Ловушка многовекторной политики

Как долго Казахстан может оставаться ключевым союзником и России, и США?

При тех условиях, когда намерения Кремля и планы Белого дома, связанные с Центральной Азией, все чаще и чаще вступают в прямое противоречие, сохранять верность такой позиции Астане оказывается все трудней и трудней. Всего лишь один пример. Считается, что сейчас Грузии большие трудности в вопросах ее энергоснабжения создает Россия. Особенно здесь следует выделить проблему газоснабжения. Из-за нее в начале нынешнего года отношения между официальным Тбилиси и Кремлем обострились настолько, что грузинский президент М.Саакашвили однажды бросил в сердцах такую жесткую фразу: “На российском газе клин со светом не сошелся”. Чтобы позволять себе подобные заявления, надо иметь готовую альтернативу. Ее, эту альтернативу, Грузии помогает обрести, по всей видимости, Вашингтон. Джошуа Кучера из “Eurasianet” в своей статье “Вашингтон хочет помочь Грузии прорвать энергетическую зависимость от России” по этому поводу пишет так: “Грузинский план является частью более масштабной стратегии, разработанной чиновниками Вашингтона с тем, чтобы поощрять развитие энергетических отраслей стран Центральной Азии и Кавказа, увеличивая также одновременно влияние США в регионе. Стивен Манн, главный заместитель госсекретаря по делам Южной и Центральной Азии, говорит, что сейчас Вашингтон сосредоточился на “второй фазе” новых энергетических путей из Центральной Азии… Вторая фаза, говорит он, фокусируется на возрастающем доступе нефти из Казахстана, ключевого союзника США в регионе, к трубопроводу Баку-Тбилиси-Джейхан” (Joshua KuceraWASHINGTON WANTS TO HELP GEORGIA BREAK ITS ENERGY DEPENDENCE ON RUSSIA, 04.08. 2006 г.).

Итак, если судить по вышеприведенной цитате, получается, что Вашингтон в своих усилиях по выведению Грузии из-под российской зависимости в вопросах энергоснабжения делает большую ставку на Казахстан, называя его “ключевым союзником США в регионе”. Но самое примечательное – это то, что Астана, судя по имеющимся данным, и в самом деле оказывает значительное содействие “грузинскому плану” американцев. В том числе — и по газовому вопросу. Это подтверждается следующим заявлением президента Грузии М.Саакашвили, сделанным в июне этого года: “В сфере дистрибуции природного газа в стране на пятки России наступает Казахстан”. На самом деле, по данным все тех же американцев, никакого “наступления на пятки россиян” нет. Россия, покрывавшая практически полностью нужды Грузии в природном газе до начала нынешнего года, в одночасье и без разговоров уступила это обязательство Казахстану. Сейчас грузинские потребности в “голубом топливе” почти на 90 процентов покрываются уже нашей страной. Открытым остается такой вопрос: “Уступила бы Россия так безропотно грузинский рынок Казахстану, если бы для нее была хоть какая-нибудь выгода в его сохранении?!”. Вопрос — риторический. Ясно, что обязательство обеспечивать Грузию газом для России было не в радость, в тягость. В противном случае она просто не допустила бы реализации казахстанско-грузинского договора о прямых поставках газа отсюда туда. Тем более что в газовом вопросе, в отличие от нефтяного вопроса, Казахстан при желании поставлять свое сырье в Грузию всецело зависит от транспортных сетей российского “Газпрома”. Так что Астане, прежде чем взяться снабжать Грузию “голубым топливом”, необходимо было, по всей видимости, удовлетворить интересы российского газотранспортного бизнеса. Проще говоря – дать ему его посредническую цену.

Если сейчас М.Саакашвили так уверенно говорит об успехах “дистрибуции” казахстанского газа в Грузии, это может значить только одно. То, что “Газпром” остается довольным тем раскладом по вопросу газоснабжения этой закавказской страны, который предложила Астана. Вот она — та цена, благодаря которой Казахстану пока удается сохранять имидж “ключевого союзника” России и США в одно и то же время, да еще в условиях, когда эти две великие державы соперничают друг с другом.

Считается, что Грузия газ получает от “Газпрома” по цене 110 долларов за тысячу кубометров. Но, по сути, российская газовая корпорация является сейчас больше транспортным посредником, чем непосредственно поставщиком. Теперь основной поставщик природного газа в Грузию – Казахстан. Объем обязательств нашей страны грузинской стороне по поставкам “голубого топлива” — 2 млрд. кубометров ежегодно. Много это или мало? Прибегнем к мнению экспертов для получения конкретного представления на этот счет: “Добыча газа в Казахстане в последние годы составляет около 12 млрд. кубометров — при внутреннем потреблении в 5 млрд.” (М.Сергеев “Владимир Путин объединился с Нурсултаном Назарбаевым” gzt.ru, 21.05.2006 г.). Получается, Астана берется поставлять в Грузию 2 млрд. кубометров газа при внутренней потребности Казахстана в 5 млрд. кубометров.

Грузия 5-миллионная страна, Казахстан – 15-миллионная. Следовательно, благодаря гарантированным межгосударственным соглашением поставкам отсюда у грузин потребление газа на душу населения оказывается выше, чем у самих казахстанцев, процентов на 20.

