Информационное сообщение о судебном процессе по делу об убийстве оппозиционного политика Алтынбека Сарсенбайулы (1 августа, по состоянию на 13.00)

1 августа 2006 года в городе Талдыкоргане в 10.00 под председательством судьи Лукмата Мерекенова продолжился судебный процесс по обвинению Е.Утембаева, Р.Ибрагимова, В.Мирошникова, сотрудников КНБ РК и других в похищении и убийстве видного государственного деятеля Казахстана Алтынбека Сарсенбаева и его помощников – Василия Журавлева и Бауыржана Байбосына.

Сегодня с утра давал показания заведующий медико-криминалистического отделения Алматинского филиала Центра судебных экспертиз Анатолий Васильев, он принимал участие и при вскрытии погибших. Пока он ознакомлялся с протоколами осмотра тел, Сарсенов вновь поднял вопрос о том, что Мирошникову после ареста были нанесены телесные повреждения, а не во время его. Прокуратура возразила, сославшись на показания самого Мирошникова о том, что телесные повреждения были получены во время задержания, это же он подтвердил и при психиатрической экспертизе.

Перед просмотром видеозаписи с места осмотра преступления и найденных тел, Розенцвайг попросил эксперта обратить особое внимание на позу убитых, одежду, обувь, следы от обуви.

На видео: следы протекторов, следы ног, кепка, обзор панорамы местности, видны также следы ног на склоне. Тела слегка запорошены снегом, лежат практически вплотную друг к другу, головой на юг. На крупном плане у погибших на обуви не видно грязи, они лежат на животах, за кадром слышен разговор, где просят взять обувь крупным планом, отмечая, что она чистая, крупный план связанных рук — за кадром “пытались освободиться”. Воротники курток убитых натянуты на головы, у одного капюшон, но на них нет следов выстрелов. Удостоверение личности Алтынбека Сарсенбаева достали из кармана куртки, затем бумажник, его не тронули — деньги раскладывают и фиксируют на камеру, также поступают с личными вещами, найденными в карманах Бауыржана Байбосына и Василия Журавлева. Там же раздевают тела.

Отметим, то, о чем говорят за кадром, на записи слышно только первые несколько минут, после идет фон от мобильного телефона.

Розенцвайг: Сразу хочу обратить внимание суда на то, что видеозапись не качественная, плохо записана, это не подлинник, осмотрен только Алтынбек Сарсенбаев, а Байбосына вообще нет на записи.

Розенцвайг обращается к эксперту: Вы обратили внимание, что и у Алтынбека Сарсенбаева и у Бауыржана Байбосына куртки натянуты на голову, и у всех чистые ботинки?

Эксперт: Я обратил на это внимание, но на снимках, где крупный план, все же видно, что на ботинках есть грязь.

Сарсенов: Это нигде в протоколах не отражено.

Розенцвайг эксперту: Переносили ли трупы?

Эксперт: Во время обнаружения все трупы лежали вместе. Судя по кровоподтекам, на голове кровь стекла вниз к лицу, значит, и сразу после выстрела они были в таком состоянии. Судя по всему тому, что мы посмотрели, убиты они были именно там.

Калиев: На майке у Байбосына 2 пятна крови никак не связанные друг с другом…

Эксперт: Такое могло получиться, могли быть судороги и конвульсии, майка могла смещаться…

Затем эксперт рассказывал о том, что такое “пенистая кровь”, вновь обсуждались пятна на майке, Калиев задавал вопрос, мог ли человек дышать после первого выстрела, эксперт ответил, что это остаточный воздух в легких…

Судья: А какой выстрел был первым?

Эксперт: Трудно сказать. Но, наверное, первый в спину… Потом сразу человек сознание теряет и все, потом в затылок…

Также эксперт рассказал о том, что его пригласили, когда изымали пули из тел, он сравнил их с пулями из своего архива и они подошли к пуле от ПСМ.

Розенцвайг вернулся к вопросу о чистой обуви, но эксперт вновь указал на небольшое количество грязи, но адвокат настаивал, что такое незначительное количество грязи могло бы быть оттого, что люди ходили и по городу, “это не в моей компетенции”, — наконец заявил эксперт на вопрос о чистых ботинках.

Затем вернулись к видеозаписи.

Эксперт: Я обратил внимание, что на правой кисти у Сарсенбаева кровь, могу сказать, что правая кисть касалась лица, кисти руки были в лицевой части, а могла кровь попасть от переворачивания тела…

Калиев: Как замерзшая, застывшая, свернувшаяся кровь может стекать?

Эксперт несколько смутился и не смог дать внятного ответа, после чего вновь была продемонстрирована видеозапись осмотра тел погибших.

Калиев, обращаясь к суду: Данную видеозапись нельзя считать документом, так как ни начала, ни окончания осмотра места происшествия на ней не запечатлено. Возможно даже, что она была смонтирована. Мы требуем предоставление оригинала.

Калиев, к эксперту: Возможно ли размазывание вытекшей крови при переворачивании тел, если с момента смерти прошло 30-40-48 часов? Тем более что стояла минусовая температура! Обратите внимание, что на телах нет снега. Одежду снимают, а она не была примерзшей к грунту, а под телами нет снега…

Эксперт: Снег растаял – тела были теплыми…

Тогда его вновь переспросили, почему же тогда одежда не примерзшая, если тела были теплыми, снег таял, а затем стояла минусовая температура. Отвечая на дальнейшие вопросы, эксперт стал давать разные ответы, — то был снег, то его могло бы и не быть, а закончил тем что он “не знает”… Эксперт лишь настаивал на том, что после выстрела в голову тела не переворачивали.

Затем зашла речь о ранениях, почему они “слепые”, а не сквозные…

Калиев: Вы категорически исключаете, что тела не переворачивали?

Эксперт: По кровоподтекам могу сказать — не переворачивались.

Розенцвайг: Как объяснить, что куртки и капюшон натянуты на головы, а на них нет отверстий от пуль?

Эксперт: Это уже после выстрелов могли натянуть им на головы…

Судья: Почему тела раздели прямо на месте?

Эксперт: Когда привозят тела в морг, то одежда скидывается на пол, там может быть кровь от других тел, может получиться совсем другая картинка…

Затем вновь зашел разговор о пятнах крови на майке Алтынбека Сарсенбаева. Было решено после перерыва предоставить саму майку в суде эксперту.

Сарсенов обратил внимание на протоколы, где описание изъятых из трупов пуль разные, одна серо-коричневая, другая желтая и желтовато-красная…

Эксперт: Ну, глаза у всех по-разному видят…

Сарсенов: Там не описано и то, какая пуля откуда изъята…

Эксперт: Все описывалось…

Поднялся вопрос и о том, что другие эксперты спокойно вошли в морг и провели процедуры (сделали снимки, срезали волосы вокруг пулевого ранения в затылок у А. Сарсенбаева, взяли смывы рук и срезы ногтей) без разрешения патологоанатомов.

Эксперт: Мы не знали, они сами пришли, все сделали…

Сарсенов: Как, без вашего разрешения?

Эксперт: Санитары их впустили…

Далее продолжилось обсуждение работы экспертов.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...