит удивляться тому, что во всех структурах, куда по той или иной нужде рядовой гражданин обращается, уже сформирована разветвленная неформальная система его обирания. Такая реальность присутствует, естественно, и в здравоохранении. Эта система приспосабливает к себе всех. Тот, кто даже вопреки своей выгоде не хочет ее принять, безжалостно выбрасывается. О том, как это происходит, рассказывается в нижеследующем письме читателя, полученном автором этих строк некоторое время назад:

Уважаемый товарищ журналист, помогите разобраться в сложившейся ситуации. Одна моя знакомая, врач, устроилась на работу в комиссию ВТЭК при собесе. Заведующая отделом вызывает ее и говорит:Дайте мне сто долларов”. Знакомая отвечает: “Зарплата у меня – небольшая”. А заведующая, ссылаясь на то, что она благодаря своему членству в комиссии должна иметь “левый” доход от проходящих проверку, продолжает требовать от нее деньги. Аргумент, что эта женщина-врач не берет “левых” денег, руководительницу не убеждает. Заведующая отправляется наводить справки у ее сослуживцев. Те подтверждают: да, не берет. На следующий день мою знакомую уволили. В связи с этой историей возникают такие вопросы. 1. Не есть ли это государственная политика (при переходе к рыночным отношениям)? 2. Для чего создаются комиссии ВТЭК: а) чтобы помогать больным людям или б) чтобы чиновники могли собирать деньги для своего обогащения? Ответы на эти вопросы желательно было бы получить от соответствующих инстанций областного и республиканского уровня.

Б.Ю.Ж., г. Тараз”.

Автор письма хотел бы получить ответы на свои вопросы. Но предполагаемые ответы подразумеваемых инстанций в данном случае практически очевидны: 1) ясное дело, это не государственная политика; 2) ясное дело, ВТЭК создаются не для обогащения чиновников.

Поскольку ни имени пострадавшего от произвола врача, ни названия учреждения, где с ним так поступили, в письме не указали, не было и официального повода для разбирательств. Да и изменишь разве такое повсеместное явление журналистскими запросами? Перефразируя известное изречение К.Маркса, тут надо “не объяснять, а менять” все в корне…

Но и изменить не получится. Ведь времена-то сейчас уже другие. И ценности – тоже. В том числе — и духовные. Остается всего лишь один вопрос: куда мы в конце концов с этим придем?!.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...