Как мы с премьером Ахметовым оцениваем нашу экономику

Sinoptikus

В примерно месячной давности sinoptikus, когда мозги еще плавились от жары, мы позволили себе некоторые жидкие мысли насчет устойчивости казахстанской экономики, которая (устойчивость) может резко пошатнуться, если цены на сырье даже не упадут, а просто перестанут расти.

В тот раз наши изыски (судя по комментариям) не особо-то возбудили интернет-аудиторию. И хотя мы склонны списать это скорее на июльский зной, нежели на собственные таланты, все же приходится констатировать, что мысль о неуклонно поступательном развитии вплоть до 2030 года, благодаря несметным сокровищам наших недр, – она достаточно прочно укоренилась уже в сознании большинства наших сограждан.

Конечно, при случае всякий патриот не преминет выразить сожаление, что экономика у нас сырьевая, что почти вся она контролируется, скажем так, внешне ориентированным капиталом, что в стране производится очень мало своего, и скажет другие правильные слова. Однако – дареному коню в зубы не смотрят, и если за счет сырья мы живем все лучше и лучше – почему бы и не продолжать так жить?

Кто же нас поймет, если мы упорно будем делать постное лицо и произносить всякие смутные пророчества на этом празднике жизни?

Но тут, откуда ни возьмись (и откуда не ждали), нам на помощь пришел весьма мощный союзник – сам Даниал Ахметов, а потому мы сейчас, двойной тягой, зайдем на ту же цель.

Итак, на прошлой неделе в Астане прошло заседание Правительства, усиленное руководством Администрации Президента. Слушались “Итоги социально-экономического развития на первое полугодие-2006”. Обсуждение открыл Премьер, и открыл утверждением, что итоги эти вселяют оптимизм.

И в самом деле, первый залп из цифр выглядит убедительно оптимистично: рост ВВП составил 9,3% (против 8,7% за первое полугодие прошлого года), из них промышленность дала 5,9%. Причем обрабатывающая промышленность перегнала горнодобывающую (7,1 и 4,9% в расчете на год). В сельском хозяйстве прирост составил 4,2%.

Прямо-таки скакнули услуги связи – на 23,5%, а далее всех прыгнуло строительство – на 40%. Побив тем самым свой же рекорд — 33,8% в первом полугодии прошлого года.

Ну и, конечно, это еще выше поднимает тот показатель, которым так любит пользоваться наш Президент – удельный ВВП на душу населения. По итогам года мы перешагнем планку в 4500 долларов, а к 2008-му, как и запланировано, выйдем на 5800 долларов.

Вообще же, отметил Премьер, среднегодовой темп роста ВВП по итогам последних семи лет может составить 10,1%, что является достаточно высоким показателем, как в региональном, так и в мировом масштабах.

Здесь автор (привыкший не хвалить, а критиковать власти) не может удержаться от колкости: неприлично скромно отражено наше мировое экономическое лидерство в отчете Правительства!

Судите сами: ведь Премьер тут же привел показатели безнадежно отстающих от нас преследователей: среднегодовой рост ВВП в развитых странах не превысит 2,5%, а в развивающихся странах – 6,1%. Россия тянется всего на 6,7%, — нам не соперник. Тяжело дышит в затылок только Китай – 9,3% за те же последние семь лет, но и он явно не выдерживает набранный нами темп…

Но с этой оптимистической ноты Премьер вдруг резко перешел к перечислению проблем – почему мы и взяли его в соавторы.

Всего не перескажешь (штат помощников у нас пожиже), но кое-что из самого главного отметим, и даже от себя добавим:

Первое — многократное превышение номинальных темпов роста основных макроэкономических показателей над реальными. Например, только за первое полугодие 2006 года номинальный рост ВВП достиг 31,4%, что примерно в 3,4 раза больше реальных 9,3%. Это свидетельствует о доминировании ценового фактора общего экономического роста. То есть на каждый процент реального роста физических объемов приходится почти 3,5 процентных пункта роста денежной оценки ВВП.

Причем в 2002 году номинальный темп роста ВВП опережал реальный только в 1,6-1,7 раза, а, начиная с 2003 года, и особенно в 2005 году и в настоящее время, опережение составляет в среднем 2,5-3,5 раза.

Второе — рост потребления.

Начиная с 1999-го к середине 2006 года реальное внутреннее конечное потребление основных секторов экономики увеличилось практически в 2 раза. При этом стоимость потребляемых благ возросла примерно в 1,5 раза. То есть, наряду с ростом потребления благ произошел и существенный рост цен на них.

