Лишь “Тойота” казаку – верная подруга…

Мировая пресса о событиях в Казахстане и вокруг него

Казаки преподнесли президенту саблю и ждут ответных подарков

Шон Лонг публикует на сайте Caucaz.com статью на редкую для англоязычных СМИ тему: о ситуации в казачьем движении современного Казахстана. Остановимся на ней более подробно. Начинается публикация с экскурса в новейшую историю:

“Спустя пятнадцать лет после появления первой организации возрождающегося казачества, геополитическая среда изменилась радикально: Советский Союз развалился, Казахстан стал полноправным членом международного сообщества, а массовая эмиграция этнических русских, украинцев и немцев серьезно изменила состав населения. Этнические казахи впервые за десятилетия составили теперь большинство населения, а в июле 2006 года путинская Россия, с ее сокращающимся населением, начала возвращаться к идее, что приток соотечественников из \’ближнего зарубежья\’ может помочь поддержать экономику страны.

Возможно, именно эти изменившиеся реалии подтолкнули к неожиданному формированию “Русского альянса”, который объявил о поддержке переизбрания президента Назарбаева в 2005 году. Это вызвало у многих удивление, поскольку большинство лидеров входящих в его состав организаций и казачьего движения были в основном давними критиками руководства страны. Членами альянса стали Союз казаков Степного края (СКСК), Русская община, “Лад” и Союз казаков Семиречья (СКС). Лидер СКСК атаман Иван Михайловский был последовательным критиком политики администрации Назарбаева по вопросам гражданства, языка и образования, как и представители “Лада”. В 1990 году представляющий Русскую общину Юрий Бунаков также был весьма критично настроен в отношении Назарбаева, но затем перешел на пропрезидентскую позицию.

Однако некоторые комментаторы утверждают, что первичные факторы, объясняющие столь внезапную резкую перемену, кроются не в изменившихся геополитических реалиях. Скорее, предлагают они, лидеры СКСК и “Лада” предложили свою поддержку в обмен на обещанное материальное вознаграждение, а именно автомобили Toyota и обязательство выделить фонды на организационные расходы. Конечным источником этих предполагаемых материальных стимулов, предложенных лидерам всех организаций, вошедших в “Русский альянс”, называют помощника президента Аманжола Нурмангамбетова. Те, кто был оппозиционно настроен в отношении сотрудничества с администрацией Назарбаева, усмотрели в этом схему для дальнейшего раскола и нейтрализации политической оппозиции, основанную на фрагментации организаций российских соотечественников в Казахстане, но история казачьего движения Казахстана демонстрирует, что оно с самого начала погрязло в капризах и личной вражде.

Начало и середина 1990-ых годов были отмечены расцветом радикального казачьего движения. Такие атаманы, как Николай Гункин, Федор Черепанов и Виктор Ачкасов, выступали с требованиями, которые привели к конфликту с государством и вынудили их, в конце концов, покинуть Казахстан. Гункин, наиболее известный и харизматичный из них, после его ареста в ноябре 1995 года сумел привлечь внимание международных средств массовой информации своей одиннадцатидневной голодовкой. Самые спорные требования, с которыми казачье движение выступало в это время, касались вопроса о границах Казахстана, которые, по их убеждениям, должны быть изменены. Они включили присоединение преимущественно славянского севера к Российской Федерации, реинтеграцию Казахстана в воссозданный СССР или территориально увеличившуюся Россию, либо учреждение казачьих автономий. Неудивительно, что это вызвало отрицательную реакцию руководства нового государства и возмутило казахских националистов”.

Завершению периода напряженности в отношениях между казачьим движением и государством, по мнению автора статьи, способствовал организованный ОБСЕ 8-9 декабря 1996 г. в Локарно круглый стол “Казахстан: последовательное строительство мультикультурного и мультиэтничного общества на пороге XXI века”. Итогом этого мероприятия стали соглашения, в соответствии с которыми казаки были признаны как самостоятельная этническая группа при условии вхождения их организаций в Ассамблею народов Казахстана. Эта модель устроила лидеров некоторых казачьих объединений, включая атамана СКС Владимира Овсянникова, однако другие, такие как Геннадий Беляков, атаман конкурирующего (с СКС) Общества казаков Семиречья, сохранили враждебное отношение к администрации Назарбаева.

