Информационное сообщение о судебном процессе по делу об убийстве оппозиционного политика Алтынбека Сарсенбайулы (21 августа, по состоянию на 18-00)

21 августа 2006 года в городе Талдыкоргане под председательством судьи Лукмата Мерекенова продолжился судебный процесс по обвинению Е. Утембаева, Р. Ибрагимова, В. Мирошникова, сотрудников КНБ РК и других в похищении и убийстве видного государственного деятеля Казахстана Алтынбека Сарсенбаева и его помощников – Василия Журавлева и Бауыржана Байбосына.

После перерыва продолжились прения.

Адвокат подсудимого Ералиева – Балтиев – просил суд оправдать своего подзащитного по всем статьям. Свою позицию адвокат мотивировал тем, что его подзащитный имеет два высших образования, выполнял оперативные задания, имеет хорошие характеристики с работы, воспитывает малолетнего ребенка и т.д.

В свою очередь Ералиев заявил: Я не для того два высших образования получал, чтобы с криминалом связываться. Я три года ждал, и моя мечта осуществилась – я работал в КНБ. Выполнял приказы, чтобы получить повышения. Участвовал в операции Абикенова и получал от него приказы. Корысти не было, и в сговоре ни с кем не был.

Адвокат подсудимого Еспембетова – Молбаева – также просила оправдать своего подзащитного по всем статьям. По ее мнению, в действиях арыстановцев не было ничего, что повлекло смерть троих людей.

Подсудимый Еспембетов: Я был уверен, что ничего противоправного не делал. Я был уверен, что был включен в группу Абикенова.

Поверенный, адвокат Газиева, заявил: Мы признаем, что Газиевым была нарушена тайна личной жизни. И назначить ему наказание лишь по статье 142 УК РК.

Подсудимый Газиев: Я думал, что мои действия законы. Следил за Сарсенбайулы в свободное от работы время. Я думал, что выполнял секретное задание правительства. При наблюдении я не нашел ничего нового от того, что мне рассказал Ибрагимов. Узнал об убийстве только когда был в командировке и попытался покончить с жизнью.

Адвокат Сарсенов: В начале выступлю с ходатайством о возобновлении судебного следствия. Почему? Одежда была изъята на месте происшествия в разрез закона. Не была проведена термометрия. В экспертизах сроки наступления смерти научно не обоснованы. При переходе к прениям суд удовлетворил некоторые ходатайства, но они не были удовлетворены по существу: просмотр видеозаписи допроса Утембаева, эксперимент с хомутами. Не было рассмотрено заявление Мирошникова о применении к нему пыток.

Суд отказал в удовлетворении ходатайства Сарсенова.

Сарсенов продолжил: Я пессимист и скажу то, что, наверное, должен был сказать в конце. Суд необоснованно отказал в ходатайстве.

Оценка суду. Приговор суда заранее будет незаконным – даже оправдательный, в чем я сомневаюсь, или обвинительный. Нарушены основополагающие принципы судопроизводства. Права на справедливый суд подзащитные были лишены, когда суд окончил рассмотрения материалов дела. Суд нам сказал, что если есть ходатайства, то, пожалуйста. У нас там было несколько ходатайств, и мы их заявили, но нам же не сказали, что завершат следствие и перейдут к прениям. Мы же не были готовы. Обвинитель заявил ходатайство, суд поддержал — это их право. Судья должен был выслушать ходатайства, и если у нас есть вопросы для продолжения следствия, суд должен был их удовлетворить. В трех документах разные маркировки шин. Хомуты не рассмотрели и т.д.

Суд незаконно перешел к прениям. Еще грубейшее нарушение – закон обязывает суд тщательным образом рассмотреть все заявления о невиновности и применении пыток. Суд отказался рассмотреть все доказательства о применении пыток. Ибрагимов сделал заявление со слов Утембаева о встрече Абыкаева и Дутбаева с потерпевшим. Не исключено, что эти лица причастны к преступлению. Но нет, отклонено.

