Алматы: Миграционная ситуация и конфликтный потенциал. Часть 2

Часть 1 см. здесь

Помимо легальных, значителен поток нелегальных иммигрантов. Прежде всего, трудовых иммигрантов. Во время последних президентских выборов один известный политолог не найдя себя в списке избирателей, запальчиво доказывал, что прописка давно отменена. Хотя институт прописки отменен, остается процедура регистрации. В конце 2004 – начале 2005 годов служба регистрации граждан Казахстана передана из ведения МВД в Минюст. За МВД (миграционной полицией) осталась регистрация иностранцев.

Тысячи казахстанцев, прибывших в Алматы не являются нелегалами. Каждый гражданин имеет право свободы передвижения, выбора места жительства. Камень преткновения, один из источников конфликтов – отсутствие регистрации. Что влечет за собой выпадение из “социального поля”: ограничивает возможности устройства на работу, получения кредита, получения пенсии, устройства детей в школу, доступ к медицинским услугам. Это касается не только жителей мигрантских поселков “Шанырак”, Бакай, но и всех, не имеющих регистрации, арендующих комнаты, квартиры.

Предполагаемое “давление” мигрантов на социальную инфраструктуру города проявляется иногда в мигрантофобии, которая, в свою очередь усиливает конфликтный потенциал. В России, крупнейшем мегаполисе Москве, мигрантофобия проявлена не только в бытовой сфере, но и в политической (скандальный ролик партии “Родина” на выборах в Мосгордуму).

Для крупных мегаполисов, всегда бывших центром миграционных потоков, будь то Москва в России, Алматы в Казахстане, не говоря уже о таких мегаполисах иммигрантских обществ, как Нью-Йорк, мигрантофобские лозунги типа “Москва – для москвичей”, явно неперспективны и неорганичны. Без какого-либо специального анализа ясно, что в развитии и славе этих городов значителен вклад мигрантов. Даже лозунг ограничителей миграции “Москва – для москвичей”, перекликается с названием известнейшей книги Владимира Гиляровского (1853-1935) “Москва и москвичи”, второе издание которой, кстати, носило название “Записки москвича”. При этом автор известнейшей книги о Москве – не москвич, родом из Вологодской губернии. Других примеров не счесть.

“Big apple” Алматы

Являясь крупнейшим мегаполисом страны, Алматы естественно является мигрантским городом. Если в среднем по Казахстану в период переписи населения 1999 года удельный вес мигрантов (родившихся не в данном населенном пункте) составляла лишь 22,9%, то в Южной столице более половины – 51,8%. Незначительно опережает Алматы по этому показателю, лишь Астана, львиную долю новых жителей которой составили переселившиеся в последние годы в новую столицу алматинцы. Необходимо учитывать также, что в Алматы, в отличие от столицы, проживают сотни тысяч незарегистрированных мигрантов.

Наименее мигрантские, или наименее миграционно привлекательные – Атырауская, Кызылординская и Южно-Казахстанская области. Что объясняется рядом экономических (избыток трудовых ресурсов, безработица; в случае с Атырауской областью – незначительная ёмкость нефтегазового сектора в плане занятости), природных (Кызылординская и Атырауская области), социальных (проблема интеграции в местные сообщества – Южно-Казахстанская область) факторов.

Структура населения РК по показателю миграции: 1999 г.*

Все население

в т.ч., проживающие в регионе

с рождения

не с рождения

Акмолинская

100%

72,2%

27,8%

Актюбинская

100%

83,8%

16,2%

Алматинская

100%

77,7%

22,3%

Атырауская

100%

95,2%

4,8%

В-Казахстанская

100%

82,7%

17,3%

Жамбылская

100%

81,9%

18,1%

З-Казахстанская

100%

86,7%

13,3%

Карагандинская

100%

70,1%

29,9%

Костанайская

100%

71,7%

28,3%

Кызылординская

100%

95,9%

4,1%

Мангыстауская

100%

62,6%

37,4%

Павлодарская

100%

68,1%

31,9%

С-Казахстанская

100%

80,0%

20,0%

Ю-Казахстанская

100%

91,4%

8,6%

г.Астана

100%

43,3%

56,7%

г.Алматы

100%

48,2%

51,8%

Респ.Казахстан

100%

77,1%

22,9%

* Источник: Миграция населения РК. Итоги переписи населения 1999 г. в РК. Стат.сб. – Алматы, 2000. – С.78.