А теперь о тех ценах, по которым Казахстан экспортирует газ в Грузию и импортирует его же у Узбекистана для своих южных областей. В Закавказье наше “голубое топливо” попадает, повторяем, через транспортную систему “Газпрома”. На российско-грузинской границе его цена – 110 долларов. А вот какова она на выходе из Казахстана? На этот счет в вышеупомянутой статье говорится следующее: “Цену импорта сырого казахского газа в Россию в “Газпроме” называют коммерческой тайной” (М.Сергеев “Владимир Путин объединился с Нурсултаном Назарбаевым” gzt.ru, 21.05.2006 г.). На самом деле, тут особой тайны нет. Российские авторы говорят о цене в 50 долларов за тысячу кубометров казахстанского газа, идущего в Грузию. А вот у Узбекистана Казахстан такой же газ покупает по цене в 55 долларов. Вот такая получается экспортно-импортная политика по “голубому топливу” у страны, которая газа производит гораздо больше собственных потребностей.

Когда задумываешься над вопросом о том, как Казахстану так долго удается сохранять позицию ключевого союзника России и США одновременно, на ум приходят примеры типа того, как, согласно решению официальной Астаны, национальная компания “Казмунайгаз” приобрела “Тбилгаз”, обязавшись обеспечить его бесперебойную работу. Инвестиции за границей – дело хорошее. Но почему бы в таком случае той же официальной Астане прежде не озаботиться аналогичным инвестиционным проектом относительно нашего ближайшего соседа Кыргызстана. Ведь эта республика терпит отчаянную нужду в газе и не скрывает своих намерений побудить, используя в качестве рычага собственные гидроресурсы, соседние Казахстан и Узбекистан начинать всерьез считаться с ее такой проблемой. Но пока – без особого успеха. Однако мы все знаем, как трудно сейчас складываются дела в Кыргызстане. И нет сомнения в том, что такая ситуация рано или поздно ударит бумерангом по Казахстану. Астана в целях предупреждения такого оборота событий могла бы взяться помогать с газом этому самому Кыргызстану. Ибо от этой республики у нас гигантская зависимость по гидроресурсам. А от Грузии Казахстан практически никак не зависит. Конечно, и грузинам можно было бы помочь.

Но у страны должны быть более приоритетные и менее приоритетные партнеры. Первые – это те, кто находится близко и может, в зависимости от ситуации, помочь или создать тебе проблему. А вторые – это такие государства, которые с тобой непосредственно не граничат и, следовательно, не в состоянии – вольно или невольно — непосредственно повлиять на внутреннее положение у тебя в стране.

Увы, у нас, по-видимому, руководствуются соображениями иного порядка. У нас, насколько можно судить по результатам, интересам сохранения за собой роли ключевых союзников великих держав отдается большее предпочтение, чем задачам сохранения и укрепления региональной политической и экономической безопасности. Хорошо. Скажем: и это тоже не плохо.

Но как долго Казахстану будет возможно продолжать соответствовать тем зачастую полярно противоречивым политико-экономическим видам, которые в отношении него имеют Россия и США. У того же Вашингтона есть еще идея непосредственного связывания Центральной Азии с Южной Азией. На слушаниях в комитете Конгресса США, состоявшихся в апреле с.г., высокопоставленные представители американской администрации говорили о том, что такая связь особенно важна в энергетическом секторе. Все тот же Джошуа Кучера в свое время по этому поводу писал так: “Демократизация Афганистана превратила его из препятствия, отделявшего Среднюю Азию от Южной Азии, в мост, который их соединяет. И это, в свою очередь, открывает замечательные новые возможности”, сказал 26 апреля в своем письме в комитет конгресса Ричард Баучер, помощник госсекретаря по делам Южной и Центральной Азии. “Наша цель заключается в том, чтобы восстановить древние связи между Южной и Центральной Азией и наладить новые отношения в сферах торговли, транспорта, демократии, энергетики и коммуникаций(ВАШИНГТОН СТРЕМИТСЯ СОРИЕНТИРОВАТЬ ЦЕНТРАЛЬНОАЗИАТСКИЕ СТРАНЫ НА СВОИХ СОЮЗНИКОВ В ЮЖНОЙ АЗИИ, “Eurasianet”, апрель 2006 г.). Заявляя такую цель представители администрации США, разумеется, “отрицают наличие геостратегической борьбы между Соединенными Штатами, Россией и Китаем за влияние в Центральной Азии”. Вместо этого они акцентируют внимание на необходимости ориентирования региона “в южном направлении с целью диверсификации”. Р.Баучер говорит так: “Нет никакой конкуренции между Соединенными Штатами, Россией и Китаем. По большей части то, что мы там делаем, сводится к предоставлению странам региона возможностей для выбора… и недопущению того, чтобы они оказались зажатыми между двумя великими державами – Россией и Китаем”.

В общем, как ни крути, у американцев получаются лишь одно. Это значит меры по уводу Центральной Азии из-под влияния России. Причем основную ставку они могут делать тут лишь на Казахстан, так как с Узбекистаном, другой крупной страной региона, у них в последнее время сильно испортились отношения. В этих условиях наша страна выдвинута на роль “ключевого союзника США”. Но вместе с тем Казахстан является таким же ключевым союзником для России. Причем — не только в Центральной Азии, но и в СНГ в целом. Ожидания России с одной стороны и США, с другой, от своего “ключевого союзника” Казахстана со временем поставят его, надо полагать, в такое положение, когда не останется решительно никакой возможности найти хотя бы минимально приемлемые как для Кремля, так и для Вашингтона решения. Ведь такой вариант развития событий неизбежен. И что же тогда Астане остается делать?!

Новости партнеров

Загрузка...