Требуем справедливого возмездия!

Источник: газета “Ел мен Жер”

4 августа в Алмалинском районном суде начался судебный процесс по делу об убийстве журналистки телеканала “Рахат” Алуы Абеновой. Первое слушание по этому делу уже дает повод сомневаться в справедливом решении суда по тому делу. Дело в том, что умышленное убийство квалифицировано как убийство по неосторожности. Вот уже больше года прошло с того трагического дня, а убитые горем родственники Алуы и по сей день не могут прийти в себя.

В ночь с 22 на 23 июля прошлого года в результате огнестрельного ранения погибла журналистка казахской редакции телекомпании “Рахат” Алуа Абенова.

Трагедия произошла рядом с домом, где она жила. Убийству журналистки, по словам очевидцев, предшествовала массовая драка – криминальная разборка. Алуа выбежала на улицу, когда среди криков дерущихся ей послышался голос родственника. В это время раздались выстрелы. Шальная пуля, которая предназначалась брату мужа Алуы, попала ей прямо в сердце. Смерть наступила мгновенно. Огнестрельные ранения также получили двое участников перестрелки — мужчины 40 и 22 лет.

А. Абенова, актриса по образованию, на телевидении вела популярные программы “Ойтолкын”, “Кунпарак”, “Сулулык сыры”. Вечером 25 июля в эфир вышла ее последняя программа.

Алуа была красивая, приятная, общительная, добрая, как журналист очень ответственная. Вела передачи, выходила и в прямом эфире. Она работала в средствах массовой информации с 1994 года была диктором на телеканале “Казахстан-1”. После рождения детей Алуа не могла просто сидеть дома – журналистика звала ее… И Алуа устроилась работать на “Алма ТВ”, а затем и на “Рахат ТВ”, — вспоминает муж трагически погибшей журналистки Мырзахан Абенов.

Мы не согласны с решением следственной группы о том, что убийство Алуы квалифицировали как убийство по неосторожности. Ну как это понять?! Я даже на улице у случайных прохожих спрашивал: “Если на улице драка, стреляют в одного человека, в другого, затем в постороннего, пригрозившего вызвать полицию, — это случайно или не случайно? Все говорят, что неслучайно…” Но следствие решило, что это было убийство по неосторожности, неосторожное обращение с оружием, хулиганство и т. д. Поэтому мы написали ходатайство в Алмалинский суд о возвращении дела на доследование”, — говорит М.Абенов.

Действительно, какое же это убийство по неосторожности, если в тот трагический день на пересечении пр. Абая и ул. Руднева прозвучали пять выстрелов из охотничьего карабина “Сайга”, в результате чего два человека получили огнестрельные ранения, а А.Абенова погибла? Ну, объясните, разве можно умышленное убийство квалифицировать как неосторожное обращение с оружием? Чему тут удивляться, если свидетельские показания деверя погибшей журналистки (именно ему предназначалась та злополучная пуля, которая пробила сердце Алуы Абеновой) еще в ходе следствия редактируются до неузнаваемости? Так, родственник А.Абеновой показал, что убийца целился именно в него. Однако следователь по каким-то, только ему ведомым, причинам стал убеждать его, что ему это показалось. Что это? Просто нежелание исполнять свой профессиональный долг человека, который призван докопаться до истины, или что-то большее, то, что называется страшным словом “КОРРУПЦИЯ”? В пользу последнего говорит и тот факт, что в день похорон на кладбище во время прощания родственников, друзей и близких с А.Абеновой появились двое мужчин и женщина, представившиеся родственниками Рыспека Бекбулатова – убийцы. Они предложили Мырзахану – мужу убитой – договориться… “Мы только что похоронили Алуу, как подъехали двое пожилых мужчин. Мы сначала подумали, что они пришли выразить нам соболезнование. Но нет. Они грубым тоном спросили, кто здесь Мырзахан? Я ответил. Тогда они сказали, мол, жену теперь не вернешь, давай договоримся. Если вы не согласны, то мы договоримся с полицией, прокуратурой, судьей… Конечно, было очень обидно, тем более что так оно и получилось – дело, как говорится, сломали…” — сетует М.Абенов.