В связи с тем, что в 1999 году незарегистрированные жители не учитывались статистикой, возраставшим в последние пять лет после переписи 1999 года потоком мигрантов в Южную столицу, удельный вес коренных алматинцев составляет ныне не более 1/3.

Как и Нью-Йорк, Алматы (конечно в других масштабах) является центром притяжения мигрантов. По стечению обстоятельств, у городов одинаковые символы. Правда, неформальные. Но тем более органичные, жизненные.

С 1930-х годов за Нью-Йорком закрепилось прозвище “Big apple” (“Большое Яблоко”). Оно символизировало удачу, придя из сленга джазовых музыкантов, среди которых была популярна фраза “На яблоне много разных яблок, но если тебе посчастливится сыграть в Нью-Йорке, то считай, что самое большое яблоко у тебя в кармане”. Именно тогда жадный до всего нового Нью-Йорк стал новым после Нью-Орлеана центром джаза, где музыка черных музыкантов прижилась, изменилась и обогатилась.

Неформальный символ Алматы – апорт. Апорт и есть Большое яблоко. Не исключено, самое большее из всего разнообразия видов.

Сам топоним “Алматы”, вопреки расхожим суждениям обывателей, означает не “отец яблок”, якобы от “Алма-Ата”, а “Яблоневое”, “Яблоневая местность” – от “алма” (яблоко) и “туы” (рождаться). Об этом, еще в начале XX века писал классик востоковедения В.В.Бартольд. Окончание “ата” в топонимах Средней Азии – религиозного характера, как правило, связанное с культом исламских, доисламских святых: “Аулие-ата” (ныне Тараз), “Кошкар-ата” и т.д.

Когда говорят о необходимости ужесточения миграционной политики, призывают немедленно депортировать всех нелегальных трудовых мигрантов, забывают элементарные вещи. Депортировать разом сотни тысяч гастарбайтеров вряд ли возможно. Люди из стран СНГ могут быть выдворены лишь за незаконную трудовую деятельность, что надо еще доказать.

К тому же не следует забывать, что со странами СНГ у Казахстана безвизовый режим. Все выходцы из стран СНГ, если только они не трудятся без лицензии, вполне законно могут пребывать в Казахстане. Опасения, что временные трудовые легальные и нелегальные иммигранты из стран СНГ могут со временем остаться на ПМЖ, по крайней мере, в отношении россиян и кыргызстанцев, также безосновательны. Те и другие, наряду с гражданами Беларуси, беспрепятственно могут принять казахстанское гражданство в соответствии с ратифицированным 30 декабря 1999 года 4-х сторонним “Соглашением между Республикой Беларусь, Республикой Казахстан, Кыргызской Республикой и Российской Федерацией об упрощенном порядке приобретения гражданства”.

Не случайно, в июле 2006 года принят закон “Об амнистии в связи с легализацией незаконных трудовых иммигрантов”, согласно которому, с 1 августа по 31 декабря проводится разовая акция по легализации незаконных трудовых иммигрантов. Причем, только из стран СНГ.

Несколько иная ситуация с иммигрантами из Дальнего зарубежья. В 2005 году в Казахстан по служебным, рабочим, частным и туристическим визам прибыли 183 тыс. человек из Дальнего зарубежья (из стран СНГ – 935 тыс. человек). Среди 183 тыс. “настоящих иностранцев”: из КНР – 34 108, и Турции – 36 081. Среди временных мигрантов из Дальнего зарубежья более 2/3 от всех привлеченных к административной ответственности – 72,7% и также более 2/3 из числа выдворенных – 76,5% оказались примерно в равной части граждане двух стран – Китая и Турции. Для примера, в 2005 году в Казахстан с разными целями приехали свыше 8 тыс. граждан США и свыше 8 тыс. граждан Великобритании. Из их числа, выдворено лишь 4 (четверо) граждан Великобритании. Турков же – 366 [Данные МВД].

Угроза китайской этнической экспансии несколько преувеличена. Из 34 108 граждан КНР прибывших в 2005 году в РК, оставлено на ПМЖ лишь 755 граждан КНР. Граждан КНР – не значит, китайцев. Подавляющая часть из них оралманы, уйгуры и др. В феврале 2006 года при обсуждении законопроекта об амнистии незаконных трудовых мигрантов в Парламенте вице-министр МВД Алик Шпекбаев пояснил депутатам: по информации МВД, в настоящее время в Казахстане пребывает 34 тысячи человек из КНР, из них 65% -оралманы. Шестеро ханьцев в последние годы получили гражданство Казахстана.