Третье – масштабный рост импорта. Начиная с 1999 года, Казахстан практически в 2,5 раза увеличил физические объемы товаров и услуг, закупаемых за рубежом. При этом номинальные расходы на закуп выросли в 4,7 раза. То есть, единица импортируемой продукции с 1999 года стала дороже в 2 раза.

Четвертое – рост экспортных цен. За последние шесть с половиной лет экспорт вырос в 5,4 раза, но при этом физический объем – только в 2,2 раза. Получается, что коэффициент опережения номинального и реального роста составляет 2,5. Другими словами, цены на экспортируемые товары и услуги возросли за этот период в 2,5 раза.

При этом Премьер-министр подчеркнул, что за последние три с половиной года экспорт рос практически только из-за роста экспортных цен.

Пятое – рост стоимости инвестиционных активов. Физические объемы основных и оборотных средств выросли в 3,7 раза, денежная же их оценка – в 6,7 раза. То есть, создание активов стало обходиться в 1,8 раза дороже.

Механизм, по словам Премьера, таков:

Доходы от экспорта формируют платежеспособный и не достаточно удовлетворенный спрос на казахстанские активы, которые растут в цене высокими темпами. А ситуация, когда предложение не адекватно спросу — приводит к необоснованному увеличению рыночной стоимости активов, прежде всего, в капитальной, а затем и в потребительской сферах. В таком случае, в капитальной сфере можно говорить о признаках “перегрева” экономики, а в потребительской сфере – о признаках инфляционного “навеса”.

Шестое — рост инфляции и стоимости жизни.

В годовом выражении уровень инфляции (без учета роста цен на фрукты и овощи, а также бензин, дизельное топливо, уголь и услуги, регулируемые государством) за семь месяцев достиг 8,7%. Тогда как в 2005 году базовая инфляция тоже выходила за плановый “коридор”, но все же была чуть меньше — 8,2%.

Седьмое — стремительное расширение денежной массы и кредитный бум в экономике.

С начала 2006 года денежная масса расширилась на 31%. Ключевой вклад в этот рост вносят банковские кредиты, которые за полгода увеличились еще на 20% и достигли 3 трлн.116 млн. тенге. В целом же за полугодие сумма выданных кредитов составила 63% к полугодовому ВВП, что является максимально рекордным соотношением.

При этом налицо яркая тенденция потребительской направленности вложений коммерческих банков. Так, доля кредитов на приобретение основных средств, составила в среднем всего 11%. Тогда как удельный вес вложений на пополнение оборотных средств, превысил 36%, а на потребительские цели граждан -15%, то есть в сумме достиг более 50%.

Характерный момент – темпы роста потребительского кредитования заметно превышают темпы роста вкладов населения. За первые шесть месяцев их рост составил 47%, а размер вкладов населения вырос всего на 26%. А если сравнивать рост этих показателей с конца 2003 года (Премьер назвал их показателями склонности к потреблению и сбережениям), — то разрыв еще более значительный — рост потребительских кредитов — в 7,4 раза, а вкладов населения – в 2,2.

Восьмое – активное вложение средств банков и населения в недвижимость

В отсутствие надежных инструментов вложения капитала солидную долю в структуре кредитования банков стали занимать кредиты, выданные гражданам на строительство и приобретение жилья. Их удельный вес возрос до 10,8%, в то время как, например, на конец декабря 2003 он составлял всего 3,8%. Сегодня банки примерно 20% от всей суммы кредитов, или около 630 млрд. тенге, вкладывают в сектор недвижимости. Характерно, что по сравнению с началом 2004 года эта сумма увеличилась более чем в 4,5 раза.

Кредитная экспансия казахстанских банков опирается на мощный приток внешнего финансирования. На 1 июля доля внешних обязательств в общей сумме обязательств банковского сектора составляет 48%. За первые шесть месяцев рост внешних обязательств банков составил 215 млрд. тенге, и при этом прогноз до апреля 2007 года уже превышает 1,5 трлн. тенге.

И хотя в заключение Премьер-министр отметил, что борьба с “перегревом” экономики ни в коем случае не предполагает, что в Казахстане необходимо ограничивать показатели потребления, импорта, инвестиций, внешних заимствований частного сектора, и что Правительство ни в коем случае не пытается ограничивать позитивную динамику повышения уровня жизни населения (тем более что Президентом поставлена задача довести уровень жизни до параметров 50 наиболее конкурентоспособных стран), — все же его собственный анализ более чем красноречив.

