Казахстанское \»Средневековье\»

Пока в Талдыкоргане продолжает вестись \»суд скорый, но неправедный\», политическая элита страны постепенно возвращается из Парижев и с островов Борнеов. Пока они окончательно не вошли в курс дела, судебная коллегия во главе Лукмата Мерекенова слишком явно торопится выполнить чей-то заказ по вынесению приговора обвиняемым до начала нового политического сезона.

Судебная система, в рамках которой становится совершенно очевидно, что судьи не могут быть компетентны и справедливы по определению, поскольку они попросту ангажированы, настолько себя скомпрометировала, что никто особо не удивится, если суд благополучно завершится выполнением требований государственного обвинителя Кириленко о суровом наказании обвиняемых. Отсюда становится понятным, что решение суда, скорее всего, будет чисто политическим, а не юриспруденциальным.

Сейчас нет смысла и было бы несправедливо гадать, кто на самом деле \»заказал\» Алтынбека Сарсенбаева. Главное, что настоящие заказчики последних громких политических убийств З.Нуркадилова и А.Сарсенбаева, скорее всего, останутся в тени. Настоящие убийцы, скорее всего, могли бы быть пойманы, если бы суд принял решение отправить дело на дополнительное доследование в связи с вновь открывшимися обстоятельствами (например, отказом Е.Утембаева от первоначальных показаний и от авторства \»покаянного\» письма к Президенту РК). Скорее всего, суд примет решение о наказании \»виновных\» уже в ходе состоявшего судебного разбирательства.

Такое развитие событий, конечно же, приведет к тому, что накал политической борьбы в стране может достигнуть уровня критического и привести к полной дестабилизации политической атмосферы не только в центре, но и в регионах.

Политические разборки могут привести к тому, что контроль над обществом может быть полностью утерян и оно стремительно войдет в штопор полного хаоса и политического беспредела. Ирония судьбы в данном случае заключается в том, что если суд примет обвинительное заключение и назначит главным обвиняемым наказание в виде высшей меры наказания, то \»Стратегию-2030\» в широком смысле можно полностью похоронить вместе с ее создателем — Ержаном Утембаевым.

А теперь, уважаемый читатель, я расскажу вам, как все происходило и происходит в реальности, а не в вертуале.

Как я уже упоминал в первой части, сейчас и с некоторых пор в стране происходит очень жесткая и бескомпромиссная борьба за власть — за верховную власть в Казахстане. Как и во всякой борьбе, здесь есть свои стрелки и мишени. Существует некоторая довольно радикальная группа лиц, которая не только больше всех заинтересована в продвижении своей креатуры на пост Президента Казахстана, но и обладает определенной решимостью в достижении цели и готова пойти на многое ради этого. Назовем эту группу \»Радикальной\».

Главной мишенью в этой борьбе для этой Радикальной группы являются те лица государства, которые по конституционному праву или из-за своего достаточно высокого влияния являются наиболее реальными претендентами на пост Президента в случае вынужденного или заслуженного ухода Назарбаева на заслуженный отдых или же могут достаточно сильно повлиять на выбор кандидатуры такового.

Понятно, что основной такой мишенью, в таком сценарии, является никто иной, как Нуртай Абыкаев, который, согласно Конституции, является вторым лицом в государстве и, в случае форс-мажорных обстоятельств, автоматически становится главой государства или же является достаточно влиятельной фигурой в определении реального преемника Назарбаева. Естественно, что политический отстрел конкурентов пресловутая Радикальная группа направила именно на Н.Абыкаева.

Сценарий многоходовки, в данном случае, достаточно четко можно проиграть. Судите сами. По большому, счету Алексею К. вовсе не было необходимости знакомить Ержана Утембаева с Рустамом Ибрагимовым. Поскольку легко заметить, что это совершенно разные фигуры — как по социальному статусу, так и по менталитету. А проблему мщения \»корейцу\» или какому-либо другому мошеннику, сам Ержан Утембаев, будучи не последним человеком в государстве, мог запросто решить и без привлечения сомнительных фигур — на вполне официальном уровне, задействуя соответствующие органы, которые рады были бы отличиться перед доверенным человеком Нуртая Абыкаева.. Что было бы наверняка вернее и спокойнее для самого Е.Утембаева.

Иначе говоря, кто-то был очень заинтересован в самом факте подобного знакомства — в констатации того, что знакомство состоялось и Утембаев и Ибрагимов отныне знакомы друг с другом. Итак, фактом знакомства был завершен первый акт этой многоходовки по компрометации основного политического конкурента в борьбе за власть.

