Как премьер-министр Малайзии весь мир возмутил

Мухаммад МАХАТХИР

Почти два года прошло после знаменитого выступления премьер-министра Малайзии доктора Мухаммад Махатхира на 10-й сессии Организации Исламская Конференция. Однако в свете последней ливанской войны оно вновь приобрело актуальность. Рефреном прозвучало высказывание лауреата нобелевской премии в области химии, известного арабского ученого Ахмеда Зиваила: “Военные конфликты в Ливане, Палестине и Ираке показали, что арабский мир находится в плачевном состоянии и нуждается в политических реформах”. Согласитесь, весьма неожиданный диссонанс на фоне победных реляций мусульманской прессы. В своем торжествующем запале исламский мир забывает, что причиной ливанской войны стала не только агрессия Израиля, но и неконструктивная позиция мусульманских политиков. Лидер “Хезболлы” Хасан Насралла накануне признался, что если бы мог предвидеть последствия похищения двух израильских солдат, то не решился бы на этот опрометчивый шаг. Запоздалое прозрение… И цена тому — тысячи человеческих жизней, миллионы беженцев и разрушенная страна.

Возвращаясь к речи Махатхира, хочется сказать, что тогда она вызвала настоящий скандал. Мировые масс-медиа дружно обвинили его в антисемитизме, а лидеры западных стран сочли этот жест за оскорбление. Ни одна из казахстанских газет в те дни не решилась опубликовать речь взбунтовавшегося политика. Все были ужасно напуганы и ограничились лишь пересказом чужих эмоций. Неискушенному читателю было трудно понять, что происходит на самом деле. И вот спустя время, кажется, можно об этом спокойно поговорить. Речь Махатхира была нервной, эмоциональной. Казалось, он писал ее второпях и за трибуной импровизировал. Впрочем, волнение можно понять. Впервые политик подобного ранга вынес на трибуну то, о чем предпочитают говорить полушепотом в кулуарах. Тогда это выступление шокировало публику. Однако шум быстро утих. Речь, призванная стать программой действий мусульманского мира, была предана забвению. Она не вызвала широких дискуссий и обсуждений, хотя вопросы поднимались очень острые. Впрочем, возможно, мусульманским лидерам было нечего сказать. Пристыженная умма в те дни смущенно теребила бороды, нервно перебирала четки. Но не более того. Спустя пару месяцев пульс ее выровнялся, и она снова бодро шагала по кругам своим. О Махатхире больше никто не вспоминал. В тот год истек его срок пребывания на посту главы правительства, и скандальное выступление стало лебединой песней уходящего премьера.

Махатхир личность в Малайзии легендарная. Двадцать два года он бессменно руководил страной и привел ее к экономическому расцвету. Но самое удивительное, что, возглавляя одно из преуспевающих азиатских государств, он не стал самым богатым человеком даже в собственной стране. За 22 года правления никаких обвинений в семейственности, коррупции, протекционизме. Как ему удалось этого избежать? За две недели пребывания в Малайзии мне приходилось встречаться с представителями различных слоев общества, но никто ни разу не указал нам на кварталы Махатхира, его заводы, фабрики, конюшни. А про его жену и детей малазийцы вообще не имеют никакого представления. А ведь это типичная азиатская страна со всеми ее плюсами и минусами! В Куала-Лумпур мне рассказали забавную историю. Узнав, что одна из его дочерей задалась целью возглавить национальную телекомпанию, разгневанный Махатхир залепил ей такую затрещину, что с тех пор она сильно хромает, а при виде телевизора опрокидывается навзничь. Глядя на хрупкого интеллигентного Махатхира, я усомнился в правдивости рассказа. Хотя, кто его знает… Говорят, что в экстремальных ситуациях в людях просыпается демоническая сила. Казалось бы, маленькая деталь биографии, но личный пример главы государства оказал огромное влияние на малазийцев. Они поверили, что для своей реализации не обязательно уезжать из страны или обзаводиться влиятельными родственниками. Каждый может достичь успеха, полагаясь исключительно на свои собственные силы. Это придало обществу огромный энтузиазм. Энергия людей устремилась не на воровство, коррупцию и наркотические оргии, а в русло позитивного созидания.

В речи Махатхира, я намеренно опускаю эмоциональные переборы, повторы, реплики, которые можно отнести к антисемитским. На мой взгляд, премьер слишком драматизировал проблему сионизма. Если взглянуть с исторической точки зрения, явление это преходящее. Когда-то в истории доминировали греки, потом их сместили арабы, затем пришли турки, монголы, французы, немцы и англичане. Сегодня в мире лидируют евреи, завтра их вытеснит другая энергичная нация. Я не исключаю, что спустя полвека, президентом Соединенных Штатов станет китаец. А там, глядишь дойдет очередь и до казахов. Пути Аллаха неисповедимы! В своем выступлении Махатхир спонтанно сместил акценты, и в результате получился памфлет с легким антисемитским оттенком. И все же, главная цель выступления Махатхира заключалась не в этом. Он подверг резкой критике, прежде всего, исламский мир, чтобы помочь мусульманам избавиться от заблуждений и шире взглянуть на существующие проблемы.

