Это был уникальный проект. Часть 2

В марте 1998 года А.Сарсенбайулы сказал так: на казахском языке поставлен крест на самом высоком уровне

Часть 1 см. здесь

“Зеленый свет” перед проектом так и не открылся

Вскоре были выпущены в свет еще несколько словарей. Я ждал и надеялся, что у нас вскоре расширятся возможности. Но этого так и не произошло. Я так и не узнал ничего конкретного о том, что случилось с планом А.Сарсенбайулы о получении одобрения главы государства для нашего начинания и открыть таким образом перед проектом “Создiк-Словарь” “зеленый свет”.

Одно могу сказать однозначно: он был настроен серьезно. Вообще следует сказать, что А.Сарсенбайулы был таким человеком, который, берясь за какое-то дело, планировал все на несколько ходов вперед. Решив от имени Национального агентства РК по делам печати и массовой информации поддержать и продвигать проект “Создiк-Словарь”, он, надо думать, имел свое видение хода его развития на годы вперед.

Следующим после успешного начала шагом, видимо, должно было быть получение одобрения президента РК и соответствующего документального обеспечения. Тогда, когда мы начинали свою деятельность, госкомитет по языкам находился в составе министерства образования. Но уже осенью 1997 года он был уже передан во вновь созданное министерство информации и общественного согласия. Оно, как известно, было сформировано на базе Национального агентства РК по делам печати и массовой информации. Такие реорганизации, ясное дело, планируются и прорабатываются задолго до принятия официального решения.

Если бы план А.Сарсенбайулы получить одобрение главы государства для проекта “Создiк-Словарь” удался, его ведомство к моменту включения в его состав госкомитета по языкам имело бы в своем распоряжении поддерживаемое на высоком государственном уровне языковую программу.

Но этого так и не произошло. Мне не известно, на каком же уровне программа “Создiк-Словарь” получила от ворот поворот. То ли Н.Назарбаев ее не одобрил, то ли еще до него она кому-то из администрации президента не понравилась и не была донесена до главы государства, то ли какие-то влиятельные деятели культуры отсоветовали представлять ее высочайшему вниманию, то ли она вообще была оценена как противоречащее далеко идущим видам государственной политики… Что именно произошло — я не знаю. У А.Сарсенбайулы об этом я не стал спрашивать, ибо, если бы он счел нужным и возможным, сам бы сказал. Но от него я ничего не услышал по этому поводу. И все же мне уже в середине лета 1997 года стало ясно, что будущее проекта “Создiк-Словарь” стало неопределенным.

А.Сарсенбайулы при встречах со мной уже старался говорить не о словарях, которые я продолжал делать и издавать, а о моем втором, тогда дополнительном занятии – о журналистике. В июне 1997 года он предложил мне представить публикации на соискание президентской премии по журналистике. А в октябре – порекомендовал меня на должность пресс-секретаря премьер-министра и руководителя пресс-службы правительства. А когда я решил после непродолжительного времени, весной 1998 года оставить эту работу в Астане, он предложил остаться на государственной службе. Я в принципе был не против. Но заявил, что моя дальнейшая работа должна быть связана с продвижением государственного языка в той или иной форме.

Его реакция на такое условие меня сильно удивило. Он сказал, что на казахском языке поставлен крест на самом высоком уровне. Другими словами, он тогда однозначно дал понять, что мои усилия по продвижению государственного языка никакой официальной поддержки не получат. Для разумного человека тут все стало бы ясно. Но мне было жаль своего труда и своих многолетних усилий. Поэтому остановиться я не мог. Я вернулся в Алматы и продолжил работу в издательстве “Создiк-Словарь”.

1998 год прошел для нас относительно спокойно. Но уже такой поддержки, какая была раньше, не было. Но мы продолжали работать. С началом 1999 года издательство “Создiк-Словарь” оказалось в труднейшей ситуации. Продолжение таких проектов, как многотомные казахско-русский, казахско-английский, англо-казахский и др. словари, оказалось под угрозой. 20 мая того года я решил дать пресс-конференцию. Ее по моей просьбе организовал и провел известный журналист Жанибек Сулеев. Наше выступление показали по всем республиканским телеканалам. Но официальной реакции не было. Мы кинулись искать альтернативные источники финансирования.

Но только в одном месте получили небольшую помощь, которая позволила завершить в 2000 году издание находившихся в работе словарей из названных серий. Ее нам оказал телеканал “Хабар” и ее тогдашний президент Д.Назарбаева.

“От имени Французской Республики поздравляю авторов этого словаря”

Также с большой теплотой я вспоминаю поддержку, которую нам оказало посольство Франции в Казахстане и советник по культуре г-н Клод Круай. В трудное время они нам помогли не только материально, но функционально и морально. “Казахско-французский словарь”, созданный мной и выпущенный летом 2000 года, редактировал французский лингвист А.Мартинетти. Этого специалиста нам в помощь определило французское посольство. А предисловие к моему этому “Казахско-французскому словарю” написал сам посол, г-н Жорж Смесов. Оно начинается такими словами: “От имени Французской Республики поздравляю авторов этого словаря”.