Активную фазу проникновения китайского этнического элемента характеризуют чайна-тауны. В Алматы они не сформированы. С середины 1990-х гг. в Алматы обозначились тенденции формирования компактной локализации в заселяемых сплошь подъездах домов, бывших ведомственных общежитиях, микрорайонах “Заря Востока”, “Дружба”, примыкающих к универсальному рынку (“барахолке”). Потенциально, подобные относительно неструктурированные “анклавы” могут в будущем стать “точкой роста” чайна-тауна.

Сами чайна-тауны – ярко выраженный пример этно-социальной изоляции, причем, не только в социальном, но и географическом пространстве. Соответственно, их возникновение наглядно и легко контролируемо.

На современном этапе, в городах Казахстана, чайна-тауны не сформировались. Китайское “торговое меньшинство” сосуществует с казахстанскими мелкими торговцами, представителями других этнических “торговых меньшинств” из Турции, Закавказья, Северного Кавказа, Узбекистана. До настоящего времени, конкуренция между китайскими и остальными иноэтничными торговцами не перерастала в этноконфликты, что отчасти обусловлено тем, что китайцами образована своя торговая экономическая ниша – оптовая и розничная торговля дешевыми, соответствующего качества китайскими товарами.

Из числа других “торговых меньшинств”, китайские торговцы наиболее часто подвергаются ограблениям, вымогательству, рэкету.

Причем, не только со стороны криминалитета. Два-три года назад широкий резонанс имели два прямо не взаимосвязанных, на первый взгляд, события. Первое – акция протеста китайских торговцев у здания китайского посольства в связи с притеснениями их со стороны сотрудников полиции. Второе – нашумевший захват бандой Юсупова китаянки с родственником с барахолки (похищенная оказалась дочкой влиятельного лица в КНР), их последующее освобождение по всем жанрам американского боевика – криминальной полицией, алматинским уголовным розыском.

Наибольший конфликтный потенциал связан с турецкими иммигрантами. В начале 2005 года и 15 апреля 2005 года в Атырауской области произошли 2 значительных антиимигрантских социоконфликта казахстанских и турецких рабочих, занятых на подрядных и субподрядных работах АНПЗ, “Тенгизшевройл”. В столкновениях принимали участие до 800 человек. Что повлекло в первом случае, массовый исход сотен трудовых иммигрантов, работников турецкой компании “Гате Иншаат” на родину – в Турцию. Большинство антиимигрантских конфликтов последнего десятилетия связаны с трудовой миграцией из Турции.

Причинами этих конфликтов были низкая по сравнению с турками оплата труда, неравномерное представительство казахстанских специалистов в управлении среднего звена, частые и безосновательные увольнения, отсутствие элементарных бытовых и производственных условий, некачественное питание. Поводом же к столкновениям послужили “факты пренебрежительного и уничижительного отношения турецких управленцев к местным строителям … “некорректное” отношение к казахстанским женщинам. А говоря прямо, склонение сотрудниц СП “Сенiмдi Курылыс” к интимным отношениям посредством шантажа: строптивых пугали увольнением” [Байнекеева З. Стенка на стенку // Время. – 2005. — №16, 21 апреля].

В Алматы дискриминация иерархизирована. Проводится в отношении:

— коренных алматинцев (со стороны бизнес элиты – “границы”, “шлюзы”, препятствующие социальной мобильности, усиливающаяся стратификация, основанная на предписанных, а не достигаемых статусах);

— всех алматинцев (со стороны зарубежных работодателей);

— внутренних мигрантов (со стороны алматинских и зарубежных работодателей);

— нелегальных трудовых мигрантов из Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана (со стороны алматинских предпринимателей).

“Великая американская мечта” – это и есть общество равных возможностей, без лордов, королей, баронов. Другими словами тип стратификации, основанный на достигаемых, а не предписанных (принадлежность к высшим слоям по рождению) статусах.

В первых строках Декларации Независимости США (1776) записано: “Мы считаем очевидными следующие истины: все люди сотворены равными [“сотворены равными” – отрицание предписанных статусов – Н.М.], и все они одарены своим Создателем некоторыми неотчуждаемыми правами, к числу которых принадлежат: жизнь, свобода и стремление к счастью”. Это, пожалуй, единственная конституция в мире, где люди прямо отважились записать – “Каждый человек имеет право на счастье”.

