Рахат Алиев пугает ОБСЕ казахской монархией

Дискуссия в “Политоне”

В минувшую пятницу на страницах еженедельника “Караван” появился манифест замминистра иностранных дел Рахата Алиева о том, что нынешнее государственно-политическое устройство Казахстана себя не оправдало, к тому же оно априори не отвечает духу нашей страны и его следует поменять на более подходящую для казахов монархическую систему управления. Подобное заявление столь неоднозначно воспринимаемого многими политика, в тот же день вызвало целый ураган всевозможных откликов, комментариев и оценок. Не остались в стороне и завсегдатаи дискуссионного клуба “Политон”, где в прошлую пятницу комментаторы и оценщики разделились на два не слишком противостоящих друг другу лагеря. Первые осудили, вторые, сохраняя нейтралитет, или, по крайней мере, пытаясь соблюсти его видимость, любознательно отметили, что за новой султанской “игрушкой” всесильного зятя наверняка что-то есть.

Но что именно, сказать конкретно никто из них не смог.

Интересно и то, что особого восторга по поводу Султаната, во всяком случае, официально тоже никто не проявил. Но, так или иначе, Рахату Мухтаровичу удалось не только стать главным политическим “ньюсмейкером” конца минувшей недели, как, впрочем, и начала этой, но и затмить своим необычным предложением самого главу государства, выступившего в тот же день с программой административного реформирования. То есть, достаточно важный государственный документ, в котором говорилось о сокращении численности политических госслужащих, переформатировании системы государственного менеджмента в сторону качества принимаемых решений, структурных изменениях в сфере управления страной и прочее, по популярности в “хит-параде” политических новостей даже близко не подобрался к статье за авторством Рахата Алиева.

Не стало исключением и заседание “Политона”, на котором планировалось обсудить весь спектр институциональной модернизации РК, а получился, в общем-то, театр одного актера или одного вице-министра… или одного периодически публикующегося на страницах “Каравана” автора. Нет, Рахата Алиева в “Политоне” не было, но дух его там присутствовал. Его опус читали и перечитывали, передавая из рук в руки затертую газету, анализировали и критиковали, делали замечания и приходили к похожим друг на друга выводам о том, что в этом что-то есть, что это не спроста…

Нурбулат Масанов

Первым по существу высказался модератор “овального стола” Нурбулат Масанов. Поначалу из его выступления можно было понять, что доктор политических наук не приемлет рассуждений поборника монархии, ибо камень преткновения здесь – Сенат! Нурбулат Эдигеевич ЗА то, чтобы Сенату быть в том виде, в каком он находится сейчас. Другое дело, по его словам, дальнейшая шлифовка деятельности верхней палаты Парламента. И, может быть, ликвидация так называемой президентской семерки сенаторов. А так, по словам профессора, имманентная функция Сената заключается в представлении на высшем государственном уровне экономических интересов с учетом региональной специфики. Рахат Мухтарович же, предлагает избирать высший представительный орган по родоплеменному и этническому признакам, что для исследователя культуры номадов является неприемлемым.

Однако наибольший интерес представляют следующие выкладки Нурбулата Масанова. Отвечая на вопрос Андрея Свиридова, весьма озабоченного тем, откуда дует ветер Султаната, личная ли это инициатива Алиева или на этот шаг его подговорил тесть, профессор сказал:

— Я думал на сей счет. И пришел к заключению, что это личная инициатива Рахата Алиева. Потому что если бы она шла сверху, то для ее оглашения были бы выбраны другие, более компромиссные фигуры, мнение которых было бы более лояльно и безболезненно воспринято в обществе. Совершенно очевидно, что слова Рахата Алиева воспримут куда острее, чем, если бы то же самое заявил, скажем, Абиш Кекильбаев или Оралбай Абдыкаримов, то есть люди с нейтральным и спокойным имиджем. Я бы сказал, люди вообще не имеющие политического имиджа, такого, какой есть у Рахата Алиева…

Отвечая же на вопрос другого правозащитника Александра Скрыля, пожелавшего услышать из уст доктора политических наук прогноз возможной реакции верхнего правящего уровня на монархические претензии вице-министра иностранных дел, Нурбулат Эдигеевич заметил:

