Казахстан: экономика и политика в демократическом интерьере с “розами”

В этом году все постсоветское пространство отмечает своеобразный миниюбилей “парада суверенитетов” — 15-летие независимости молодых государств, созданных на обломках Советского Союза и наглядно иллюстрирующих тезис – Бог создал всех разными. Разорвав узы единства бывшие “братья и сестры” быстро оказались в разных нишах богатства-бедности и даже по разные стороны “баррикад”. Единственное, возможно, что нас всех объединяет, кроме общности происхождения – это то, что, дружно стартовав – все страны также более-менее дружно оказались в ситуации системного кризиса. Это касается и беднейших стран, и даже, казалось бы, полупроцветающих стран Балтии, которые добились столь желаемого приобщения к европейскому клубу, правда каждый по-своему.

Нас, естественно, интересует и в первую, и во вторую очередь Казахстан. Мы достаточно успешно преодолели первоначальный этап становления рыночной экономики. Если прибегнуть к аллегориям, то постсоветский период можно было бы сравнить с ситуацией, когда страна была отдана на разграбление победителям. Соответственно экономика периода раздела и передела собственности не может быть в чистом виде перенесена в новейший период без опасности экономического кризиса, да и политического также.

Очевидной становится потребность в новой национальной идеологии и сопряженной с ней новой экономической стратегии, базирующихся на приоритетах национального государства и обращенных ко всему народу Казахстана, в центр которых должно быть поставлено общество, должное стать и объектом, и субъектом новой идеологии и новой экономической стратегии.

Наше правительство, вполне очевидно, находится в плену устаревших западных экономических теорий, когда приоритетом является “догоняющая модернизация”, когда единственным образцом развития для стран третьего мира является Запад. Собственно и модель “государство – корпорация” в приложении к Казахстану несет ту же печать. “Догнать и перегнать Америку” – популярный лозунг времен Хрущева — похоже, становится идефикс нашего правительства. В свое время наша страна пережила коллективизацию, индустриализацию, давайте осторожно подойдем к кластеризации.

Между тем, новейшая экономическая теория фиксирует, как факт – появление разнообразных форм капитализма, представленных национальными моделями модернизации. Ярчайшими представителями являются Индия и Китай. При этом “национальный”, как подчеркивают авторитеты, “понимается не как этноцентристский, а как соответствующий интересам основной геополитической единицы современности – национальному государству”.

Поставив в божничку “Запад”, правительство рискует превратить процесс в самоцель, ибо в современный период ни одному региону мира не удалось стать “Западом” в полном смысле, да это и невозможно. Следование западной модели вполне естественно и достаточно плодотворно на начальном этапе модернизации до определенного периода, тем более что наше общество в реальности еврокультурно и евроцентрично до известной степени, но неизбежно должно прийти осознание своей своеобычности, отличности от Запада. Безусловно, должно быть продолжено освоение достижений западной технологии, науки и т.д., но правительству необходимо перейти на национальную модель экономического развития. Разумеется, это не означает возврат к национальной архаике, но мы не можем отрицать, что при всей нашей продвинутости мы ближе к традиционному обществу. Причем, это справедливо и в отношении титульной нации и в отношении практически большинства народов, населяющих Казахстан, даже и представителей европейских этносов.

Наше же правительство продолжает жить в иллюзии о возможности пересадки в прямом виде западного опыта, западной модели на родные отечественные грядки и пастбища, при этом, не имея, как таковой, ясной экономической доктрины, а просто проявляя подражательское поведение и время от времени нанимая западных консультантов. И недаром столь в ходу у нашего истеблишмента фразы оправдывающегося типа – мол, Ваши демократии или Ваш капитализм развиваются уже 200 – 300 лет, а нам всего ничего. С таким подходом мы и действительно раньше, чем через 200 лет не построим достойное общество.

Мы не беремся давать советы и рекомендации корифеям нашего менеджмента и ассам макроэкономики. Но хотелось бы с позиции гражданина взглянуть на экономические процессы. Что они сулят нашему обществу? В предыдущей работе нами было отмечено, что в нашей стране экономика и общество становятся не пересекающимися и не сопрягающимися понятиями. Экономика сама по себе, народ сам по себе. Новая национальная идеология и новая экономическая стратегия должны вернуть экономике первородное значение – служение обществу во всех смыслах этого слова.