Начиная с 1996 года Овсянников стремится добиться у государства признания казачества как особой формы государственной военной службы, но напрасно. После формирования “Русского альянса” и его однозначной поддержки Назарбаева, можно было предположить, что президент Казахстана более позитивно отнесется к такой идее. В конце концов, как утверждал один комментатор в феврале 2006 года, с учетом того, что казачьи подразделения только что были включены в Кремлевскую гвардию Путина, почему же казахстанские казаки не могут играть аналогичную роль в качестве лояльной гвардии президента? Это, как заявлял автор, могло бы послужить символом приверженности президента принципам “мультикультурного и мультиэтничного Казахстана”.

Казаки в Казахстане до сих пор не имеют централизованного органа управления. В марте 2006 года в Астане состоялась третья сессия Исполнительного комитета атаманов казачьих организаций Казахстана. На сессии ставился вопрос о создании единой организации казаков всего Казахстана с централизованным управлением. До этого подобного органа не было, а казачьи организации входили лишь в альянсы, учрежденные в Российской Федерации. По мнению автора публикации, решение создать особое казачье правление в Казахстане демонстрирует, что представители этого движения наконец-то подошли к “признанию независимой государственности Казахстана”.

Впрочем, предполагаемое создание нового органа на “Большом казачьем круге” в июле 2006 года так и не состоялось. Условия, которые, как сказано в публикации, исходили от КНБ, пустили под откос планы казаков. Хотя казачество рассчитывало на поддержку президента Назарбаева, в дар которому в сентябре прошлого года была преподнесена сабля, никаких уступок со стороны власти не последовало. Государство не признало их в качестве особых военных пограничных подразделений. “Добившись победы на выборах и продемонстрировав, что он беспокоится за этнических русских так же, как и за казахских граждан путем обещаний “Русскому альянсу”, Назарбаев отложил проблему казаков в сторону, и вернулся к повседневным государственным делам”, — резюмирует автор статьи.

Японию не устраивает роль аутсайдера

Интерес страны Восходящего солнца к Казахстану получил весомую политическую поддержку. Одной из главных тем минувшей недели стал визит в Астану премьер-министра Японии Дзюнъитиро Коидзуми, для которого это была одна из последних поездок на нынешнем посту. Пресса отмечает, что главу японского кабинета интересовали поиски надежных источников природных ресурсов, таких, как уран, нефть и газ, а также желание представлять свои интересы в регионе, где уже давно конкурируют Китай, Россия и Соединенные Штаты.

Что касается нашей стратегии в сфере энергетических ресурсов, то для Японии неблагоприятна такая глубокая зависимость от Ближнего Востока. Но Казахстану и Узбекистану посчастливилось с избыточными ресурсами, – сказал Коидзуми репортерам японского агентства Kyodo в Токио перед вылетом в Астану. – Но мы должны не только черпать из земли ресурсы, но и думать об окружающей среде, включая использование зеленых технологий для повышения эффективности и экономии энергии. Я думаю, что все это – сферы, в которых Казахстан и Узбекистан рассчитывают на сотрудничество с Японией”.

Многие зарубежные масс-медиа цитируют слова президента Назарбаева, который назвал визит японского премьера “историческим в наших отношениях, в нашем стратегическом партнерстве”. Кроме того, глава Казахстана приветствовал активизацию японской дипломатии в Центральной Азии.

New York Times разделяет мнение других изданий о том, что первый визит премьер-министра Дзюнъитиро Коидзуми в Казахстан означает вступление Японии в конкуренцию за природные ресурсы Центральной Азии. “Его визит проходит тогда, когда Россия, Китай и Соединенные Штаты уже борются за влияние в регионе, располагающем обширными залежами нефти, природного газа и урана”, — говорится в материале.

Японская газета Mainichi и американская Houston Chronicle фокусируют свое внимание на казахско-японских договоренностях в урановой сфере. По окончании переговоров глав государств был подписан меморандум о сотрудничестве двух стран в области мирного использования атомной энергии. В перспективе Казахстан может стать одним из ведущих поставщиков урана в Японию. Бывшая советская республика располагает огромными запасами урана, занимая по этому показателю второе место в мире. Национальная компания “Казатомпром” планирует в ближайшие годы довести импорт радиоактивного материала в Японию до 2 тысяч тонн, что покроет до 25 процентов спроса этой страны.

