На футбол с Булатом Абиловым. Часть 1

“В 2000 году, я искренне верил, что Рахат Алиев сможет победить коррупцию в футболе…”

Мы продолжаем футбольный проект нашей газеты. И сегодня собеседником “Зоныkz” является человек, отдавший этой игре несколько лет своей жизни, причем занимавшийся ею на достаточно высоком уровне. Однако и теперь сопредседатель демократической партии “Нагыз (Настоящий) Ак Жол” известный политик Булат Абилов не равнодушен к этому виду спорта и его проблемам в условиях нашей республики.

***

— Булат Мукишевич, насколько, по-вашему, велик уровень коррупции в отечественном футболе? Недавний скандал с клубом Нацкомпании “Казахстан Темир Жолы” алматинским “Кайратом” вновь заставил обратить внимание на этот болезненный вопрос.

Булат АБИЛОВ

— Может быть, это прозвучит громко, но мое мнение следует отнести к компетентным. Ибо, я знаю казахстанский футбол и его главную проблему, что называется, изнутри. Три года я был президентом футбольного клуба “Кайрат”, с 1998 по 2000 годы. Также я в течение двух лет являлся председателем судейского комитета. То есть, кухню нашего футбола пропустил через себя.

В те годы, состояние этой игры в Казахстане находилось на потрясающе низком непрофессиональном уровне. Все делалось по-дилетантски. А футбол, скажу я Вам, не терпит дилетантства. Как любое другое серьезное дело, он — ремесло профессионалов. А у нас же тогда все было на любительском уровне: понимание, восприятие этого вида спорта, как Футбольным союзом Казахстана, так и руководством страны, было инфантильным. Преобладал и один из ошибочных, советских подходов: захотим – сделаем, не получилось – ну ничего страшного, с кем не бывает! Наивный подход.

Понимаете, когда развалился Советский Союз и Казахстан стал независимым, футбол надо было начинать строить исходя из собственных национальных интересов: своя команда – свое государство! Ведь как раньше, такого уже не было: попадет ли казахстанец в сборную СССР или в “Спартак”, не попадет ли… Раз в десять лет, один-единственный футболист из Казахской ССР попадал в сборную – Сейда Байшаков… и все. Принимая же во внимание вновь открывшиеся условия, при которых у наших ребят оказывалась “зеленая улица” в национальную команду — только прояви себя, следовало полностью менять и приспосабливать под современность государственную стратегию в области “спорта номер один”.

Но этого не произошло. Волею судьбы мы угодили в Азиатскую лигу. Хотя и в ней, надо признать, сборные таких стран, как Иран, Саудовская Аравия, Китай, Япония и Корея уже давно ушли вперед. Мы же за 90-е годы растеряли, угробили весь тот маломальский потенциал, доставшийся нам в наследство от советского времени. Основные игроки уехали, а когда пришлось заново создавать профессиональную футбольную лигу, делалось это по-детсадовски. Захочет, например, аким, – значит, будет команда, не захочет – не будет команды. Любит аким футбол – быть в этой области хорошей команде, не любит, а больше симпатизирует гольфу или теннису, значит, ничего футбольного его региону не светит. Поэтому, естественно, что весь процесс проходил на каком-то голом энтузиазме. Плюс еще не повезло с тем, что руководители нашего государства футбол не любят. Если бы президент или премьер-министр любили бы его, уделяли ему внимание, была бы государственная программа поддержки этого вида спорта, тогда бы все было по-другому. Но нашему главе государства больше нравился теннис, верховая езда, горные лыжи и гольф. Вот им-то и уделялось внимание. Построено несколько гольф-полей, а по затратам это десятки футбольных полей. Одно огромное гольф-поле, ведь это такие бешеные деньги!

Так вот, в 1998 году я пришел в футбол, тогда у нас еще бывший аким Алматы Виктор Храпунов вместе с генералом Новиковым – ничего не смыслящие в футболе, отобрали “Кайрат”…

— Генерал Новиков, это кто?

— Это руководитель клуба “ЦСКА” – осколок советской системы у нас в республике. Для них футбол, прежде всего, был бизнесом. Другими словами, брались бюджетные деньги, потихоньку распиливались — так, ни шатко, ни валко футбол и существовал. Что и доказал “Кайрат”, который эти деятели превратили в “Кайрат-ЦСКА”, в первом же своем чемпионате занявший провальное 12-е место, а через 2 года прекративший свое существование.