И в этой связи давайте взглянем на форму политического устройства в нашей стране, поскольку, несомненно, политика есть концентрированное выражение экономики. Применительно к Казахстану вполне можно говорить о доминанте демократических ценностей, о которых говорит и властная команда, и оппозиция всех видов. Разумеется, протестная сторона присваивает только себе право представлять демократию и говорить от ее имени, напрочь лишая власть даже морального права претендовать на демократию. Признавая в чем-то правоту оппозиции, все же следует, пожалуй, истину искать, как всегда, между крайностями. Такой косвенный фактор, как стремление власти к председательству в ОБСЕ определенно свидетельствует о каких-то демократических идеях в провластных головах. “Коню ясно”, что реализуйся эта идея – власти придется попотеть “демократическим потом” под пристальным взглядом европейской демократии и одними тоями в их честь не обойдешься. Как гласит известное изречение: “демократия довольно гнусная вещь, но это лучшее, что придумало человечество для управления обществом”. Будем и мы придерживаться этой точки зрения. При этом считаем необходимым отметить как иллюзию постулат, что переход к полной демократии западного типа автоматически приведет страну и народ к процветанию и изобилию. Являясь, безусловно, приверженцами демократии мы с сожалением должны сказать, что демократия есть необходимый, но не единственно достаточный фактор процветания. Однако все же подчеркнем – в стратегическом плане вопросы гарантий прав и свобод неразрывно связаны с темпами экономического развития страны. Между тем, представление о демократии, которое навязывается нам Западом и озвучивается в нашем обществе в достаточно вульгарном изложении, имеет собственно мало общего с демократией, как таковой, практикуемой в странах Европы, а больше является инструментом политики. Собственно это и есть одна из функций западной демократии в применении к третьему миру — инструмент политики, который весьма часто превращается в новейшие времена в неандертальскую дубинку – демократизатор для стран, осмеливающихся не согласиться с Западом (вспомним пресловутую борьбу за мир во всем мире – пропагандистскую фишку ЦК КПСС времен развитого социализма. Западные идеологи не потрудились придумать ничего нового, разве что заменили слово “мир” на слово “демократия”).

Нашим уважаемым поэтом и политиком озвучена мысль о тяготении европейских государств к авторитаризму, оставим эту мысль на совести автора этих слов, это маловероятно, но вместе с тем напомним, что известные представители европейской философской мысли никогда не исключали опасности развития тоталитарных форм правления в отдельных странах Европы (в первую очередь в Германии).

Данный пассаж логически подводит нас к двум заключениям, сделанным с разрывом в сто лет. Первое – это изречение Козьмы Пруткова – не сотвори себе кумира. Второе – изречение Дэн Сяо Пина – не важно, какого цвета кошка, белого или черного, важно, чтобы она ловила мышей. Что мы здесь имеем в виду? Точно так же, как правительство уверовало в абсолютную эффективность для Казахстана чисто западных моделей развития, точно также определенные группы элитарной интеллигенции видят в демократии панацею от всех проблем. А ведь в сути своей при этом отходит на второй – третий план тот момент, а для кого и для чего все это? И, если еще раз обратиться к классикам – то народу все равно, с какого конца чистить яйцо, с тупого или острого (было бы яйцо), вопрос, послуживший причиной столетней войны по Свифту. Проникнемся мудростью Козьмы и Дэна и не будем никого и ничего возводить на пьедестал, а будем подходить прагматически. И Запад, и демократия, и любые экономические теории хороши настолько, насколько они нам приносят пользу. Собственно не откроем истины, если скажем, что абсолютным императивом любой власти, фундаментальным смыслом ее существования является ее способность или не способность решать кардинальные проблемы общенационального значения и обеспечивать выполнение базовых функций государства. Все остальное – пустое, пузыри на воде.

Новации и реформы – это хорошо, но хорошо жить еще лучше.

