Носиться сегодня с идеей ханства — признак политического хамства, — считает Первый секретарь ЦК Компартии Казахстана Серикболсын Абдильдин

— Скандальная публикация в газете “Караван” статьи Рахата Алиева “Какой выбор мы сделаем?” возмутила демократическую общественность. Ваше отношение к этой неожиданной идее?

— Коммунисты всегда выступали за прогрессивное гуманистическое развитие общества и, в частности, в нашей стране был накоплен достаточный исторический опыт справедливого устройства общественной жизни. Поэтому даже откат в капиталистические отношения воспринимается большей частью населения, как регресс с самыми отвратительными последствиями. И в период, когда атмосфера в обществе накалена противоречиями установившегося семейно-кланового режима, публично озвученные мысли президентского зятя, одного из руководителей внешнеполитического ведомства Казахстана Р.Алиева о вероятности установления династийного султаната-ханства являются далеко не детской шалостью витающего в облаках и мечтающего о наследном престоле принца, а хамское выражение позиции вконец обнаглевшего представителя дворцовой элиты.

Хамское, потому что эти мысли озвучены почти одновременно с вынесением приговора в Талдыкоргане, вернее с официальным сокрытием истинных заказчиков убийства Алтынбека Сарсенбаева и его товарищей. Примечательно, что “созревание” идеи ханства в голове президентского зятя совпадает с провалом инициативы президента получить кресло председателя ОБСЕ. Если взглянуть с этой стороны, то опять получается хамский жест, но уже в сторону ОБСЕ — нате, мол, выкусите. Не хотите считаться с демократией по-назарбаевски, уйдем в ханство.

— Зять президента пишет, что якобы в 90-е годы “о типе государственного устройства… речи вообще не велось”. Вы, Серикболсын Абдильдаевич, как очевидец всех событий на заре независимости Казахстана, что скажете на этот счет?

— Обычно не говорят “типы государства”, а есть в научной и в политической среде понятие “формы государства”. Наиболее признанные из них: монархия — как власть одного, аристократия — как власть небольшого меньшинства, республика — как отсутствие какой-либо невыборной власти и демократия — как власть народа.

В первой Конституции независимого Казахстана, принятой в 1993 году Верховным Советом Республики двенадцатого созыва, записано, что “Республика Казахстан — демократическое, светское и унитарное государство”, а во второй Конституции (назарбаевской) 1995 года это определение изложено так: “Республика Казахстан утверждает себя демократическим, правовым и социальным государством…”. Основы конституционного строя без обсуждения не принимаются и при принятии первой Конституции были ожесточенные дискуссии. Дело доходило до того, что некоторые ораторы задавались вопросом надо ли принимать слово “президент”, не лучше ли для Казахстана этот институт назвать “султан” или “хан”?

Я не знаю, где тогда был Р.Алиев, но меня поражает то, что он с умным видом берется толковать две Конституции и все законы, как незаконно рожденные, отрицая труд парламента, ученых и всего народа.

Еще об одном казусе, связанном с “семейкой”.

Н.Назарбаев на Международной научно-практической конференции, посвященной 10-летию Конституции РК по теме “Конституция: личность, общество и государство” произнес нелепую мысль. Цитирую: “Первый Парламент — Верховный совет, который работал четыре года, принял за три года 7 законов. Наши депутаты только на прошлой сессии качественных 78 законов приняли”.

Согласно Перечню законодательных актов, принятых ВС РК 12 созыва за период с апреля 1990 по апрель 1993 года, принято и подписано самим Назарбаевым 240 законов (Алматы, 1993 г. отдел орг. работ ВС РК). А по вопросам государственного устройства за этот период изданы 70 законов и 281 постановление парламента.

Я считаю подобная политическая ложь со стороны “семейки” не только средство для манипуляции общественным сознанием, но и яд, особенно для подрастающего поколения. Если вдуматься, господин Назарбаев, как бывший председатель президиума Верховного Совета и бессменный руководитель республики с 1984 года сам себя записывает в число бездельников. Что может заимствовать молодое поколение от деятельности государственных мужей? Ложь, одурачивание, не говоря о мафии, коррупции, терроре и т.д. У зятя получается, “с кем поведешься, от того и наберешься”.

— Р.Алиев ссылается на исторические традиции: “У нас есть старший жуз, есть средний, есть младший. И никуда они не делись даже за долгие десятилетия коммунистического правления”. Не опасно ли будировать идеи, которые могут стать угольком для разжигания очередной вспышки трайбализма, прежде всего опасного для самого казахского народа?

— Победа интернациональной по сути коммунистической идеи покончила в советской стране с межэтническими, межродовыми и социальными конфликтами. Но вот Р.Алиев подбрасывает идею жузовой сущности устройства казахского общества, отбрасывая при этом интересы остальной части казахстанцев. Поэтому его статья поражает именно тем, как наплевательски относится взлелеянный семьей “политик” к самому понятию казахстанский народ. И даже не смешно, а глупо представить, что представители других этносов будут искать, к какому казахскому роду им примкнуть.

А если серьезно, в своей статье Р.Алиев, ратуя за монархическую модель управления, ставит под сомнение жизнеспособность республиканского правления в Казахстане. Ибо семейный подряд выжал все наследия социалистического прошлого, а теперь режим хочет увековечить свои притязания на безнаказанную и бессрочную власть в будущем. Самое страшное в этой идее, что Р.Алиев и подобные ему ни во что не ставят ни народ Казахстана, ни демократические ценности.

Между тем, этот авантюрный шаг или пробный камушек можно расценить как судороги загнивающего режима, который не в силах самостоятельно выйти из силков коррупции и социальных потрясений. И невдомек философствующему принцу, что даже очаровавшие его “правильные” государственные модели монархий: Бельгия, Великобритания, Испания — держатся именно потому, что там соблюдаются права человека, а демократические институты существуют не на словах, а на деле.

А что имеем мы? То же ОБСЕ, в которое вхож Рахат Алиев, неоднократно указывает на нарушения прав и свобод казахстанских граждан, необходимость создания сбалансированной избирательной системы на всех уровнях, на необходимости отмены запрета на проведение митингов, собраний, демонстраций, принятия закона о местном самоуправлении, нового закона о СМИ, соответствующего стандартам ОБСЕ.

— И в заключение, почему Рахат Алиев пошел на озвучивание этой скандальной и беспочвенной идеи?

— Перефразируя известное произведение Чингиза Айтматова, хотелось бы назвать статью Рахата Алиева “Плач над пропастью очарованного принца”, ибо режим самодержцев действительно стоит над пропастью истории. В народе все сильнее ощущается презрение к власти клептократов.

А коммунисты — это реальная сила общественного мнения и мы понимаем, что размышления Р.Алиева — это только пробный шар к введению института пожизненного президентства для Нурсултана Назарбаева.

Думаю, что наш народ не настолько глуп, чтобы не понять, для кого и в чьих интересах озвучиваются идеи ханства.

Новости партнеров

Загрузка...