Одним словом, мое столкновение с футболом показало, что многие решения принимаются по звонку, с помощью так называемого телефонного права: давай сделаем команду, давай пустим в высшую лигу, а давай не пустим – вот так! То есть, четкого регламента, который бы принимался и исполнялся, не было. Например, вылетает какой-нибудь клуб из высшей лиги, следует звонок акима руководству Футбольного союза: верните, мол, клуб, пусть команда останется. Ну че, можно и расширить казахстанскую серию “А”, добавить еще пару клубов – аким же просит, ему неудобно отказывать! Такой вот у нас футбол. Команда может в течение года играть из рук вон плохо, полностью провалить сезон, аким за все это время даже не почешется, зато потом, когда клуб вылетит из высшей лиги, он просто наберет номер ФСК – там соберутся, подумают и удовлетворят его просьбу. Но, постойте, есть же футбольный принцип: раз команда вылетела из премьер-лиги, нельзя ее пускать обратно. Пусть она играет в низшем дивизионе, побеждает и снова, взобравшись по лесенке вверх, оказывается на прежнем месте. Это ведь не футбол тогда, а “разводки”. Мало того, что подобное уже несерьезно, так еще и повсюду царит коррупция. Пожалуй, это самое ужасное в нашем футболе. Насколько я помню, практически все судьи назначались за деньги. Инспектора матчей тоже. Сами матчи сплошь были договорными. На старте чемпионата уже было приблизительно ясно, кто окажется чемпионом. На старте! Кто “отметится” руководству футбольной ассоциации, тот будет наверняка задействован и ближе остальных к медалям.

Как только меня назначили председателем судейского комитета, я с удивлением узнал и про то, что за девять лет независимого Казахстана, ни разу не проводились сборы для судей. Между тем, некоторые казахстанские арбитры весили килограмм по сто (!). С огромными животами, не способные надеть форму, они, тем не менее, выходили судить матчи. Тестов на профпригодность тоже не проводилось. Когда же я впервые заставил пройти эти тесты и экзамены, многие просто наотрез отказались.

Есть некий г-н Кулаков, который был председателем судейской коллегии до меня. Он судил, но не сдавал тестирование. Потому что не мог положенную дистанцию пробежать за определенное время. Тест Купера, по-моему…

Первый раз я договорился о трехдневном сборе, в Ташкенте, на базе “Пахтакора”. На него помимо казахстанских были приглашены и известные российские судьи. Они приехали и удивились: сказали, что мы, казахстанцы, впервые позвали их, ведь в СНГ вообще забыли об их существовании. Так я стал проводить по три сбора в год: непосредственно перед чемпионатом, летом во время перерыва и осенью по окончанию футбольного турнира. Началась работа с судьями на реальной профессиональной основе. К тому же я попытался максимально исключить источники коррупции. Прежде всего, мы в два-три раза подняли оплату судьям за матч. Я также запретил встречать судей представителям той или иной команды.

Допустим, игра в Астане. Судья вылетает из Атырау. Раньше делалось как: представители одной из команд его встречали, везли в гостиницу, потом в баню, потом еще что-то и — между прочим — в карман совали конверт. А после игры судью провожали. Что это?! Конечно же, коррупция! Так вот, я категорически запретил судьям контактировать со встречающей стороной, запретил ходить им в сауны, совместные обеды, пьянки-гулянки – в общем, абсолютно никаких контактов. Судья должен появиться на стадионе за час до игры. В свою комнату, разминка, небольшой инструктаж и на поле! Ведь любой контакт это возможность засунуть конверт. Никаких “созвонов” по телефону! Приехал – тебя представитель городской футбольной ассоциации принял, переговорили и все – до свидания! То есть, я максимально старался отбить коррупционные схемы в процессе судейства.

В случае же договорной игры, судья обычно берет очень большие деньги: от нескольких тысяч долларов до нескольких десятков тысяч за серьезную игру. А теперь представьте себе состояние игроков на поле: вот вы выходите командой, и знаете, что ваше руководство дало арбитру взятку! Вы же в полную силу выкладываться не будете, и та сторона – тоже, потому что знает, что их хозяева не заплатили, а соперники – да, так что все предрешено. Как играть?! Молодые парни, по 18, 19, 20 лет, как мы их травмируем?! Не только морально – ты хоть расшибись, играй “супер”, а все равно свистеть будут в одну сторону – против тебя, но и физически. Раз все всегда предрешено, значит, не нужно расти, не нужно улучшать свою технику, мастерство, быть трудолюбивым. Ничего не нужно. Потому что ничего не востребовано. Потому что на поле за тебя решают другие люди. Это, на самом деле, гробит футбол…

— Так, значит, Вы все-таки не смогли переломить хребет этой системе, раз она функционирует до сих пор?

Конечно, это было очень тяжело. Да и к тому же, в моем распоряжении было лишь 2 года.