Пожалуй, не погрешим против истины, если скажем, что наш народ ждет от системы, прежде всего материального достатка, свободы и социальной справедливости. Для достижения этих целей отечественная экономика, по сути, должна снова стать социальной. И если все-таки брать буквальный пример с Запада, то стоит позаимствовать социализм по-скандинавски, в первую очередь пример Норвегии, основа процветания которой нефть и рыба, и которая всегда прежде была бедной провинцией Швеции. И слова “социализм” пугаться нечего, не все в нашем прошлом было так уж плохо, тем более что и Запад обращается к социальным факторам, которые мы поспешили выбросить. Именно поэтому, на наш взгляд стоит обратиться к стратегии патернализма со стороны наших элит. Россия, например, проводит сегодня политику “приведения к присяге” отечественной элиты, но это не то, что мы имеем в виду. В Казахстане своя специфика. У нас маленькая страна, в которой все друг друга знают. И “лекарством” для общества, для экономики должна стать национально ориентированная элита общества (опять-таки повторимся неэтноцентричная), в первую очередь деловая и властная элиты, но и творческая также. По счастью, в отличие от некоторых стран СНГ, наши элиты, несмотря на свой “офшорный аристократизм”, как нам кажется, в большей степени ориентированны на приоритеты родного государства (во всяком случае, хотелось бы так думать). Перефразируя Суркова, можно сказать, что все эти графы Бермудские и бароны Виргинские должны реально ощутить и выбрать – гражданами кого и чего они являются. Именно они должны составить нашу истинно национальную, а не компрадорскую буржуазию, как становой хребет нашего общества. Элиты должны осознать свою ответственность перед обществом. Разумеется, процесс этот не простой, но в силу компактности нашего общества осуществимый в достаточно короткие сроки.

Не следует вульгарно воспринимать теорию патернализма. Это вовсе не значит, что нуворишам следует стоять у мечети или церкви и раздавать деньги, “халявные” подачки только развращают нравственность и мораль народа.

Следует строить социально ориентированную экономику, учитывающую национальные особенности, традиции и менталитет народа. Как известно, культурно-ментальные особенности народа есть вещь вроде бы виртуальная, но которую просто так не выкорчуешь, даже если кому-то это очень сильно захочется. Возьмите Японию, Корею, а теперь и Китай, которые абсолютно конкурентны на мировом рынке, но любой эксперт скажет, что в основе успеха этих стран лежит сплав национального менталитета и современных технологий.

Казахский народ издревле живет на этой земле. В этом окружающем ландшафте сформировались национальный характер и культура. И экономика, безусловно, должна строиться с учетом и этих особенностей народа и того нового, что пришло в степь за последние столетия. И в этой связи актуальным, как нам кажется, является вопрос идентичности страны и самоидентификации нации. Кто мы – Европа или Азия? Или же мы некая евразийская общность? А может быть мы пресловутая Азиопа? Что мы строим? Этнократическое государство с элементами фундаментализма или государство для всех граждан? Ответ на эти и многие другие вопросы должен дать любой политик, стремящийся к власти.

В современном глобальном мире все более и более уничтожающем барьеры на пути торговли характер конкуренции принимает несколько иные формы, чем в классический период капитализма. Для того чтобы обеспечить мир тем или иным продуктом, при современных технологиях нужны совершенно иные производительные силы, чем прежде. Гораздо меньшие. Китай готов завалить весь мир ширпотребом и не только, весь мировой автомобильный рынок поделен лишь десятком крупнейших мировых производителей, то же с электроникой и большинством других продуктов. Именно поэтому мир, в лице крупнейших компаний и их правительств не заинтересован в появлении конкурентов. Чтобы прорваться на мировой рынок готовой продукции нужно даже не сверхусилие, а что-то из разряда чудес. Реализовывать какие-то проекты, чтобы приобрести у Запада оборудование на миллиарды долларов? Стоит вспомнить судьбу закупленной у Израиля системы капельного орошения на миллионы долларов, вряд ли в стране найдется человек, сумевший попробовать на зубок продукцию от этого орошения. Мы не отрицаем пользы внедрения высоких технологий, но думаем, что стоит это делать с умом, а, кроме того, обратить внимание на традиционные сферы.