Весь мир сегодня смотрит на нас. Безусловно, 1.3 миллиарда мусульман, одна шестая часть населения земного шара, возлагает надежды на эту встречу, несмотря на то, что они могут подвергать большим сомнениям нашу волю и способность восстановить честь ислама и мусульман, не говоря о том, чтобы освободить наших братьев и сестер от угнетения и унижения. Я не буду перечислять примеры дискриминации, осуждать наших недоброжелателей и угнетателей. Если мы хотим восстановить наше собственное достоинство и достоинство нашей религии, мы должны принимать решения и действовать.

Начнем с того, что правительства всех мусульманских стран должны сплотить свои ряды и занять общую позицию если не по всем вопросам, то, по крайней мере, по некоторым основным, например — по вопросу Палестины. Мы все — мусульмане. Мы все подвергаемся угнетению. Нас всех унижают. Но мы — те, которых Аллах возвысил над нашими братьями по вере и вручил нам бразды правления над нашими странами — на самом деле никогда не пытались действовать совместно для того, чтобы проявить на нашем уровне братство и единство, выполнив тем самым то, чего от нас требует ислам. Разделены не только наши правительства, разделена и мусульманская умма, и она продолжает разделяться снова и снова. На протяжении последних 1400 лет интерпретаторы ислама, ученые, улемы толковали исламскую религию настолько противоречиво, что сейчас мы имеем тысячу течений, зачастую враждебных друг другу. Мы позволили нашей умме разделиться на многочисленные секты, мазхабы и тарикаты, каждый из которых больше радеет о праве считаться истинным приверженцем ислама, чем вся наша умма в целом. Мы не замечаем того, что наших недоброжелателей и врагов не волнует вопрос о том, являемся ли мы истинными мусульманами или нет. Для них все мы последователи религии и Пророка, по их словам, проповедующей терроризм, а значит все мы — их заклятые враги. Они нападают на нас, убивают, вторгаются в наши земли, свергают наши правительства — независимо от того, являемся ли мы суннитами или шиитами, алавитами или друзами или кем бы то ни было еще. А мы помогаем им, враждуя друг с другом, порой исполняя их приказания, и даже действуя как их доверенные лица. Мы пытаемся свергнуть наши правительства путем насилия, и при этом ослабляем и разоряем наши страны. Мы продолжаем игнорировать требование ислама объединиться и быть братьями друг другу. Но этим не исчерпывается все то, что мы забыли в нашем учении.

Ислам благословил нас приобретать знания. Ранние мусульмане воплощали это наставление в жизнь, изучая работы древнегреческих и других доисламских ученых. Своими исследованиями они внесли большой вклад в сокровищницу знаний. Из среды ранних мусульман вышли великие математики и исследователи, ученые, врачи, астрономы и т.д. Они преуспели во всех областях знания своего времени. В результате мусульмане смогли воспользоваться богатством своих земель, извлечь выгоду из внешней торговли, укрепить обороноспособность, защитить свои народы и предоставили им возможность следовать исламскому образу жизни. Когда средневековые европейцы были еще суеверными и отсталыми, просвещенные мусульмане уже построили великую цивилизацию.

Однако позднее на пути развития Исламской цивилизации появились новые толкователи ислама, которые стали учить тому, что приобретение знаний должно ограничиться лишь изучением исламской теологии. Изучение естественных наук, медицины и т.д. не поощрялось. В интеллектуальном смысле в мусульманском обществе начался регресс. Цивилизация начала клониться к упадку. Если бы не вмешательство воинов Оттоманской империи, мусульманская цивилизация исчезла бы с падением Гренады в 1492 году. Ранние успехи Оттоманской империи, однако, не сопровождались интеллектуальным возрождением. Вместо этого мусульмане все более вовлекались в споры по незначительным вопросам, таким как: \»соответствуют ли исламу узкие брюки и кепки с козырьком\», \»следует ли разрешить печатные машинки\» и \»можно ли использовать электричество при освещении мечетей\». Мусульмане проспали Промышленную революцию. И регресс продолжался до тех пор, пока британцы и французы не спровоцировали восстание против турецкого правления, свергнув Оттоманскую империю — последнюю мусульманскую сверхдержаву — и заменив ее европейскими колониями. Лишь после Второй мировой войны эти колонии обрели независимость.