Как можно назвать действия правоохранительной системы, если городская прокуратура Алматы убийство журналистки телеканала “Рахат” А.Абеновой квалифицирует не как предумышленное убийство, а убийство по неосторожности? Вывод напрашивается сам собой. Судите сами: разве убийство человеком, пришедшим в центр города с оружием в руках, и, как выяснилось, у Р.Бекбулатова был не только карабин, но еще и газовый пистолет, о котором в ходе следствия даже не было упоминания, и устроившим перестрелку, результатом которой стали смерть Алуы Абеновой и ранение двух человек, могло случайно оказаться всего лишь неосторожным? Или убийца просто не хотел оставлять ненужных свидетелей? К слову, убийца был задержан только спустя девять месяцев после совершения преступления. Скрывался он в Южно-Казахстанской области, где его и задержали сотрудники правоохранительных органов.

Судя по всему, родственники Р.Бекбулатова действительно смогли договориться с нужными людьми, которые сами себя называют защитниками законности, а проще говоря, подкупить их. И теперь перед служителями Фемиды стоит одна задача – сделать все возможное, чтобы убийца журналистки, если и понесет наказание, то по более легкой статье. Городская прокуратура г. Алматы обвиняет его не в предумышленном убийстве, а в убийстве по неосторожности.

По большому счету, родственникам А.Абеновой неважно, каким был мотив убийства, ведь ее не вернуть. Но для них принципиально важно, чтобы убийца понес справедливое возмездие, ведь Р. Бекбулатов лишил близких любимой, заботливой мамы и обожаемой жены.

Кроме того, расследование обстоятельств убийства журналистки А.Абеновой, пусть и не связанное с ее профессиональной деятельностью, не может не тревожить все журналистское сообщество, ведь в большинстве своем подобные преступления редко заканчиваются справедливым наказанием виновных.

По данным Международного фонда защиты свободы слова “Адил соз”, в 2005 г. в Казахстане погибли 9 представителей СМИ.

Рустам Каткадамов (“ИрбисТВ”, г. Павлодар), Жанар Абдильдина (“Агентство “Хабар”, г. Алматы), Батырхан Даримбет (“Азат”, г. Алматы), Алуа Абенова (ТК “Рахат”, г. Алматы), Гульбану Тлеубаева (ТРК “31 канал”, г. Алматы), Сергей Иванов (“Авангард”, г. Житикара), Арай Алпысбаева, Айгуль Нурсултанова (“ТДК-6”, г. Семипалатинск), Андрей Прокопьев (ТРК “31 канал”, г. Алматы). На сегодняшний день практически во всех случаях следствие редко доводило дела до суда.

И даже в случае с гибелью А.Абеновой следствие, судя по всему, закончится так же, как и прочие дела об убийстве журналистов – убийство по неосторожности.

“Я хочу, чтобы восторжествовала справедливость и убийцу наказали. Я благодарен всем, кто не оставил нас наедине с нашим горем. Спасибо всем СМИ, которые не равнодушны и чем могут помогают нам. Я верю, что мы всем миром добьемся правды!” – говорит М. Абенов.

Судите сами: разве убийство человеком, пришедшим в центр города с оружием в руках, и, как выяснилось, у Р.Бекбулатова был не только карабин, но еще и газовый пистолет, о котором в ходе следствия даже не было и упоминания, и устроившим перестрелку, результатом которой стали смерть Алуы Абеновой и ранение двух человек, могло случайно оказаться всего лишь неосторожным? Или убийца просто не хотел оставлять ненужных свидетелей? К слову, убийца журналистки телекомпании “Рахат” был задержан только спустя девять месяцев после совершения преступления.

“Ел мен Жер”

Новости партнеров

Загрузка...