Экономическая политика, если ее создатели и проводники рассматривают экономику как неотделимую часть общества, должна строиться, как уже было сказано выше, с учетом приоритетов традиционного хозяйствования, но самое главное, структура экономики должна предусматривать участие во всех переделах и этапах миллионов наших сограждан, которые в силу сложившейся структуры экономики отпущены на “вольные хлеба”, т.е. “кто смел, тот и съел”. Возьмем один пример — производство мяса. Под боком крупнейший рынок – Россия, которая в обозримом будущем не сумеет обеспечить свой рынок собственной продукцией, а сейчас покупает мясо в Аргентине, Бразилии, Австралии. Казахстан участник множества разного рода союзов с Россией – от экономических до военных. Наши межгосударственные отношения находятся в более чем нормальном состоянии. Так почему же не пользоваться этим для проникновения на продовольственные рынки северного соседа? Если не пользоваться по крупному, с экономической выгодой, то зачем все эти союзы нужны?! При этом разведение скота — традиционное занятие для казахов. Пастбищное скотоводство, как известно, дает продукцию наиболее дешевую по сравнению с другими формами производства. Казы и другие мясные деликатесы идут в Москве по разряду люкс, только поставляет все это не Казахстан. Кроме того, единое экономическое пространство должно дать преимущество нашему производителю перед традиционными поставщиками. Развитие этого сектора экономики потянет за собой организацию на местах переработки мяса, шерсти, шкур и т.д., будет способствовать возникновению сопутствующей инфраструктуры хранения, торговли, транспортировки и проч. Все это должно занять население в аулах, снять социальное напряжение, в том числе сбить волну стихийной миграции в крупные города. Разумеется, такой проект должен быть государственной программой. Государство должно целенаправленно создать первоначальную структуру всего этого проекта. И субсидировать его, по крайней мере, на начальном этапе.

Если Штаты, Аргентина, Австралия производят огромное избыточное количество мяса, почему традиционные скотоводы не могут делать того же? Если не подходит сравнение с перечисленными странами, то приведем пример Монголии, климат которой суровее, чем наш, а скота поболее, чем у нас. Вот это действительно будет национальный кластер. Ведь даже в советские времена ставилась реальная задача увеличения поголовья овец до 50 млн.

Дайте сельчанину доступные кредиты, дайте возможность пользоваться землёй, оградите от произвола чиновников и село накормит не только страну, но и завалит СНГ качественным мясом. То же можно говорить о производстве фруктов и овощей, которые мы в основном импортируем. Дайте людям землю, кредиты и свободу от чиновников и наше Семиречье завалит страну сельхозпродукцией. И что это, плюс ко всему, как не вопрос национальной безопасности?! Ведь недаром чуть ли не единственный конкурентный продукт в сельском хозяйстве – это зерно, структура производства которого досталась в наследство от Союза. Почему нельзя создать подобную систему производства других видов продуктов?

Освободите сельского производителя от налогов на какой-то период, создайте режим благоприятствования, организуйте систему гарантированного закупа (как минимум, на первое время). Даже в самом худшем варианте деньги попадут к беднейшему слою населения, что уже неплохо. Необходимо под этот проект создать жесткую законодательную базу, защищающую сельчанина в реализме, а так же финансовую систему, функционирующую для села, потому что сегодня на селе простым выделением средств не обойдешься. Например в ЕС правительство компенсирует крестьянам 50-60 % затрат на производство мяса. Субсидии сельхоз производителям на Западе обычная практика. Нам могут возразить, что уже существуют программы развития села до какого-то года. Ну что же, отрицать невозможно – программа есть – результата нет! На селе живет около 50% населения страны. Доля трудоспособного населения, занятого в с/х составляет 34%. Это сама по себе весьма значительная доля населения Казахстана и к этому следует приплюсовать ряд других моментов. Это и беднейшая часть населения и это среда, порождающая основную волну социальной миграции в крупные города, все последствия которой стране еще придется хлебнуть. И, наконец, львиная доля в этой части населения принадлежит титульной нации, и здесь все понятно. Именно тут, по нашему мнению, закрыт ключ к пониманию будущего страны. И каким оно будет, в определяющей мере зависит от позиции национальных элит.

Новости партнеров

Загрузка...