“Высоко и сразу”

Итоги “Бодризма”

Сакен ТАУЖАНОВ

“Высоко и сразу” — это формула правосудия в средневековье. Сановным персонам, как известно, полагалась почетная казнь посредством гильотины, а простолюдины могли претендовать лишь на виселицу. “Высоко и сразу” — это формула суда Линча. “Высоко и сразу” — это, в любом случае, некое “дерево”. В т.н. странах “развитой демократии” — это “древо традиций”: британцы с королевой, французы с N-ой по счету Республикой, американцы с Конституцией. Ну, а в странах вроде Сомали, Казахстана и т.п. – просто “дерево”. “Дерево”, на которое подвешивают тело несчастного “стрелочника”.

Что мы имеем? Ну, во-первых, т.н. “Государство”. Слабые места нынешнего режима: “Казахгейт”, распродажа природных богатств китайцам или россиянам, самолеты в аэропорту Магадишо и т.д., по сути, ничто и не играет особой роли. Не играет большой роли, потому что, как известно, у казахских “веток власти” — один “движок”, это — Нурсултан Назарбаев. “Движок”, стареющий если не по часам, то неумолимо. Уже покрылась пылью истории скрытая угроза, прозвучавшая однажды в устах Нурсултана Абишевича: дескать, “любого из вас за руку могу взять и повести в суд”. Сейчас эти слова, повисшие в воздухе, уже не вызывают удивления. Сколько таких словесных конструкций из уст главы государства, повиснув в воздухе, так там, в воздухе и осталось? Возьмем по максимуму — практически каждое второе. И можно считать это всё проявлением слабости президента. Ведь в истории Казахстана зафиксирован всего один случай уголовного преследования министра за экономические преступления. За 15 лет состояния т.н. “независимости” к домам министров, акимов, председателей комитетов и агентств не подъезжали “хмурые парни”, обремененные служением “президенту и народу Казахстана”. Кого и когда поведут, в конечном итоге, “за руки”? Гадать и ждать времени нет. Мы полны энергии и идей. И в наших силах пройти сквозь бесконечные “Бодризмы” на территории “KZ”. Но, скажите: что может быть страшней для молодой страны, чем стареющий и мстительный руководитель? Хотя, кажется, именно этот фактор служит объяснением природы многих ненормальных вещей, происходящих в стране.

Впрочем, вероятно, именно после той фееричной реплики Н.Н. казахский суд приобрел опцию: “дистанционное управление”. Особенно судебной “ветке” удался сезон “весна – лето” 2006 года. Уже сейчас судейские доказали, что они в ближайшее время могут быть доступны простому “клику” на сайте т.н. “электронного правительства”.

Забойщиком второго “Бодризма”, воленс-ноленс, стал господин Утембаев. Тут, как говорится, не было счастья, да несчастье помогло. Боюсь ошибиться, но в медицине такой случай, кажется, называют — “перитонит”. С той лишь разницей, что в случае с бывшим высокопоставленным чиновником некоторое количество “гноя” вылилось наружу. И “шок по-казахски” состоит в том, что ликвидировать “дыру” бросили Карима Масимова – руководителя экономического ведомства. Хотя есть вполне дееспособный председатель агентства по государственной службе. И уже понимаешь меру отчаянья вице-премьера К.Масимова, его неуклюжую попытку дезавуировать последствия тройного убийства оппозиционного политика и его помощников. “Гнойник”, то есть систему государственной службы будут заново штопать и перекрашивать, и нам, находящимся по эту сторону забора, остается лишь фантазировать. Например, о том, как вывести значения нового коэффициента для классификации казахских государственных служащих: 1 “спикер сената парламента” = 3 “руководителя аппарата сената парламента”. Отсюда: 1 “президент” = 2 “спикера сената парламента” = 6 “руководителей аппарата сената парламента”. Ну, и так далее. Значения, конечно, взяты условно. Вместо названных значений, поставьте любое другое: 1 “аким города республиканского значения”, 1 “судья областного суда”, 1 “депутат мажилиса парламента” и т.д.

Урок, преподанный нам г-ном Утембаевым, дорогого стоит и его следует ценить: изменится ли сумма от перемены мест слагаемых? Вопрос из разряда риторических.

И завершая тему “Государство” хочется растечься мыслью о так называемом “государственном терроре”. В принципе, сам выбор: какой беспредел лучше – криминальный или государственных служащих – снова за гражданами. На весах этого “выбора” лежат: порезанный “карманником” чехол мобильника или изуродованное в результате встречи с представителем государства здоровье. Перед глазами пример Казахстана, где акимы, не моргнув глазом, игнорируют предписания надзорных органов. А карательные силы, защищая экономические потребности акимов или преследуя свои местечковые интересы, совершают насилие над населением. И так — повсеместно. Всё это напоминает ситуацию, когда крыса начинает съедать себя, только чтобы чем-то занять зубы, глаза, желудок.