Американцы – нация иммигрантов. Они попросту отвергли “блатное” говоря нынешним языком общество, сказали “good bye!” королю, графам, и отчалили, в переносном и прямом смысле, строить Новый свет (Нью-Йорк, Нью-Джерси и т.д.). Об этом, также недвусмысленно говорится в Декларации независимости:

“Нельзя также сказать, чтобы мы не обращали внимания на наших братьев-британцев. Время от времени мы предостерегали их о попытках их законодательного собрания подчинить нас незаконной юрисдикции. Мы напоминали им о тех условиях, при которых мы эмигрировали и поселились здесь. Мы взывали к врожденному в них чувству справедливости и великодушию и заклинали их узами нашего родства … Но они также остались глухи к голосу справедливости и кровного родства. Поэтому мы должны подчиниться необходимости, принуждающей нас отделиться от них, и считать их отныне, как и другие народы, врагами во время войны и друзьями во время мира”.

В последние 15 лет многие алматинцы из числа знакомых эмигрировали в Америку, Канаду, Австралию, анклав России в ЕС – Калининградскую область. Главным фактором эмиграции были не бедность по казахстанским или алматинским меркам, а ограничения в самореализации, или в терминах социологии тип стратификации. Причем, четко осознавалось, что в эмиграции не будет достигнуто каких-то “супервысот”: их устраивал сам тип общества без “социальных шлюзов”.

Миграционный фактор в развитии Алматы (да и всего Казахстана) до сих пор в полной мере не оценен. Фактор в целом, позитивный, включающий, тем не менее, определенный конфликтный потенциал.

Проблема Шанырака, Бакая, других мигрантских поселков должна быть решена путем разовой легализации (все последующие самострои – незаконны) строений решением правительства на базе поправки к закону “О легализации имущества”. В районе газовых и иных коммуникаций жители домов могут быть отселены на другие участки. Возможно с компенсацией за снос узаконенных решением правительства домов: не на покупку нового дома, учитывая то, как возникли эти дома, а на стройматериалы, для самостоятельного индивидуального возведения жилья на отводимых участках. Власти на местах, Алматинский акимат в частности, должны не допускать самострой, упреждать его.

Конечно же, многие из внутренних мигрантов построили дома без разрешения, незаконно. Но, к примеру, морской закон гласит. Специально проникшие незаконно на корабль безбилетники, не могут быть просто выброшены за борт. Многие привлекаются к общим корабельным работам, и даже становятся впоследствии, полноправными членами команды.

Обособленность мигрантских поселков в мегаполисе выталкивает из социального пространства, маргинализирует мигрантов. Порождает все сопутствующие этому процессу “социальные издержки”, увеличивает “социальную дистанцию” между группами городского общества.

Два года назад в статье “Алматы – город контрастов” отмечал конфликтный потенциал поляризации населения Алматы, мигрантских поселков “Шанырак” и других. Завершала ту мою статью фраза: “Примечателен финал известного американского фильма 1970-х годов “Генералы песчаных карьер”. Полагал, что финал помнят. Оказалось зря. А фильм “The Sandpit Generals” (1971) известного американского режиссера Халла Барлетта завершается штурмом мэрии толпой жителей кварталов бедноты “фавел”, в первых рядах которого главные герои ленты – пацаны, “генералы песчаных карьер”.

Тем, из представителей властей, и просто горожан, кто заявляет о необходимости вернуть, депортировать внутренних мигрантов (“ведь прежде они где-то жили?”) в регионы, можно напомнить, что они все-таки граждане Казахстана.

В отличие от прежней, настоящую статью завершаю расшифровкой финала фильма (см. выше) и строками русского варианта (слова Ю.Цейтлина) песни из “Генералов песчаных карьер”.

Я начал жизнь в трущобах городских,

И добрых слов я не слыхал.

Когда ласкали вы детей своих,

Я есть хотел, я замерзал.

Вы, увидав меня, не прячьте взгляд,

Ведь я ни в чем, ни в чем не виноват.

За что вы бросили меня, за что?

Где мой очаг? Где мой ночлег?

Не признаете вы мое родство,

А я ваш брат, я человек.

Откройте двери, люди, я ваш брат,

Ведь я ни в чем, ни в чем не виноват

Край небоскребов и роскошных вилл,

Из окон бьет слепящий свет.

Ах, если б мне хоть раз набраться сил,

Вы дали б мне за все ответ.

Вы поклоняетесь своим богам,

И ваши боги все прощают вам.

Вы знали ласки матерей родных,

А я не знал, и лишь во сне,

В моих виденьях детских, золотых

Мать иногда являлась мне.

Ах, мама, если б мне найти тебя,

Была б не так горька судьба моя.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...