Информационное сообщение о судебном процессе по делу об убийстве оппозиционного политика Алтынбека Сарсенбайулы (27 июля, по состоянию на 18.00)

27 июля 2006 года в городе Талдыкоргане после перерыва под председательством судьи Лукмата Мерекенова продолжился судебный процесс по обвинению Е. Утембаева, Р. Ибрагимова, В. Мирошникова, сотрудников КНБ РК и других в похищении и убийстве видного государственного деятеля Казахстана Алтынбека Сарсенбаева и его помощников – Василия Журавлева и Бауыржана Байбосына.

Суд продолжил допрос свидетеля Сабита Жансугурова, судмедэксперта центра судебной медицины, который участвовал при осмотре тел погибших после их обнаружения 13 февраля 2006 года.

Адвокат Устемиров — Жансугурову: “Когда в голову стреляют, сердце сразу останавливается?”

Жансугуров: “Это сложная теория. Никто не может сказать. Скорее всего, если поврежден мозг, сердце после смертельного выстрела работает миллисекунды”.

Вопрос: “По закону физики, давление крови куда должно быть?”

Жансугуров: “Закон физики здесь не причем. Если вы намекаете на то, что при выстреле, кровь брызжет фонтаном в другое направление, то могу сказать, что это происходит не всегда”.

Адвокат Розенцвайг — Жансугурову: “Были ли тела перемещены на месте происшествия, когда вы пришли?”

Жансугуров: “Нет”.

Вопрос: “Ваше мнение: трое потерпевших были убиты на месте обнаружения?”

Жансугуров: “Да. По признакам расположения…”

Вопрос: “Вы можете исключить версию о том, что тела могли быть перенесены на место происшествия?”

Жансугуров: “Если тела были бы перемещены, то расположение кровоподтеков и трупных пятен было бы другое”.

Адвокат Мусин – Жансугурову: “На пальцах у Сарсенбаева была найдена кровь. Что вы на это скажете?”

Жансугуров: “Скорее всего, кровь из носа вытекла при переворачивании тела…”

Вопрос: “Но вы же сказали, что кровь при долгом лежании не перетекает?”

Жансугуров: “Это свободная кровь, которая образовалась при выстреле. Не перетекает кровь в кровоподтеках, она в сосудах…”

Вопрос: “Почему вы не заметили прижизненных повреждений на лице у Сарсенбаева?”

Жансугуров: “Я не заметил”.

Адвокат Калиев — Жансугурову: “Вы в протоколе написали, что под телами снег растаял. Может, вы хотели сказать, что снега вообще там не было?”

Жансугуров: “Это было просто моим мнением. Это не вывод, а предположение”.

Вопрос: “Как вы объясните то, что на лице Сарсенбаева такие кровавые подтеки как будто они вытерты”.

Жансугуров: “Не могу объяснить”.

Вопрос: “У Журавлева видно, что между руками он держит носовой платок”.

Жансугуров: “Я не видел…”

Вопрос: “Почему вы не отразили, что на затылке у Сарсенбаева есть пулевое ранение, а на капюшоне, который закрывал голову, крови нет?\»

Жансугуров: “На капюшоне не было крови, я и не написал”.

Вопрос: “Как на майке оказалось пятно крови не соответствующей размерам кровоподтеков на спине?”

Жансугуров: “Может быть, под давлением пули либо при перемещении тел…”

Затем суд вызвал заведующего судмедэкспертизы города Алматы Нуркалиева Касымхана, который проводил экспертизу тела Алтынбека Сарсенбайулы 14 февраля т.г.

Адвокат Сарсенов – эксперту Нуркалиеву: “Существует ли методика по установлению даты смерти по жидкостям в теле?”

Нуркалиев: “Нет”.

Вопрос: “Известно, что они были убиты в районе 11 февраля после захвата и до 13 февраля в день их обнаружения. Вы можете сделать исследования, что они были убиты либо 11 февраля, либо 12 февраля?”

Нуркалиев: “Вообще время смерти должно определяться при обнаружении тела. По нашим наблюдениям время смерти сутки-полтора до обнаружения. В наших нищенских условиях и возможностях, нехватки кадров все возможные научные исследования были произведены”.

Вопрос: “У Сарсенбаева в крови и в тканях печени обнаружены следы этилового спирта. Прокомментируйте”

Нуркалиев: “Это абсолютно незначительные следы. Они могли остаться от употребления спиртных напитков и то, незначительны, за несколько дней до убийства. Найденные частицы этилового спирта в моче, могли образоваться от стресса или от скрытого сахарного диабета. Тут мы записали, что это не относится к алкогольному опьянению”.

Эксперт в ходе допроса не смог опровергнуть или подтвердить, были ли применены против Сарсенбайулы, Журавлева и Байбосына газовые баллончики (химические средства).

Он также не смог точно ответить, почему он записал в протоколе, что входное пулевое отверстие в спине Сарсенбаева располагается в районе 125 см., а пуля найдена в районе 123 см. (получается, что когда в него стреляли, он стоял).

Суд на этом объявил перерыв до 28 июля. Опрос экспертов будет продолжен в ходе завтрашнего заседания.

Мы будем информировать общественность о развитии событий.

Пресс-служба партии “Настоящий АК ЖОЛ”

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...