Для бедной сырьем Японии диверсификация ее источников поставок энергетических ресурсов входит в число ее самых первоочередных приоритетов”, — подчеркивает швейцарская Neue Zuercher Zeitung. По мнению корреспондента, несмотря на то, что Коидзуми в беседе с Исламом Каримовым и говорил о необходимости установления политического плюрализма, однако главное место заняла все же “сырьевая дипломатия”. Глава японского кабинета пообещал Ташкенту многомиллионные инвестиции, однако никаких конкретных соглашений в сфере энергетических ресурсов подписано не было. Хотя “Каримов все-таки в общих формулировках заявил о возможности снабжать Японию ураном, нефтью, природным газом и другими ресурсами, а также, что само собой разумеется, указал на желательность инвестиций во всех этих областях”.

Как отмечает издание, более конкретных обещаний премьер-министр добился от президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, с которым были достигнуты договоренности в сфере добычи урана и ядерной энергетики. Тем не менее швейцарская газета относит Японию к числу аутсайдеров на центрально-азиатском направлении, причем не только в сравнении с гигантским Китаем, который уже получает казахскую нефть, но и в сравнении с такими странами, как Канада или Франция. Они также уже получили доступ к добыче урана на казахстанских рудниках.

Скептические оценки даны и в следующей публикации. Англоязычная версия главной китайской газеты People’a Daily напоминает об уязвимости нынешних источников поставок энергоносителей в Японию, что превращает поиски новых источников нефти в главный приоритет. Однако в Казахстане и Узбекистане интересы Токио могут войти в противоречие с интересами Москвы и Пекина. Причем последние имеют в регионе намного более прочные позиции: “Казахстан и Узбекистан — члены Шанхайской Организации Сотрудничества (ШОС). 25 мая Казахстан формально начал экспорт нефти в Китай. Недавно Казахстан и Китай совместно инсценировали антитеррорестическую операцию, которая стала первыми совместными учениями спецслужб двух стран в рамках ШОС”.

В публикации приводится и мнение бывшего посла Японии в Центральной Азии, который считает, что, “поскольку Казахстан и Узбекистан занимают стратегически приоритетную позицию и для Китая, и для России, то для Японии важно иметь здесь голос”. Решение Коидзуми посетить Казахстан и Узбекистан незадолго до его отставки демонстрирует, что эти две страны очень важны для Японии. Однако, как считают аналитики, на которых ссылается китайская газета, “дипломатическая миссия Коидзуми вряд ли будет успешной, особенно в том, что касается Китая и России”. Из этого можно сделать вывод, что, хоть вояж Коидзуми и привлек всеобщее внимание, однако в Пекине пока не склонны рассматривать Токио как серьезного конкурента в регионе.

Китай прорубает окно в Европу через Турцию…

И действительно, пока еще Японии трудно тягаться с Китаем. Едва ли не каждую неделю запускаются все новые экономические и инфраструктурные проекты. Агентство “Синьхуа” информирует об открытии 22 новых транспортных маршрутов, которые соединят Казахстан с Поднебесной. Один их маршрутов, по которому 1 сентября отправились заполненные товарами грузовики, свяжет Урумчи и Талдыкорган. Всего Китай с Казахстаном, Кыргызстаном и Таджикистаном запустил 87 транспортных маршрута, в том числе 43 пассажирских и 44 грузовых.

Сообщение о том, что Китай присоединяется к еще одному крупному международному транспортному проекту, пришло из Стамбула. Турецкая газета Zaman информирует о присоединении Пекина к железнодорожному проекту Карс-Тбилиси-Баку. Автор публикации это событие расценивает как “существенный шаг Турции к укреплению ее стратегического положения в мире”. Теперь страна может стать главным маршрутом транспортировки грузов между Азией и Европой. Транспортный мост будет запущен в 2007 году. Он позволит связать Центральную Азию и Кавказ с остальным миром. Ранее к проекту присоединился и Казахстан.

В интервью изданию министр транспорта Турции Бинали Илдирим рассказал, что Турция и Грузия намерены достроить железнодорожные ветки на своих территориях протяженностью соответственно 76 и 25 километров. После запуска транспортная магистраль превратится в современный Шелковый путь, по которому можно будет направиться напрямую из Карса через Казахстан в Шанхай или Гонконг. А вскоре линия будет состыкована с магистралью, ведущей в Европу через Мраморное море, и это даст возможность пассажирам поездов без пересадок добираться, скажем, из Англии в Китай.