И говоря о “выборе” между криминалом и незаконными деяниями госслужащих, мы, пожалуй, слишком идеализируем картину: криминал и госструктуры – это симбиоз, одно целое. Возьмите ситуацию вокруг “Кривых” домов”. Властями сознательно нагнетается атмосфера террора, затем криминальные структуры по определенному алгоритму подвергают ограблениям офисы организаций, расположенных в этих домах, портят внешний вид зданий, совершают другие акты насилия, направленные на создание невыносимой моральной атмосферы для жильцов.

Вот и получается так, что сидящий внутри каждого обывателя вирус “государственника” говорит: государственная власть нужна…. Но подспудно понимаешь, что казахский вариант государственности далек даже от среднестатистического азиатского примера. Наверное, поэтому в Казахстане, где, по сути, царит полная анархия, раз за разом объявляется амнистия лицам, отбывающим наказание в учреждениях Минюста. Они — “братья по крови”: мышлению, языку, действиям.

Итог номер “три”: исторические “91%”, поддержавшие президента Назарбаева. После летнего “Бодризма”, это уравнение выглядит так: 91 = 27. Есть весьма расхожее выражение: “Революция пожирает своих детей”. Выяснилось, что “каннибализм” имеет более широкую сферу распространения. Иначе говоря, и сторонники “стабильности” занялись каннибализмом. 27 погибших от СПИД детей на совести интеллигенции. Убиенных детей не вернуть, а вот казахское “общество” “вкусило” человеческое мясо… Вкусило и не поперхнулось, не шелохнулось… Стало быть, “Ода конине” ушла в историю. Наверное, подобный вид “каннибализма” стал возможен из-за высоких дум об “Ашык аспан”. Интересно, сколько сегодня стоит айтматовский миф о “Белом пароходе”? Наверное, “ноль” в любой валюте. К слову, на своего коллегу — господина Айтматова — становится похож и Мухтар Шаханов, периодически взывающий с эстрады: “Где наш Кажымукан?”. Вроде как вопрошает зрительский зал. Но в ответ – тишина: народ от скуки забывает похлопывать потными ладошками. От старика-депутата глупо, конечно, требовать революционных воззваний, но мог бы для приличия воззвать к духам, скажем, Амангельды или Махамбета. Но, видать, кишка у М.Ш. оказалась тонка, и он решился лишь на вариант общения с духом борца Греко-римской борьбы. Но такие хитроумные ходы 1-го уровня сложности давно не будоражат пресыщенные ложью души публики. Хотя, как ни странно, такую публику заводят американские лица в образе казахских героев. Воистину, люди, аплодирующие во время просмотра аляповатой поделки шабашников – “Кочевника”, априори лишены культуры, способности думать, уважать себя, окружающих, любить родину и свободу. Лишены способности бороться за собственное достоинство.

Фильм “Кочевник” пришёл на память, конечно, из-за того, что “консультантом” этой ленты был пресловутый “ОНІМ” – Имангали Нургалиевич Тасмагамбетов. Как говорится, “Герой Алматы”. “Герой” с большой буквы “Г.”.

***

Подходит к концу лето 2006 года. Подходит к концу очередной сезон “Бодризма”. Они в своих протуберанцах опередили “бодризмы” предыдущих лет существования этой страны. Но всё относительно: как говорится, то ли еще будет. Ибо, чем дальше в степь, тем жирней стервятники.

Сотни “болашаковцев”, выпускников КИМЕП, академии госслужбы — все эти т.н. “специалисты” давно списаны, ибо эти “кадры” годятся лишь для того, чтобы на пикнике открывать пивные бутылки. Десятки лет, денежные средства, потраченные на их обучение – “коту под хвост”. Ибо суть казахской модели государственной службы — стань беспозвоночным паразитом, видящим смысл жизни в борьбе с самим “Государством”. Главное, чтобы у этого “Государства” хватило ресурсов, дабы стать нормальным тоталитарным государством. А то каждый “мертвый сезон” у нас будет “лето-2006 в Алматы”.

Пока же ещё мы полны энергии, чтобы раз за разом оттачивать своё перо на примерах “Бодризмов”, проистекающих на территории “KZ”. Но, скажите: что может быть страшней для молодой страны, чем стремительно стареющий и мстительный руководитель?

Высоко и сразу” — это формула правосудия в средневековье. Есть в этом что-то чистое и логичное. Когда люди забывают о бренности жизни и говорят об абстрактном Чистом Небе, боясь при этом взглянуть, собственно, на это Небо, они обречены. Они обречены произносить эту формулу: “Высоко и сразу”. Либо, напротив, услышав её, задыхаясь в петле, взлететь “высоко и сразу”…

Новости партнеров

Загрузка...