Помимо новых национальных государств, мы приняли западную демократическую систему. Это также разделило нас, поскольку образованные нами политические партии и группировки, отвергали право других партий называться исламскими и отказывались признавать результаты демократических выборов, если им не удавалось прийти к власти. Они прибегали к насилию, дестабилизируя и ослабляя мусульманские страны. Из-за всех этих событий, происходивших на протяжении столетий, умма и мусульманская цивилизация настолько ослабли, что наступило время, когда не осталось ни единой мусульманской страны, не колонизированной европейцами. Последовавший за этим период приобретения независимости не способствовал усилению мусульман. Государства были слабыми и страдали от плохого управления, постоянно находясь в состоянии смуты. Европейцы могли делать с мусульманскими территориями все, что им заблагорассудится.

Некоторые считают, что нищета, страдания и подверженность угнетению соответствует исламу. Этот мир не для нас – говорят они. Наши радости на небесах и в загробной жизни. Все, что мы должны делать — это лишь выполнять ритуалы и носить религиозную одежду. Слабость, отсталость и неспособность помочь нашим братьям и сестрам, находящимся под гнетом, признавались волей Аллаха. Все эти страдания, утверждали они, необходимо достойно переносить, чтобы заслужить рай.

Так ли это на самом деле? Оправдано ли наше бездействие? Аллах учит нас в суре Ар-Ра\’д: \»Поистине, Аллах не меняет положения людей, пока они сами не изменят себя\». Ранние мусульмане были угнетены так же, как и мы в настоящее время. Но после их решительных усилий, Аллах помог им разгромить своих врагов и создать великую и могучую мусульманскую цивилизацию. А что сделали мы, учитывая ресурсы, которыми Аллах нас наделил? Сегодня нас 1.3 миллиарда. У нас богатейшие запасы нефти во всем мире. Под нашей властью находятся 50 из 180 стран мира. Наши голоса могут создавать или разрушать международные организации. Однако мы выглядим более беспомощными, чем были малочисленные арабы в период зарождения ислама. Почему? Это проявление воли Аллаха или следствие неправильной интерпретации нашей религии?

Наша религия дарует нам наставление защищать свою умму. К сожалению, мы делаем акцент не на современной обороноспособности, а на оружии времен Пророка. Мы неодобрительно относились к изучению естественных наук и математики, считая, что эти вещи не приносят никакой пользы в загробной жизни, поэтому сегодня мы не можем самостоятельно производить оружие, столь необходимое для защиты. Нам приходится покупать его у наших недоброжелателей и врагов. Вот что произошло в результате поверхностной интерпретации Корана. Нас больше интересует буква, а не дух учения Аллаха, и мы придерживаемся лишь буквального толкования традиции Пророка.

Ислам не был ниспослан лишь для VII-го столетия нашей эры. Ислам ниспослан на все времена. А времена изменились. Хотим мы этого или нет, но и мы должны измениться, не путем изменения нашей религии, а путем применения ее наставлений в контексте того мира, который радикально отличается от существовавшего в I-м веке по хиджре. Ислам не является неправильным, но в интерпретациях наших ученых, которые не являются пророками, возможны ошибки. Мы должны вернуться к фундаментальному учению ислама, чтобы понять, действительно ли мы веруем в ту религию, которой учил нас Пророк, и исполняем предписания именно той религии.

Сегодня к мусульманской умме относятся с презрением. Она обесчещена. Наша религия подвергается унижению. Наши священные места оскверняются. Наши страны оккупированы. Ни одна из наших стран не является действительно независимой. На нас оказывают давление, заставляя исполнять желания наших угнетателей. Они указывают нам, как себя вести, как управлять нашими землями и даже как думать. Нашей единственной реакцией остается гнев. Но гневные люди не могут адекватно мыслить. Они осуществляют свои атаки, убивая всех, кто подвернется под руку, включая своих братьев по вере, чтобы выместить гнев и разочарование. Их правительства не могут сделать ничего, чтобы остановить их. Враг наносит ответные удары и оказывает давление на правительства. А у правительств не остается другого выбора, кроме как сдаться и принять условия врагов.