Назарбаева ждет в США теплый прием

Запланированный на сентябрь визит президента Казахстана в США уже привлекает внимание прессы. Влиятельная американская газета Washington Post (перевод статьи – на сайте InoSMI.ru) пишет, что “предстоящий визит Назарбаева представляет конкретный пример конфликта приоритетов администрации Буша в тот самый момент, когда президент поклялся бороться за демократию и против коррупции в международном масштабе”. Газета называет главу Казахстана “диктатором, управляющим страной, которую никак нельзя назвать свободной”.

Характеристики будущего гостя Белого дома весьма специфичны: “Назарбаев запретил деятельность оппозиционных партий, он запугивает прессу и пользуется служебным положением для личного обогащения. Об этом заявляет правительство США. Но наряду с этим, он сидит на огромных запасах нефти, и именно это помогает ему открывать двери в Вашингтоне”. Тем не менее, руководителю Казахстана будет оказан особо теплый прием. В частности, уже известно, что Назарбаев в рамках своего визита в США посетит Кенненбункпорт, штат Мэн, где погостит в семейном имении Бушей.

Чем же объясняется подобная симпатия американской стороны? Как пишет автор, она “считает Назарбаева дружественным и умеренным лидером, руководящим своей страной в окружении гораздо более жестких и враждебно настроенных диктаторов”. Судя по всему, в Вашингтоне надеются на превращение Казахстана в более открытое и свободное от коррупции государство.

Осторожные оценки дают и эксперты. “Я думаю, что он не научился честности, — говорит эксперт по Казахстану из Фонда Карнеги Марта Брилл Олкотт, — в гораздо большей степени он научился тому, как осуществлять распродажу активов. Большая часть его собственности, я бы сказала, непрозрачна, но движение в правильном направлении все же идет”.

Напоминает автор статьи и некоторые детали нашумевшего коррупционного расследования по делу Джеймса Гиффена, обвиненного в передаче высшим руководителям Казахстана взяток на 78 миллионов долларов. Во многих судебных документах фигурирует личность под кодовым именем “КО-2”, за которым, как считается, зашифрован сам Назарбаев.

Впрочем, многие аналитики полагают, что “нашумевшее судебное разбирательство по делу Гиффена… вряд ли окажет негативное влияние на предстоящий визит Назарбаева в США”. Это уже выдержка из публикации, опубликованной на сайте IWPR под заголовком “\»Казахгейт не омрачит визит Назарбаева в США”.

Главной причиной, которая заставит администрацию Буша позабыть о продекларированной в начале августа глобальной кампании против клептократии и коррупции, является “нежелание Вашингтона потерять единственного предсказуемого партнера в регионе, где активизируется ряд не приветствуемых США региональных блоков по безопасности и торговле во главе с Россией и Китаем”. Кроме того, Америка всегда помнит о продолжающейся борьбе за энергетические ресурсы Центральной Азии.

Все эти геополитические аргументы могут заставить Белый дом смотреть сквозь пальцы на \»Казахгейт\». Более того, эксперты не исключают, что Назарбаев сумеет добиться большего – получить поддержку руководства Америки по вопросу о председательстве Казахстана в ОБСЕ в 2009 году.

Еще один аргумент в пользу сближения США с Казахстаном – это попытка разыграть антииранскую карту. По крайней мере, так видит один из геополитических аспектов казахско-американских отношений обозреватель Conservative Voice Скотт Салливан:

“Казахстан – мощный противник Ирана в Центральной Азии. Казахстан и Иран находятся в прямой конфронтации по вопросу о принадлежности энергетических ресурсов Каспийского моря. Резкому обострению конфронтации способствовало подписание Казахстаном с Россией и Азербайджаном двусторонних и многосторонних соглашений, в которых игнорируются требования Ирана в отношении Каспия. Сотрудничество Казахстана с Азербайджаном особенно неприятно для Ирана. Азербайджан поддерживает крупную азербайджанскую общину в Иране (насчитывающую 30 миллионов человек), чья лояльность Ирану вызывает сомнения. Иранские азербайджанцы все больше идентифицируют себя с Азербайджаном и Турцией, нежели с Ираном и его национал-социалистической программой этнических чисток [согласитесь, весьма спорная формулировка – Е.С.] на Ближнем Востоке.

