Будет ли Средняя Азия пить сибирскую воду?

4 сентября на пресс-конференции в Астане, по окончании переговоров с узбекским лидером Исламом Каримовым, глава Казахстана Нурсултан Назарбаев заявил, что не исключает возможности переброски вод сибирских рек в центральноазиатский регион. Он напомнил, что ранее, когда обсуждался вопрос переброски вод сибирских рек, \»речь не шла о том, чтобы они заполнили мелеющий Арал\». \»Мы ставили вопрос о питьевой воде для всего региона\», — пояснил президент.

Впоследствии эта тема обсуждалась главой Казахстана с президентом России. \»Мы говорили с Владимиром Путиным о том, что высказывания о вреде такого поворота неубедительны\», — сказал Н. Назарбаев. По мнению главы Казахстана, в случае поворота сибирских рек, это не приведет к негативным последствиям, \»даже болота не высохнут\».

Вместе с тем, Н. Назарбаев отметил, что переброска вод будет стоить странам региона денег. \»Надо продумать этот вопрос\», — заключил глава Казахстана.

Напомним, что теме переброски вод сибирских рек в Среднюю Азию около 30 лет.

В 70-80-е годы прошлого столетия идея переброски воды некоторых западносибирских рек в южные республики СССР уже прорабатывалась. После долгих споров, которые вылились и на страницы газет, в 1986 году этот проект был закрыт решением Политбюро ЦК КПСС.

В 2002 году мэр Москвы Юрий Лужков предложил возродить идею поворота сибирских рек в Среднюю Азию и реализовать этот проект. С соответствующим письмом Лужков обратился к президенту России и в правительство.

Московский мэр предложил использовать около 6-7 процентов общего объема вод реки Обь в качестве ресурса, продаваемого сельскохозяйственным и промышленным производителям России, Казахстана, Узбекистана и, возможно, Туркменистана.

Техническая сторона проекта сводится к прокладке канала от Ханты-Мансийска в Казахстан и Среднюю Азию. Протяженность канала — 2550 километров, ширина — 200 метров, глубина — 16 метров. В связи с особенностями рельефа местности воду должны будут поднимать последовательно 8 насосных станций с годовым потреблением электроэнергии 10,2 миллиарда кВт/часов.

По плану Лужкова, объем воды, забираемой из Оби, составит 27,2 кубических километра в год. Эта вода позволит дополнительно освоить 1,5 миллиона гектаров земель в областях России и 2 миллиона гектаров в Центральной Азии.

Для реализации проекта Лужков предлагает создать Международный Евразийский Консорциум с долевым участием сторон. Первоначальные предложения, как считает московский мэр, должна подготовить рабочая группа из представителей министерства природных ресурсов России и представителей правительства Москвы.

Свое предложение Лужков обосновывает тем, что в XXI веке проблема обеспечения пресной водой станет основной проблемой человечества и главным источником глобальных конфликтов.

Что касается отказа еще советского правительства начинать строительство канала, то, по словам мэра, такое решение было обусловлено двумя причинами. Во-первых, речь идет о \»слабости и нерешительности власти, которой противостояла сила недобросовестно сформированного общественного мнения, в первую очередь, псевдопатриотами и псевдоэкологами\». Вторая и главная причина, по мнению Лужкова, — экономическая. Мэр утверждает, что затраты на проект подсчитывались теми, кто должен был получить эти средства для реализации проекта, и потому были завышены.

Действительно вопрос спорный. В советское время противники этой идеи говорили о возможности экологической катастрофы планетарного масштаба.

Некоторые эксперты считают, что единой стране с централизованным управлением возможно осуществление таких глобальных проектов, независимо от того есть противники или нет, если дело касается стратегической безопасности.

Другие специалисты полагают, что в деле переброски стока северных рек на юг отсутствует главная составляющая – единство страны, если при существовании СССР не удалось пробить проект, то сейчас это абсолютно безнадежное дело.

Однако если мировое сообщество примет решение, что вода такой же товар как нефть и газ, тогда возможно создание коммерческого предприятия, о котором говорит господин Лужков. Пока же государства не имеют права продавать воду приграничных рек. По прогнозам специалистов будущие войны могут стать “водными”, как сейчас идут нефтяные войны. Дефицит живительной влаги ощущается на планете все острее и острее.

Тогда в 2002 году Юрия Лужкова поддержал политобозреватель Михаил Леонтьев, полагающий, что \»на самом деле именно сейчас, возможно, такой проект был бы крайне выгоден для России. Не как братская помощь отсталым республикам, а как мощнейший коммерческий и геополитический инструмент. …То есть американцы могут дать Средней Азии военное присутствие, какие-то политические гарантии, может быть даже какие-то инвестиции. Единственное, чего они дать не могут никак, — это воду, а вода там — это все. Это жизнь, это политика, это влияние, контроль, управление всеми политическим процессами\».

4 года назад Лужков не сумел убедить правительство и президента России.

Теперь раз уж президенты Казахстана и Узбекистана решили поднять эту тему, значит, есть подвижки в этом направлении. Однако главным остается вопрос политической Воли и Цены, которую придется заплатить за жизненную влагу.

Новости партнеров

Загрузка...