\»Заговорщики\» также, по-видимому, учли, что между Сарсенбаевым и Утембаевым были достаточно натянутые отношения, что сыграло им только на руку. Дальше — больше.

Параллельно членами радикальной группы активно готовился сценарий убийства Алтынбека Сарсенбаева с таким расчетом, чтобы в ходе дальнейшего расследования имя Рустама Ибрагимова как непосредственного исполнителя \»заказа\» могло, так или иначе, высветиться. Для этого был сделан вполне элементарный ход — \»сотовые\» телефоны убитых были в буквальном смысле подарены фигурам помельче, которые находились в непосредственном подчинении у Рустама Ибрагимова или находились под его влиянием. Даже самый посредственный организатор убийства мог бы догадаться, что именно по сотовым телефонам следствие могло бы выйти на след убийц. И именно поэтому сотовые телефоны не были ликвидированы или выброшены — только для того, чтобы следствие получило такую возможность!

Таким образом, следствие, конечно, не упустило такую возможность и достаточно легко вышло на непосредственных участников похищения и убийства во главе с Рустамом Ибрагимовым.

Таким образом, картина постепенного вовлечения Е.Утембаева как основного фигуранта политического убийства было нарисовано достаточно красиво и компетентно. Через цепочку обстоятельств и действий следствие, наконец, вышло на Рустама, который и указал на Е.Утембаева, как организатора убийства по личным мотивам. Разумеется, у Радикальной группы нашлось, по-видимому, немало аргументов, чтобы Рустам Ибрагимов (мелкий член Радикальной группы) поступил именно так, как его проинструктировали.

Итак, следствие замкнулось на Е.Утембаеве. Самый сложный вопрос в этой истории — это кто и как заставил Е.Утембаева взять вину на себя и даже написать или подписать письмо Президенту Казахстана с покаянием.

Скорее всего, у этой радикальной группы были какие-то серьезные документы или факты, которые должным образом компрометировали бы Е.Утембаева. Компромат был настолько весомым, что Ержану Утембаеву пришлось пойти на компромисс и выступить в качестве главного инициатора убийства Сарсенбаева.

Давление на Утембаева было настолько сильным, что Е.Утембаев, взяв вину на себя, вошел в состояние сильнейшего стресса и слег в больницу с серьезным диагнозом. Одним словом, члены Радикальной группы сделали ему предложение, от которого он не смог отказаться. Может быть, даже ценой не только своей жизни, но и во имя сохранения других (вы понимаете — о чем речь?).

Так или иначе, многоходовка получила логическое завершение и всплывшая фигура Е.Утембаева в связи с обстоятельствами гибели Сарсенбаева самым серьезным образом подорвала политические позиции и имидж его непосредственного начальника и, может быть, соратника — Нуртая Абыкаева. Удар достиг цели. И если суд признает Утембаева виновным в убийстве Сарсенбаева, то это будет уже не просто попадание, а попадание, что называется, в десятку.

Собьет ли Радикальная группа свою главную мишень — Нуртая Абыкаева — окончательно неизвестно. Ясно только, что весь этот сценарий был разыгран и сыгран очень мощно и решительно. Я бы сказал, с чувством. Так сказать, на уровне западных стандартов.

В списке Радикальной группы на политический \»отстрел\», несомненно, — еще достаточно политических фигур и общественных деятелей, которые, так или иначе, могут или сами стать преемниками Назарбаева или же могут достаточно авторитетно повлиять на выбор того или иного преемника.

И здесь самым странным образом, на поверхность информационного пространства всплывает фигура другого известного политика — Касымжомарта Токаева. Собственно, в широком смысле Токаев может и не является преемником на пост Президента, но он вполне может сыграть очень значительную роль в выборе такового. Имея в виду это обстоятельство, а также то, что, судя по всему, К.Токаев находится в прямой или косвенной конфронтации с радикальной группой, именно он и был выбран в качестве второй крупной мишени на политический \»отстрел\». По крайней мере, сами члены Радикальной группы наверняка прекрасно понимают, что вся их возня и яйца выеденного не стоила, если бы в качестве мишени, допустим, они выбрали бы, к примеру, министра юстиции Загипу Балиеву. И калибр не тот. И эффект не столь оглушителен.

В этой связи интересно, что на некоторых интернет-ресурсах стала появляться волна заказных публикаций, в которых К.Токаев выступает чуть ли не верным приверженцем одного из семейных кланов и даже, что именно К.Токаев, видите ли, был чуть не той самой фигурой, с которым встречался в тот трагический день Алтынбек Сарсенбаев (?!). По таким заявлениям и \»месседжам\» легко можно увидеть, что игра идет по-крупному и идеологи Радикальной группы не гнушаются даже самой очевидной нелепостью в выборе способов компрометации политического противника, который стал таковым вольно или невольно.

