Территория вечных полковников

“Бодризмы”

Я был полковником Советской Армии и остаюсь им

Нурсултан Назарбаев

Сакен ТАУЖАНОВ

Известный августовский демарш подсудимого Рустама Ибрагимова, как ни странно, предопределил рождение нового шедевра, вырвавшегося из уст зампреда КНБ господина Божко: дескать, “больной человек”. И вообще, мол, не хочу комментировать “бред сивой кобылы”.

Под “больным человеком”, надо полагать, господин Божко имел в виду подсудимого Рустама Ибрагимова, а не собственное самочувствие. Никоим образом, конечно, не преследую цель оскорбить практически “вечного” зампреда КНБ. Но с другой стороны, память воскрешает слова, произнесенные главой Казахстана: “Не надо нам в каждом населенном пункте открывать какие-то классы, школы. Точно так же и медицинское обслуживание людей”. Отсюда и возникло подспудное беспокойство за здоровье зампреда КНБ. Потому как подчиненные “полковника Советской Армии” — министры образования и здравоохранения, как известно, привыкли воспринимать слова президента Казахстана, как говорится, прямолинейно, магистрально

А имя г-на Божко уже вписано в историю Казахстана, ведь он в феврале текущего года был руководителем отряда “Арыстан”. И в этой связи, хочется порассуждать о пресловутом “носе”, якобы спасающем казахов, или т.н. “четвертом жузе”. Ведь такая личность как господин Божко – это такое же достояние республики, как, например, находящийся в бегах бывший замминистра культуры В. Кутовой. Дума о “вечных” министрах, заместителях министров, комитетов, депутатов, гражданах Казахстана русской национальности, одним своим присутствием спасающих имидж Казахстана, сладка. О них можно писать бесконечную сагу: о “непотопляемом” заместителе акима г. Алматы г-не Зайце, о новаторе и ученом, министре г-не Школьнике, давящей “повязке” ослепшей казахской Фемиды – г-не Рогове, “катализаторе” выборов 2005 года – депутате Парламента г-не Котовиче… Но именно то обстоятельство, что эти персоны лишь носители четко фиксированного процента “интернационализма” и разговор о них будет выглядеть как казахская слабость (“Бодризм”) по отношению к касте “неприкасаемых”, заставляет отложить эту затею и обратить внимание исключительно на “полковников”.

Итак, Р. Ибрагимов, бывший сотрудник МВД, согласно утверждению заместителя председателя КНБ — “больной человек”. А ведь и, в самом деле, “больной”… Парадокс, но все, кто работает или работал в силовых структурах, ныне, как принято говорить, ньюсмейкеры. Так или иначе, но они (полицейские) в одночасье стали героями “Горячих новостей”. И в самом деле, подвиги в стиле дяди Степы никого не интересуют: тройка представителей “внутренних органов”, разъезжающих по дворам в “Жигули” с темно-синими номерами наводят террора больше, чем стайки люмпенов из ставших знаменитыми пригородов Алматы. Однако довелось заметить, что и ребята в рубашках мышиного цвета испытывают дискомфорт: сидя в “Жигулях” с темно-синими номерами, троица постоянно оглядывается. Вероятно, в поиске “братьев по крови”…

Или вспомним тот уже канувший в Лету прыжок офицера из службы “ЖП” (переводится как “Дорожная полиция”) на подножку джипа дипломата из посольства США… Этот прыжок, кажется, убедил обывателя лишь в одном: у “американца” слишком слабенький двигатель для местных дорог.

В остальном — всё обыденно, скучно. Скучно и обыденно: полицейские, избивающие подростков: одному выбили глаз, другому сломали руку. Или об офицере полиции из Карагандинской области, который весьма оригинальным способом способствовал окончанию политической карьеры функционера из “З.С.К.”. Как ноу-хау мы почерпнули, что и полицейская фуражка может когда-то “выстрелить”.

Пока ещё неординарный случай в отечественной практике: бывший сотрудник МВД поджигает следователя одного из Бостандыкского РУВД г. Алматы. И что характерно, ведь никто нам не рассказал о шаныракском поджигателе: за что его, собственно, изгнали из “внутренних органов” Южного Казахстана? Ведь изгнание или добровольный уход из МВД – почти нонсенс.

Другими словами, казахская полиция – данность. Это живущие рядом, так сказать, люди. Мы практически знаем всё: их образ жизни, ценности (материальные), методы работы, уровень возможных тем, которые можно поддерживать в ходе диалога (монолога) с представителями полиции.

В отличие от полиции, КНБ интегрируется в мир семимильными шагами. Это уже не закрытая структура, это почти общественный и демократический институт, который способен подавать иски в суд на отдельных граждан. И даже на собственных бывших сотрудников. Кроме того, деятельность Комитета Национальной Безопасности – это практически неиссякаемый источник для вдохновения бывшего полковника-армейца, а ныне публициста — К. Тогузбаева. Если когда-нибудь брутальный “полковник Советской Армии” уйдет с политической арены, то, вероятно, бесстрашный публицист получит от этой скучной жизни всё, что К. Тогузбаеву причитается: премию “Золотое перо”, бюст на родине Героя, критику бывших друзей-соратников. Ну и еще по мелочи: “Курмет”, “Халык кахарман” и т.д. и т.п.

Что касается темы “бреда сивой кобылы” озвученной господином Божко, то она остаётся актуальным хитом. Но с другой стороны, это откровение всё же не обогнало по рейтингу совместный февральский “подвиг” “Сивой кобылы” (МВД) и “Арыстана” (КНБ). И хотя, мы несколько отвыкли от подобных домотканых словесных конструкций, восторг хочется выразить классикой от “полковника Советской Армии” Н. Назарбаева: “Христы рождаются редко, а иуды не переводятся как комары”.

***

Дарига Нурсултановна – родственница действующего президента (тире “полковника Советской Армии”), сказала как-то замечательные слова: “Только глупые люди очень хотят стать президентом”. Это, в самом деле, так и получается. Представьте: чтобы стать президентом Казахстана, сначала надо доказать, что ты — настоящий “ПОЛКОВНИК”.

Новости партнеров

Загрузка...