Вместе с Россией и Китаем, Казахстан ранее в этом году блокировал личную заявку иранского президента Ахмадинеджада о вступлении в качестве полноправного члена в Шанхайскую Организацию Сотрудничества. Полноправное членство Ирана означало бы то, что ШОС по крайней мере дает гарантии безопасности Ирану. Полноправное членство также связало бы ШОС с шагами Ирана по получению ядерного оружия. В то время как Казахстан отказался от ядерного оружия, Иран занимается его разработкой. Казахстан и ШОС не могут согласиться с этим”.

Между тем в Казахстане…

Об идее Рахата Алиева превратить Казахстан в монархию информирует Reuters. В сообщении цитируются высказывания из нашумевшей публикации президентского зятя: “Вполне логично, что именно монарх может гарантировать обществу стабильность на протяжении долгого исторического отрезка — роскошь, которой нет у президентов. Но это и есть именно то условие, без которого вырастить в стране настоящую, не декоративную демократию невозможно”.

Агентство не комментирует инициативу Алиева, напоминая лишь о ситуации в почти монаршей семье: “У президента нет сыновей. Его старшая дочь Дарига, на которой женат Алиев, — депутат парламента и зампред возглавляемой Назарбаевым партии \»Отан\». Средний зять президента Тимур Кулибаев работает зампредом госхолдинга \»Самрук\», который контролирует крупнейшие госкомпании, а также вместе со своей женой контролирует третий крупнейший банк Казахстана — Народный (Халык)”.

Немецкоязычный портал MDR отмечает, что, “поскольку в бывшей советской республике не было королевской династии, то Алиев предложил его собственную семью”. При этом он утверждает, ссылаясь на опыт Великобритании и Испании, что монархия является самой успешной системой для строительства стабильной демократии.

Мнения некоторых экспертов, для которых инициатива Алиева стала неожиданностью, прозвучали в эфире радио “Азаттык”. Вот что говорит политолог Андрей Свиридов:

— Возникает следующая группа вопросов: написал ли это он сам и больше никто? Тогда смело можно посмеяться и забыть. Или же устами зятя заговорил тесть? Если второе, то это тревожно, потому что это требует не только обсуждения, но и отпора. Получается, что нам приготовлено первое озвучивание того, что у президента на уме и в планах на ближайшие годы или, может быть, даже на месяц. По сути нас призывают вернуться в средневековье, причем в самом худшем смысле этого слова.

Правозащитник Евгений Жовтис усматривает за статьей попытку легализовать дворцовую дискуссию о введении царского правления:

— Я думаю, что эта статья имеет некий катализирующий характер, то есть это попытка развязать в обществе дискуссию: \»Вообще нужна ли нам республика?\» Меня вообще она немножко удивила, потому что мы все это время говорили об усилении парламентаризма, и вдруг появляется статья, которая говорит: \»А вообще, что это мы о республике, давайте в монархию вернемся\».

Гораздо более широкий резонанс за рубежом, в отличие от статьи зятя, вызвало завершение процесса по делу об убийстве Алтынбека Сарсенбаева. Американские газеты Washington Post и New York Times, британская служба BBC, сайт катарского телеканала AlJazeera и многие другие масс-медиа рассказывают о вердикте суда. Впрочем, думается, что наши читатели уже владеют информацией о том, какое наказание получили главные фигуранты дела. Зарубежные издания на сей раз избегают пространных комментариев, ограничиваясь изложением фактологической стороны дела. Есть лишь краткие ссылки на сомнения оппозиции, усматривающей за преступлением политический заказ, ведущий на самый верх властного Олимпа. Нет на страницах упомянутых изданий, в отличие от прошлых публикаций на эту тему, и интервью представителей оппозиции.

Комментарий Жармахана Туякбая мы нашли на сайте радиостанции “Немецкая волна”. Один из лидеров оппозиции считает, что суд не выявил реальных мотивов преступления и не назвал истинных заказчиков преступления:

— Фигуранты и те лица, которые сегодня проходят, должны были сказать правду, сказать, кто именно заказал им это преступление. Со временем, возможно, они добьются того, на что надеются — смягчения наказания, досрочного освобождения. Наши действия в данном случае — это, прежде всего обращение к международной общественности, к населению, которое сегодня очень критично настроено в отношении истинности суда, в частности, что не установлен заказчик преступления и не все виновные данного преступления привлечены к ответственности.

Новости партнеров

Загрузка...