Если суд идет на явное нарушение закона, то это меня убеждает, что приговор будет незаконным даже оправдательный. Мне неприятно это говорить. Это не для того, чтобы покрасоваться — в душе обидно, что эти лозунги о независимом суде, о судебной реформе, что приговоры у нас улучшаются. Вот это все миф, который был рассеян этим судом. Можно смеяться. Но когда в нарушение требований закона просят расстрелять, это просто возмутительно, когда не установлены доказательства их виновности.

Оценка речей гособвинителей. Нечего анализировать. Все практически переписано из обвинительного заключения и некоторые доказательства и показания. Простое перечисление. Но мы же не услышали глубокого анализа, почему наши доводы несостоятельны. Мы этого не услышали. А в то же время мы услышали, какие-то там притчи, басни, высказывания философов. Мол, нам показать какие они умные. Поэтому я тоже басню вспомню про червяка и змею. Червяк увидел змею, позавидовал ее размерам, стал тужиться, вытягиваться и лопнул. Гособвинители не выполняли действия по конституции. Гособвинители видели, что доказательства были собраны с нарушением. И они должны были отказаться от этих доказательств.

Домыслы. Откуда они узнали, что Ибрагимов держал все время потерпевших под прицелом? Откуда они это нашли? Что, кто-то из них на дереве сидел и снимал на камеру? Мирошников об этом не говорил. Буйные фантазии.

Все подсудимые живут в Алматы, все потерпевшие… А мы тут, за 250 километров. Где оперативность работы суда?

Оценка доказательств. На чем основано обвинение Ибрагимова? Таких доказательств шесть. Первое – показания Мирошникова. Второе — обнаружение гильз, затвора и магазина. Третье – обнаружение лакокраски и соответствующие протоколы. Четвертое – показания продавцов шин. Пятое – одорологические исследования. Шестое – показания Утембаева.

Показания Мирошникова. На этих показаниях построено почти все обвинение. Получены — под пытками. Все остальные доказательства подогнаны под эти показания. Из чего они состоят? Два допроса Мирошникова от 24 февраля и от 25 февраля. Оба протокола показаний – близнецы-братья. Значит, второй протокол был перекаченной и скопированной версией первой. Тем более что прокурор его не допрашивал.

При задержании его свалили, он ударился лбом об асфальт. Эту рану мы все видели. Мирошников его супруга и мать показывают, что его никто не бил, кроме этой раны на лбу. С 22 февраля его начали избивать – дай показания на Ибрагимова. 23 числа приезжает его супруга, она показала, что ее беременную держали шесть часов, отпустили ночью. Утром она обратно приходит. Ее под предлогом встречи с мужем завели в помещение, допрашивали. Минут тридцать-сорок это продолжалось. Мирошников говорит, что в это время как раз в присутствии прокурора города его привели к двери и через глазок показали на жену — она здесь сидит со вчерашнего дня, и еще будет сидеть, так что покажи на Ибрагимова. Он из-за жены все сделал как настоящий мужик. Но если вчитаться в текст показаний я извиняюсь, он спортсмен, он не употребляет многие слова, написанные в протоколе, многие термины. Он их дал вечером после этого. Потом его еще там били.

Первый защитник – выделен из Илийского района. Утром другой следователь выносит новое постановление – запретить в допуске первого защитника. Второй защитник – Кондратов. Для чего он появился? Потому что первый перестал устраивать. Участие Кондратова незаконно. Когда сломали Мирошникова его и привели как ширму, якобы все права учтены. Не предоставили право позвонить своим близким, найти себе другого адвоката. Вынужден был под пытками дать показания 24 февраля.

Заявления по поводу пыток. Заключение судмедэкспертизы – 23 февраля в 22-30 проводится экспертиза – ряд телесных повреждений кроме раны на лбу. Записано мнение Мирошникова, что якобы, он их получил при задержании. Но есть показания его жены, что его не били при задержании. А эти повреждения она увидела 24 числа. Значит — его били ночью и 23 февраля.