Тогда же в футбол решил прийти Рахат Алиев (1999-2000 гг.), пожелав возглавить футбольную ассоциацию. Он “полез” сюда вместе с генералом Новиковым. Я был категорически против, так как считал, что этот приход футболу бы не помог. В то же время видя, как работает предыдущее руководство ассоциации, насколько оно непрофессионально, я не испытывал особых иллюзий и на его счет. Как раз в тот момент руководство федерации футбола попросило меня их поддержать. На что я ответил, что не стану этого делать, но и не займу сторону Рахата Алиева – сохраню, таким образом, нейтралитет. И когда начался съезд футбольной ассоциации, свои кандидатуры, как и предполагалось, выдвинули Рахат Алиев и Куралбек Ордабаев. Первый, однако, очень скоро убедился, что подготовился плохо, что Куралбек Ордабаев в этот день сильнее его. Тому удалось обработать всех делегатов съезда, и все делегаты проголосовали за него. Рахат Алиев же заранее снял свою кандидатуру, так как понял, что проиграет. Это был март 2000 года.

С Ордабаевым мы договорились, что я не выступаю против него, но постоянно нахожусь с ним в тесном контакте. Одно из условий было о том, чтобы он убрал из Футбольного союза наиболее коррумпированные фигуры: Кулакова и еще нескольких людей, которые сидели на “разводах”. То есть, они сидели и пытались назначать судей в обход судейского комитета, председателем которого я являлся. По правилам, я и только я имел право назначать судей, но они по своим старым каналам все равно влезали и прокручивали договорные схемы. Работа шла за моей спиной…

И когда Куралбек заявил мне, что не может уволить Кулакова и других, потому что они его друзья, дескать, не увольняю же я своего друга Мишу Гурмана, я ответил, что в таком случае ты, Куралбек, не выполняешь условия нашего договора. Значит, никаких улучшений не намечается, значит, коррупция, как процветала раньше, так и будет цвести дальше. А раз так, я открыто сказал Ордабаеву, что с этих самых пор начну бороться против него, чтобы снять его с должности главного футбольного функционера.

— А Кулаков кем именно был?

— Кулакова Ордабаев взял в аппарат ФСК, для того, чтобы он там сидел внутри, “разводами” занимался. Хотя я его уже отстранил от судейства, он не судил и никакими полномочиями не обладал.

— Значит, Вы решили отыграть обратно с Куралбеком Ордабаевым…

— Да, тогда Рахат Алиев попросил, чтобы я его поддержал на пост председателя ФСК. На что я сказал: “Хорошо, я готов тебя поддержать, но где реальная программа улучшения футбола?!”. Рахат мне пообещал: “Все: программу развития футбола, финансирование, борьбу с коррупцией – все это мы организуем!”. Ну что ж хорошо, тогда не торопясь, мы решили провести небольшую работу, чтобы поменять Куралбека Ордабаева. Договорившись с некоторыми футбольными функционерами, которые были настроены на смену руководства ФСК, мы начали проводить ее в жизнь. За весну-лето 2000 года мы собрали большинство подписей членов исполкома футбольной ассоциации и на сентябрь назначили новый съезд ФСК. Куралбек, естественно, писал письма в ФИФА, в Азиатскую футбольную лигу, жаловался на то, что его хотят снять, лезут чиновники и т.д., но тогда в 2000 году, я искренне верил, что Рахат Алиев сможет победить коррупцию. Верил, что ему удастся вывести футбол на новый уровень: уже тогда он обещал поработать в направлении УЕФА. Мы поверили и стали помогать…

— А Вас устраивало движение Казахстана именно в сторону УЕФА?

— Скажем так, я до конца не верил, что Казахстан попадет в УЕФА. Ну мало ли что у нас кусочек территории относится к Европе. Думал, что раз мы в Азиатской лиге, то в ней, скорее всего, и останемся. Для меня важнее тут было другое: борьба с коррупцией и обеспечение государственной поддержки футболу. Меня интересовала также программа развития детского и юношеского футбола.

Так вот, когда в сентябре мы провели съезд, на котором убрали Куралбека и назначили Рахата Алиева, у нас естественно были очень большие ожидания. И позже, когда я уже стал депутатом, отчего не смог заниматься футбольной деятельностью, и вынужден был отойти от нее, я все-таки продолжал внимательно следить за всеми процессами в отечественном футболе. Конечно, меня постигли сплошные разочарования. Опять пришли непрофессиональные, неподготовленные люди. Рахат Алиев привел с собой команду, которая реально футболу ничего не дала. Обещания инвестиций, финансовых возможностей, борьбы с взяточничеством и договорными матчами, оказались не выполненными.