— Прогнозировать пока рано. Во всяком случае, сейчас все будут пытаться самоопределиться. А это тяжелый выбор, он может обернуться очень болезненным процессом для многих представителей политической элиты. Явно “против”, как я думаю, никто выступать не станет, если только по указанию сверху. Ведь с одной стороны это зондаж, а с другой – подготовка общественного мнения, агитация, пропаганда и обработка, как бы начало… Но опять же, если это будет подхвачено сверху. А это пока большой вопрос. Мы еще не знаем реакцию самого президента: по его сегодняшнему выступлению он как бы ни сном, ни духом. Однако, в любом случае о ней мы если и узнаем, то не раньше чем через год, условно говоря. Просто раньше нет смысла высказываться, тем более, если это зондаж…

— Я хотел бы обратить внимание на то, что по времени все очень четко выбрано, — продолжил Нурбулат Масанов. – Речь идет о том, что это сделано до декабря, до момента принятия решения о председательстве Казахстана в ОБСЕ. Причем, это сделано человеком, который сам инициировал вопрос о нашем председательстве в этой организации. То есть, с точки зрения Рахата Алиева, это абсолютно продуманный шаг, он абсолютно не случаен и имеет какой-то определенный политический контекст, который мы пока еще не знаем. Надо понять, что за этим стоит. Потому что, в глазах части политической элиты, это может являться одним из условий торга с развитыми странами: вы нам – ОБСЕ, иначе мы у себя – монархию. Вы тоже должны дать нам гарантии.

— Понимаете, обычно разговоры о председательствовании в ОБСЕ сводятся к тому, что Казахстан должен дать гарантии, в то время как казахстанская политическая элита мыслит совершенно иными категориями, — глубоко заметил доктор Масанов. – Она говорит: “Вы нам должны дать гарантии, что то, что мы сделаем у себя, из того, что вы просите, не обернется завтра против нас и не будет использовано вами против нас же!”

В свою очередь, политолог Юрий Булуктаев под несколько иным углом зрения взглянул на последнюю “выходку” старшего зятя. Во-первых, он с места в карьер отозвался о монарших изысках лица с устоявшимся политическим имиджем, как о занятии бесполезном, так как речь идет об утопии, практическое воплощение которой в Казахстане никогда не произойдет. В какой-то непостижимой уму простого смертного алиевской подоплеке проекта “Казахский Султанат” Юрий Ачирович не отказал. Однако предостерег собравшихся тем, что коли наша республика пойдет по этому тупиковому пути, она рискует оказаться в международной изоляции. Причину, обусловившую столь сенсационное выступление Рахата Алиева в “Караване”, побившее рекорд “Дежа вю” его супруги, политолог склонен был увидеть в возможной обиде казахстанского вице-министра на институт ОБСЕ.

Ну, а во-вторых, как посчитал Юрий Булуктаев, идея Султаната явившаяся Рахату Мухтаровичу, может быть, прямым следствием межкланового противоборства, с некоторых пор обострившегося за кулисами политического истеблишмента. Политолог привел любопытный пример с незавидным положением Дариги Нурсултановны, в которое она угодила, по его мнению, после того как взяла на себя слишком много инициативы. Тут вам и “Дежа вю” и несколько агрессивная партийная работа “Асара”, так хотевшего занять лидирующее место, потеснив отцовский “Отан”. Что из этого вышло, известно теперь всем. Посему, проводя пусть и достаточно грубоватую параллель, Юрий Булуктаев отметил, что с Рахатом Алиевым после его Султаната, могут поступить так же, как с его женой, после ее политического мега-хита в “Караване”.

Еще один выступавший – директор центра политических исследований “Перспектива” Николай Кузьмин был лаконичен, назвав притязания на монархию в Казахстане абсурдными, смешными и не отвечающими реалиям, так что даже обсуждать их несерьезно.

А вот председатель президиума политсовета незарегистрированной Народной партии “Алга!” Асылбек Кожахметов к статье Рахата Алиева отнесся с пониманием. Как сказал Асылбек Базарбаевич, она не показалась ему такой уж одиозной, как можно было ошибочно вывести из ее заголовка. Не будучи оригинальным, управляющий оргкомитетом “Алги” согласился с мыслью профессора Масанова о некоем торге между нашим внешнеполитическим ведомством и европейцами, дескать, мы можем в ОБСЕ, а можем и в монархию. “То есть, у нас варианты есть, — со знанием дела, заключил политик. – И господин Алиев всего навсего пытается обосновать, что эти варианты соответствуют природе и духу казахского народа”.

Новости партнеров

Загрузка...