Мирошников говорил, что кроме супруги ему показывали в камере его друга – сотрудника полиции: “Еще твой друг будет сидеть”.

Не были рассмотрены жалобы Мирошникова и его жены по поводу пыток. Нарушено право адвокатов – Кондратова и затем Семина о присутствии на экспертизах.

Но все равно дополнительные телесные повреждения появились. Почему? Потому что его избивали, чтобы он вернулся к своим первым показаниям. Показания Мирошникова от 24 февраля получены под пытками.

Проверка показаний от 25 февраля. Видели видеозапись. Суд отказал предоставить аудиозапись этих показаний, чтобы мы сравнили с протоколами. Протокол показаний на месте сфальсифицирован. Я не боюсь этого говорить. Я уже сказал выше, что все скопировано с первого протокола от 24 числа со всеми орфографическими и грамматическими ошибками.

Мирошников утверждает, говорит – я не знаю дороги, мне все показывал Ибрагимов. Это в протоколе отражено. Ему не задается вопрос, вы можете показать это место. И вдруг на следующий день он дает показания на месте. И тем, кто видел видеозапись, кажется, что все показал. Но там же видно, что записи начинаются уже на местах, нет моментов перевозки в эти районы. Там же видно, что Мирошников не показывал дорогу. Также на видео мы видим – показания на автомобильном рынке. В протоколе – впереди идет Мирошников. Но на видео впереди идет человек в маске. Кто-то говорит статистам: “Не так надо ложиться”. И голос же не Мирошникова. Это говорит, что с него выколачивали показания.

На видео он говорит – вот, мол, вулканизация, где я шины менял. Следователь – ноль внимания.

Видеозапись места происшествия. Пленка смонтирована. Конца нет. На протоколах подписи не там проставлены. Масса несоответствий. Не только же протокол от 14 февраля сфальсифицирован.

Телефонные переговоры. Пояснения работника сотовой связи – эти зоны покрытия условны.

На брюках Байбосына найдены родовые волокна от пальто Мирошникова. Это не доказательство. Таких пальто тысячи. Это равносильно, что у меня вторая группа крови и у Устемирова, и она найдена на месте преступления. А значит — мы виновны?! Тем более он говорил, что был не в пальто, а в куртке.

Вот вам обратное. “Арыстановцы” сидели в машине “Тойота Камри” Сарсенбайулы. Но волокон не нашли.

Пуля, гильзы, магазин, затвор.

Мы установили, что печатный протокол об изъятии на месте происшествия гильз и лакокраски на пне сфальсифицирован. Мы не знаем, откуда появился этот протокол.

Может быть, еще такие материалы есть. Давайте рассмотрим.

Разве достоверно, что письменный протокол именно тот, который был подписан понятыми? Я не исключаю, что его подписали задним числом.

Во всех протоколах разные измерения расстояния от развилки до места, где найдены тела.

Гильза найдена от крайнего тела. От какого? Либо от Сарсенбайулы, либо от Байбосына. Не указано. Гильза обнаружена под снегом. Вот. Каким образом? Никто гильзы не видел 13-го. А 14-го написали, что в снегу нашли. Мол, вроде, вчера не видели.

Вместо специалиста Шкаликова печатный протокол подписал несуществующий человек.

Если бы с ними поступили, как с Мирошниковым они бы как миленькие рассказали, кто их заставил сфальсифицировать.

А то вот надо для ФБР перепечатать. Да он на фиг им не нужен.

Значит, протоколы осмотра места происшествия не соответствуют доказательствам.

Все понятые и специалисты сказали, что гильза была желтого цвета. На фотографии она желтого цвета. Теперь цирковой фокус. На экспертизу представлены сразу две найденные гильзы. Зеленого цвета!

В протоколах написано, что маркировок на гильзах не было….

На этом был объявлен перерыв. Адвокат Сарсенов продолжит свое выступление на завтрашнем заседании.

Пресс-служба партии “Настоящий АК ЖОЛ”

Новости партнеров

Загрузка...