— Все осталось по-прежнему…

— Абсолютно. Представляете, после того, как я ушел, на следующий же день назад вернули Кулакова. Это было просто возмутительно! Мне потом ребята говорили: “Булат, ну вот ты боролся, убрал тех пятерых, которые расплодили коррупцию, и чего ты в итоге добился? Их всех вернули опять!”

Когда наш “Кайрат” играл в том сезоне, мы ни копейки не потратили на судейский корпус. Играли чисто, не подкупая судей. При этом в 1999 году заняли третье место, чуть чемпионами не стали. В 2000 же году выиграли Кубок Казахстана и на финише снова за призовое место боролись. Но я ставил самые высокие задачи – чемпионство! Однако футболисты подходили ко мне и сетовали: “Булат, мы Вам верим, но если Вы не будете платить судьям, мы никогда не станем чемпионами”. Мои тренеры – Никитенко, Коньков подходили и говорили, что надо платить футбольным судьям, предлагали “компромисс”: как будто я не в курсе, а они сами на своем уровне “разводят” игры. На что я всегда отвечал категорическим отказом.

Приведу весьма характерный пример для тех лет. 2000 год был настоящим пиком коррупционных сделок в казахстанском футболе. Масштабы договорных матчей в этом году меня просто потрясли. В общем, в конце того сезона одинаковое количество очков набрали две команды: столичный “Женис” и “Есиль-Богатырь”.

Две лучшие команды первенства в конце октября должны были провести “золотой матч” за чемпионский титул. Ко мне сразу начались подходы: кого ты, мол, назначишь судьями? Видите ли, нужно было сделать так, чтобы астанинский клуб стал чемпионом. Я, понятное дело, удивился: “А почему это Астана обязательно должна быть чемпионом?!”. Ну как, Астана ведь новая столица! Престиж, как никак! Надо, чтобы ее “Женис” стал чемпионом и все!

Я стал противодействовать: нет, давайте, мол, по игре. Кто сильнее, тот и берет титул — бесполезно! Скажи им кто судьи и все, вынь да положь! Тогда я решил пойти хитрым путем: собрал на три дня весь судейский корпус Казахстана. Обычно, я всегда так поступал в конце сезона. И где-то за час до решающей игры, в присутствии практически всего руководства ФСК, кроме Рахата Алиева, назначил троих человек на матч. Затем придал им охрану, запретил кому-либо приближаться к ним, а весь процесс назначения судей по моему распоряжению записали на видеокамеру. Непосредственно перед матчем я еще раз подошел к ним, сделал внушение, попросил отключить сотовые телефоны и полностью сосредоточиться на игре. Сам же до матча постоянно находился рядом…

Итак, начинается игра, я усаживаюсь на трибуну, а меня толкают и шепчут: “Булат, а че ты стараешься?! Ты не понял что ли: уже обо всем договорились!”. Оказывается, пошла команда из Администрации, сверху из Астаны, из ФСК, чтобы “Есиль” проиграл. То есть, не через судью, а через команду решили действовать, просто приказав ей “лечь” под другую. Я еще вспомнил, что перед игрой мимо меня Дима Огай проходил, тренер команды “Есиль-Богатырь”. Я ему удачи пожелал, как и тренеру его соперников, а он в ответ головой в каком-то смятении крутанул, мол, будет тебе… Все на свои места встало. А на VIP-трибуне в это время, смотрю, все руководство правительства сидит с высокопоставленными чиновниками из Администрации президента и, естественно, Рахат Алиев.

В общем, “Аксесс” почти не сопротивлялся. Выиграл “Женис” и стал чемпионом Казахстана. После такого договорного матча, когда решается судьба золотых медалей, о футболе в Казахстане говорить нечего. Коррупция тотальна. Вмешательство административного ресурса – ужасно. Никто не должен, даже руководитель страны подходить и приказывать: “Вот вы проиграйте, а вы выиграйте!”.

После этого, когда наши молодые ребята едут за границу защищать честь Казахстана, у них не остается мотивации, ведь они привыкли, что за них кто-то договорится. Качество не повышается, профессионализм не растет. Будь ты талант, суперигрок, ты настроился, выходишь на футбольный газон, думаешь сейчас я “порву”, стану чемпионом страны, а тебе говорят: “Парень, сегодня играй вполоборота. Не забывай, что Астана наша новая столица!”. Обалдеть, просто!

— То есть, продажные судьи это лишь один из способов того, как “слепить” результат в отечественном футболе?!

— Совершенно верно. К тому же, футбол это еще и часть общества. Если общество непрозрачное, коррумпированное, решения в нем принимаются “под столом”, то почему футбол должен стоять особняком. Нет, в нем будет все то же самое…

Окончание следует

Новости партнеров

Загрузка...