Два конца, два кольца, посредине – догадайся кто

Sinoptikus

Отмененный (…) после того, как (…) был отменен мировой социалистический лагерь, исторический материализм учит, что конец всякого события есть начало следующего.

(Здесь скобки автор поставил, чтобы втиснуть словечко “временно”, но, запутавшись (то ли в грамматике, то ли в диалектике) и не найдя единственно правильного места для этой скобки, решил оставить фразу на усмотрение любителей ЛЕГО – пусть каждый вставит эту деталь в то место, какое хочет.)

Так вот, не успеет судья Мерекенов в Талдыкоргане окончить чтение приговора, как в Астане президент Назарбаев начнет свою речь на открытии осенне-зимней сессии парламента.

Если кому-то покажется, что эти два события как-то закольцованы – пусть перекрестится. Мы-то все как раз понимаем, что совпадение здесь просто такое случайное. Ну, вот совпало так, что судья Мерекенов как раз тогда, когда судебное следствие еще не закончилось, и когда Ибрагимов согласился-таки отвечать на вопросы потерпевших (по словам очевидца, начал метаться по клетке – “допросите меня, допросите!!!”), резко перешел к прениям. И вот – успел.

Впрочем, и мы еще до оглашения приговора успеем рассказать, каким он будет. Совсем нетрудный прогноз, знаете ли.

Вот если бы автор был доктором юриспруденции, тогда да, тогда бы мы дали высоконаучный и совершенно неверный прогноз. Мы бы тогда предсказали, что всех фигурантов именно по эпизоду казни суду придется оправдать. Поскольку налицо такая закольцованность доказательной базы, которая сама себя, по всем процессуальным нормам, разрушает.

То есть, доказательство того, что Ибрагимов был на месте казни, зиждется исключительно на первоначальных показаниях Мирошникова, которые тот дал без законно введенного в дело адвоката, и от которых потом полностью отказался. В свою очередь, доказательство вины Утембаева зиждется на показаниях против него самого Ибрагимова, и ничего, кроме его слов, в официальном уголовном деле также нет. Поэтому строго процессуально – надо оправдывать.

Но мы (к гордости своей) до таких глубин УПК еще не добрались, а потому уверенно говорим – всех осудят, и очень строго.

И знаете еще почему?

Потому что слишком уж на самом деле слаба официальная версия, что Утембаев из чувства личной неприязни заказал, а Ибрагимов – за 60 тысяч (к тому же розданные исполнителям) – все сам исполнил.

Поэтому демонстративная жесткость приговора – это как бы вот такой суррогат правосудия, которым организаторы суда надеются удовлетворить публику.

И еще чуть-чуть про Ибрагимова. Вернее, про два сплетенные им словесных “колечка” с совсем разной судьбой. Первое из них затянулось удавкой на шее Утембаева, все его признания на этот счет суд, конечно же, сочтет чистой правдой. Иначе в приговор и писать-то нечего. Второе же – насчет Абыкаева с Дутбаевым и Кикшаевым, оно (пока) бесполезно звякнув, укатилось куда-то в сторону от талдыкорганского правосудия, — никакого влияния на приговор эти слова не окажут.

Но кто знает, кто знает, наверняка именно это “колечко” как раз будет еще не раз звенеть-перекатываться. Только уже не в Талдыкоргане, а в столицах.

Вообще же, мы, перед оглашением Приговора, и уже независимо от того, что в нем прозвучит, попробуем выписать для себя вот такие два закольцованных между собой вывода:

1) все осужденные по этому делу – на самом деле к нему причастны, невиновных там нет;

2) главные преступники, не те, кто исполнил, а кто заказал убийство – они по этому делу не проходят.

Почему же получилось такое “закороченное” правосудие?

Тут тоже два закольцованных ответа:

Первое, — это грубые процессуальные нарушения и следственные упущения. Впрочем, это не талдыкорганский эксклюзив. Кто и где, в каком городе Казахстана, и в каком уголовном деле, соблюдал УПК? Это, как говорится, наше святое. Но вот в таком-то деле можно было и постарательнее. И если даже такое расследование было выполнено столь непрофессионально – это говорит уже об общей профессиональной деградации даже лучших кадров системы.

Системная депрофессионализация – вот какое определение прозвучало на только что прошедших публичных слушаниях по национальной трагедии 11 февраля, и это, похоже, самое верное определение.

Второе – это сознательное “закольцовывание” следствия только на Утембаева и Ибрагимова, с выведением из него их персон повыше. Профессионально ли выполнено это “закорачивание”? Насколько профессионально – пока сказать трудно, но кое-какие концы уже и сейчас сильно торчат…

Как бы то ни было, а талдыкорганское событийное “колечко” уже закруглилось, и сейчас начнет дальше разматываться уже ак-ординское.

Так вот, о предстоящем выступлении Ел басы.

Как (само собой) однозначно суровым будет приговор, так и (само собой) однозначно оптимистичным будет речь главы государства перед отдохнувшими депутатами, министрами и акимами. Чтобы у слушателей не осталось никаких сомнений в решимости властей поскорее войти в число пятидесяти самых конкурентоспособных стран.

Начнем, само собой, с экономики, с ее успешного развития. Хотя и здесь, при перечислении наших достижений, Президент, по всей вероятности, не преминет пройтись по повышенной инфляции, чрезмерным внешним заимствованиям, и вообще – по “перегреву” экономики и отсутствию должного взаимодействия между Правительством и Нацбанком.

Собственно же про убийство своего прежнего политического соратника, а потом – политического оппонента, Нурсултан Назарбаев если и упомянет, то предельно лаконично, и в том ключе, что вот, дескать, все так и оказалось, как вам уже сообщалось…

И, наверняка, главным в выступлении окажется все же не экономический блок, а заключительный – политический. В котором, конечно же, будут важные словесные “фишки” про неуклонно поступательное продвижение демократии в нашей стране. Причем, не исключено, будут объявлены действительно существенные перемены. Вплоть до создания однопалатного Парламента, в котором половина депутатов будет избираться от партий. А место такого спикера, который по должности сможет автоматически стать (в случае чего) президентом – вообще исчезнет.

Не станем утверждать этого наверняка, поскольку остро-насущной необходимости таких радикальных новшеств как бы и нет. Личное здоровье у главы государства в порядке, и тщательно отслеживается. Прямых политических угроз-вызовов ни снаружи, ни изнутри не прослеживается. Тем более что убийства сначала Нуркадилова, а потом Сарсенбайулы остро конкурирующие группировки в ближайшем окружении ни то чтобы консолидировали, а… (как бы подыскать этому определение?) – сплотили.

Тем не менее, именно сейчас накопилось достаточно много аргументов в пользу того, что “Ак орде” неотложно необходимо провозгласить некий демократический “прорыв”, предваряющий внешнеполитические события наступающей осени: визит Нурсултана Назарбаева в США и решение вопроса о председательствовании в ОБСЕ. Да и начало несколько раз переносимого судебного процесса в Нью-Йорке – тоже.

Внутри же страны теперь тоже надо подводить те итоги политических убийств, которые официальным правосудием оказались не охваченными. И в этом смысле тоже парламентская реформа может оказаться весьма кстати.

Такие вот завиваются новые колечки…

Новости партнеров

Загрузка...