Ведь что, в совокупности, характеризуют восемь названых Даниалом Ахметовым тревожных индикаторов?

В совокупности они характеризуют три действительно не сулящих ничего хорошего, но уже сложившиеся за последние годы, тенденции:

Первая: параллельно росту экспорта сырья из Казахстана в разы опережающими темпами растет и наша зависимость от импорта, как материального, так и финансового.

Вторая: параллельно росту доли экспорта в национальном ВВП в разы опережающими темпами растет доля непроизводительных и “проедающих” отраслей.

Третья: дорожает – все, но рост цен в “проедающих” секторах в разы опережает цены в секторах товарного производства.

А теперь подкрепим эти наши с Премьером выводы еще и такой оперативной статинформацией:

Если год назад доля так называемого “минерального сырья” (нефть!) составляла в национальном экспорте “всего” 72%, то теперь она подобралась уже к 75.

Ценовая же “накачка” здесь такова.

В 1996-1997 годах, когда экономика Казахстана только-только начала оправляться от собственного кризиса, цены на нефть держались на уровне 22-25 долларов за баррель, и все в мире прекрасно балансировалось. В 1998 году на ведущих мировых биржах неожиданно разразился финансовый кризис и цены слегка упали — до 20 долларов. И уже в 1999 году, когда мировая экономика оправилась от потрясения, цены, по инерции, упали до минимума всего в 10 долларов за баррель. Что, кстати, и “подстегнуло” оживление экономического роста в мире.

В 2000-м цены поднялись до прежнего уровня в 25 долларов, и тогда половина специалистов уверяла, что если они еще и подрастут, то – ненамного, а другая половина предсказывала их снижение. И, действительно, в 2001-м они поднялись до 35 долларов, а в 2002-м был спад — опять до 20. И только начиная с 2003-го пошел (тогда — неожиданный, а теперь – как бы уже и само собой разумеющийся) непрерывный подъем: сначала до 30 долларов, в 2004-м до 35, в 2005 – уже до 55. В начале же нынешнего года они перевалили за 60 долларов, и теперь “пляшут” где-то под 70 долларов за баррель.

И если мы построим кривую этого все ускоряющегося роста, то увидим, что даже относительный процент прироста цен на нефть опережает те самые 9-10 процентов, с которыми растет весь наш национальный ВВП.

Ту же самую картину мы наблюдаем и, во вторых-третьих, по значимости экспортных отраслях, — добыче и черновой выплавке цветных и черных металлов:

Если цена на медь в 1 квартале 2005 составляла 3268 доллара за тонну (не так давно и 2 тысячи казались хорошей ценой), то в 4 квартале она составила 4302 доллара, а к середине нынешнего года медь стоила уже $7210 за тонну.

Соответственно, алюминий только за прошлый год подорожал на 9,3%, свинец – на 7,3 процента. Цены на железную руду и все виды стали оставались практически неизменными в течение всего 2005 года, зато к середине этого года они подросли уже на 19%.

На рынке драгоценных металлов в этом году зарегистрирован рост цен на золото – 47,0% и серебро — на 70,7%.

Ну, и так далее…

Общий вывод для Казахстана: если физические объемы нашего экспорта и растут, то в разы медленнее, чем растут экспортные цены. И — исключительно благодаря этому росту.

Между тем не надо быть гением экономического предвидения, чтобы не сообразить очевидное: длящаяся уже семь лет тенденция непрерывного роста сырьевых цен не может быть нескончаемой.

Хорошо, если дело идет к установлению некого нового глобального соотношения между ценами на сырьевые и высокотехнологичные продукты, причем в пользу так называемых развивающихся стран. Но и при этом новом соотношении постоянного трэнда на рост сырьевых цен уже не будет, что обнулит (и это – в лучшем случае) все нынешние стимулы роста нашей экономики.

А остановиться, – это для нас, значит, начать падать, поскольку ровно по тем же закономерностям, по которым сейчас наша экономика “перегревается” сырьевыми долларами, ее начнет сильно “подмораживать” валютной нехваткой. Особенно – за счет суперразросшегося у нас потребительского “хвоста”.

Причем это еще лучший для нас сценарий, поскольку маятник сырьевых цен слишком долго идет только в одну сторону, чтобы надеяться, что он в самой высокой точке навсегда и “зависнет”. Качнись же цены на нефть и металлы в обратную сторону — … ой, о таких прогнозах лучше пока и не думать.

Новости партнеров

Загрузка...