Разумеется, Радикальная группа пытается нейтрализовать Токаева скорее всего не потому, что он им не нравится, а только потому, что это им надо для реализации поставленных ими целей. Поскольку они априори полагают, что в вопросе о возможном преемнике Назарбаева они не найдут в лице К.Токаева своего единомышленника.

Лично я не испытываю каких-либо симпатий к К.Токаеву (как и ко всем представителям казахстанского высшего сословия), но, если объективно, следует все же признать, что он является одним из наиболее успешных и профессиональных казахстанских государственных деятелей. Особенно в свете последних успехов МИДа, когда была достигнута принципиальная договоренность о визите Назарбаева в США и когда самая авторитетная страна Европы в лице Германии, после визита туда К.Токаева, положительно высказалась о Казахстане как достойном кандидате на председательстве в ОБСЕ.

Говоря о фигуре К.Токаева нельзя сказать, что он является совершенно \»нейтральной\» фигурой. В группе \»старой гвардии\» он занимает, пожалуй, самую высшую ступень \»гвардейской\» иерархии. Как в армии, есть просто \»дивизия\» и есть \»гвардейская дивизия\». В то же время он слишком влиятелен и авторитетен, чтобы не состоять в той или иной конфликтной ситуации с другими группами или с их членами. Нападки прессы (особенно так называемой оппозиционной) вспоминаются по тем временам, когда в структуру верховной власти пришла команда так называемых \»младотюрков\» — успешных или не очень успешных начинающих казахстанских олигархов или их ставленников. Именно тогда, в работе Правительства, которое тогда возглавлял К.Токаев, стали происходить сбои из-за неумеренных амбиций младотюрков и их взаимных перепалок между собой за право судить и рядить о государственных делах.. Дело дошло до того, что Главе Правительства пришлось \»встать в позу\» и потребовать от Президента Казахстана изгнать из состава Правительства отдельных ее членов в почти полном \»младотюркском\» составе.

Разумеется, до сих пор изгнанные олигархические креатуры не могут простить нынешнему министру иностранных дел этого неожиданного для них демарша с такими последствиями.

Но перечень идейных противников нейтрального К.Токаева на этом не заканчивается. Сейчас в независимой прессе активно продвигается заказной посыл о том, что К.Токаев входит в состав группы Рахата Алиева и Дариги Назарбаевой и что он даже выступает в этом \»политическом трио\» в качестве противовеса фигуре Нуртая Абыкаева.

На самом деле, конечно же, отношения между Токаевым и Семейной четой (тандем старшая дочь-зять) более чем прохладные. Известно, как противился К.Токаев назначению Рахата Алиева на пост вице-министра МИДа. Однако ему пришлось уступить высочайшему повелению, которое исходили лично от \»Ноль Первого\». Если в недрах МИДа сотрудники относятся к своему первому шефу чуть ли не с пиететом, отдавая должное его профессиональным качествам, то к его вице-министру — с легким оттенком пренебрежения подчиненного, вынужденного слушаться не слишком компетентного шефа.

Если для Нуртая Абыкаева Радикальная группа разработала более чем жесткий и решительный вариант его компрометации, то для Касымжомарта Токаева ограничивается продвижением тезиса о его фиктивной принадлежности к группе Алиев-Назарбаева, надеясь уронить его имидж в глазах тех, кто не слишком позитивно относится к этой авторитетной и влиятельной семейной чете. Однако, вполне возможно, что это только первый шаг на пути \»сваливания\» такой известной фигуры, как К.Токаев.

Конечно же, Радикальная группа, делая нападки на первых лиц государства в лице Нуртая Абыкаева и Касымжомарта Токаева, играет на руку не только своим амбициям, но и всех тех, кого \»обидели\» эти государственные деятели. Оставаясь в тени, Радикальная группа искусно пытается раздуть информационную войну между всеми теми силами, и группами, которые так или иначе заинтересованы в том, каково будет политическое устройство Казахстана после ухода Нурсултана Назарбаева.

Осенью следует ожидать появления очень мощной информационной волны этой Радикальной группы не только против Н.Абыкаева и К.Токаева, но и против тех, кого они еще считают своими главными соперниками. Ну что же, по характеру публикаций, посмотрим, кто же эти неугодные Радикальной группе.

Новости партнеров

Загрузка...