Не может быть, чтобы 1.3 миллиарда мусульман потерпели поражение. Должен быть какой-то способ. И мы можем найти этот способ, если остановимся, чтобы подумать, оценить наши слабости и силу, тщательно спланировать и выработать стратегию действий. Как мусульмане, мы должны искать помощь в Коране и Сунне Пророка. Безусловно, 23 года борьбы Пророка могут дать примеры того, как следует поступать. Мы знаем, что Пророк и его последователи подвергались преследованиям курайшитов. Наносил ли он ответные удары? Нет. Он был готов сделать стратегическое отступление. Он отправил своих ранних последователей в христианскую страну, а сам позднее перебрался в Медину. Там он собрал сторонников, укрепил обороноспособность. В Худайбие он был готов принять неблагоприятные условия договора, против желания своих друзей и последователей. Во время последовавшего перемирия он объединил свои силы, и, в конце концов, вошел в Мекку победителем и провозгласил Ислам. Даже после этого он не искал мести. Поэтому население Мекки приняло ислам, и многие стали его сторонниками. Такова вкратце история борьбы Пророка. Мы так много говорим о его Сунне, обильно цитируем примеры и хадисы. Но фактически их игнорируем. Мы действуем иррационально. Мы сражаемся безо всякой цели, напрасно жертвуя жизнями, добиваясь в ответ лишь более массированных ударов и унижения. Наступило время сделать паузу и подумать. Но будет ли это означать потерю времени? Более половины столетия мы боролись за Палестину. Чего мы добились? Ничего. Мы находимся в худшем положении, чем были раньше. Если бы мы остановились и подумали, мы смогли бы выработать план, стратегию, которая дала бы нам возможность добиться окончательной победы. Остановка и спокойное размышление не означают потерю времени. Нам необходимо сделать стратегическое отступление для того, чтобы спокойно оценить ситуацию.

Возможно, мы не сумеем объединить все 1.3 миллиарда мусульман. Но даже если мы объединим одну треть уммы и мусульманских государств, мы уже сможем кое-что сделать. Мы не должны настраивать всех против себя. Мы должны привлечь их на нашу сторону не просьбами о помощи, но тем достоинством, которое проявляем в борьбе за свои интересы. Мы не должны усиливать врага, подталкивая людей в его лагерь безответственными поступками, не соответствующими исламу. Вспомним заботу Пророка о врагах ислама. Мы должны делать то же самое. Важна победа в борьбе, а не злобные ответные удары и месть. Мы должны наращивать нашу мощь в каждой сфере, а не только в области вооружений. Наши страны должны быть стабильными и иметь хорошее правительство, они должны быть сильными в экономическом и финансовом смыслах, промышленно развитыми и технологически продвинутыми.

Коран учит нас, что, когда враг призывает к миру, мы должны реагировать позитивно. Даже если предлагаемые условия неблагоприятны, мы должны вступать в переговоры. Так поступил Пророк в Худайбийе. И, в конечном счете, он победил.

Я понимаю, что все эти идеи будут непопулярными. Те, кто испытывает злость, будут рады с порога отвергнуть их. Они хотят, чтобы юноши и девушки совершали акты самопожертвования. Но к чему это приведет? На протяжении последних 50 лет сражений в Палестине мы не добились никакого результата. Мы лишь ухудшили ситуацию. Возможно, враг будет приветствовать эти предложения, и мы придем к выводу, что пропагандисты работают на врага. Но — думайте. Мы противостоим людям, которые думают. Они пережили 2000 лет погромов не благодаря ответным ударам, а благодаря мыслительной деятельности. Они изобрели и благополучно претворили в жизнь социализм, коммунизм, идеи прав человека и демократии — так, чтобы их преследование оказалось противозаконным, поскольку они получили равные с другими права. Используя все это, в настоящее время они получили контроль над наиболее сильными странами, и это крошечное сообщество стало всемирной властью. Мы не можем сражаться с ними, используя одни лишь мускулы. Мы должны использовать также и разум.

Из-за своего могущества и очевидных успехов наши враги стали высокомерными. Все высокомерные и разгневанные люди будут делать ошибки. Они уже начали их делать. И они сделают еще больше ошибок. Для нас сейчас и в будущем будут появляться отдельные возможности. Мы должны их использовать. Но, чтобы это получилось, мы должны правильно действовать. Риторика хороша. Она помогает сделать явными совершенные против нас несправедливости и, возможно, приобрести некоторую симпатию и поддержку. Она может усилить наш дух, нашу волю и решительность, необходимые для того, чтобы смотреть врагу в лицо. Мы можем и должны молиться Аллаху Всевышнему, поскольку, в конечном счете, именно Он определит, добьемся ли мы успеха или потерпим неудачу. Мы знаем, что мы сможем. Есть много вещей, которые мы можем сделать. В нашем распоряжении много ресурсов. Все, что нам требуется — это воля к действиям. Как мусульмане, мы должны быть благодарными за руководство нашей религии, мы должны делать то, что требуется, с волей и решимостью. Аллах не возвышал нас, лидеров, над другими людьми лишь для того, чтобы мы пользовались властью в своих целях. Власть, которой мы располагаем, должна использоваться на благо нашего народа, нашей уммы, ислама. У нас должна быть воля использовать эту власть рассудительно, благоразумно, согласованно. Инша Алла, в конечном счете, мы победим”.

Новости партнеров

Загрузка...