Презентация этого словаря проходила в посольстве Франции в РК, ее снимали и показывали в эфире журналисты телеканала “Хабар”. Там, помимо прочего, говорилось о том, что выход этого словаря, явившегося плодом сотрудничества казахстанской и французской сторон, приурочен к тогда как раз начавшемуся официальному визиту президента Н. Назарбаева во Францию. Мы думали, что хотя бы после этого на нас обратят должное внимание. Кстати сказать, оно, такое внимание, было. Какие-то люди появились в издательстве и спрашивали: кто, мол, вам разрешил приурочивать выпуск вашего словаря к визиту главы государства во Францию?! Комментарии, как говорится, излишни.

Но, несмотря на все это, еще года два – в 2001 и 2002 годах – я искал поддержки нашим начинаниям. Только один раз нашей деятельностью вроде как всерьез заинтересовался крупный бизнес.

Это была табачная компания — “Филипп-Моррис”. Там сначала с огромным энтузиазмом согласились помочь с подготовкой и изданием первого тома серии многотомного англо-казахского словаря. Более того, они вызвались взять на себя проведение его презентации и изъявили желание рассмотреть вопрос поддержки всей серии англо-казахского словаря. Но, спустя несколько дней, в “Филипп-Моррисе” вдруг без всяких дальнейших объяснений от всего отказались.

Из самых разных достоверных источников поступила одна и та же информация: крупные инвесторы свои социальные и культурные проекты согласовывают с властями Казахстана, а в нашем случае соответствующие отделы администрации и правительства, оказывается, дружно и решительно выступили против предполагаемой поддержки компанией “Филипп-Моррис” определенной части программы “Создiк-Словарь”. Увидев и услышав такое, я наконец-то был вынужден смириться с тем, что нашему языковому проекту все равно прохода не дадут. И я оставил это дело.

А словарные начинания, затеянные нами, до сих пор остаются в том состоянии, в каком они были в начале нового века. Я сейчас и вовсе не уверен, что они когда-нибудь могут быть продолжены. Но имидж, который в 1996-2000 г.г. я и те, кто тогда со мной работал, создали издательству “Создiк-Словарь”, до сих пор помогает ему держаться на плаву.

Что было, то было

За те 4 года, которые провел в издательстве “Создiк-Словарь”, я, работая днем и ночью и практически без выходных и отпусков, успел подготовить и издать только своих 20 словарей. В их числе 1 том “Полного казахско-английского словаря”, три первых тома “Большого казахско-русского словаря”, 1 том “Большого англо-казахского словаря”, “Казахско-французский словарь”, а также еще четыре словаря с турецким языком и многие другие.

Это были — скажу без ложной скромности — итоги почти четверти века неустанного, без всякого перерыва труда во имя развития казахского, государственного языка. Труда составителя словарей и переводчика. Мои словари сейчас продаются в 25 странах Европы и Америки (об этом свидетельствуют данные из Интернета). Правда, для меня от этого нет никакой материальной отдачи.

Журналист Асия Байгужина, бравшая как-то у меня интервью для телекомпании “Тан”, увидела на книжной выставке мои словари, занимавшие целый стеллаж и высказала предположение, что я, должно быть, состоятельный человек. Но в действительности это вовсе не так. Я всегда старался следовать справедливости и не стремился к явным материальным выгодам. К примеру, я нуждался и нуждаюсь в улучшении жилищных условий. И у меня была возможность решить свой квартирный вопрос и тогда, когда я являлся владельцем-учредителем издательства “Создiк-Словарь”, и тогда, когда я был в правительстве РК (в 1997-1998 годах в течение почти полугода являлся пресс-секретарем премьер-министра РК и заведующим отделом пресс-службы правительства Казахстана). Но, создавая и издавая словари, я считал себя не вправе тратить деньги на что-то еще, кроме нужд государственного языка.

А когда я был пресс-секретарем премьер-министра РК и заведующим отделом пресс-службы правительства Казахстана, мне даже выделялась 4-комнатная квартира с балансовой стоимостью свыше 100 тыс. долларов. Но я от нее отказался, так как планировал проработать на государственной службе недолго, решив вернуться к деятельности над словарями. Мне советовали получить квартиру в любом случае и потом уже заниматься словарями. Однако я решил, что это будет несправедливо, и отказался. Но своего жилищного вопроса мне так и не удалось решить.

Кстати, недавно я обратился с просьбой рассмотреть возможность оказания мне помощи в решении жилищного вопроса к руководителю администрации президента РК А.Джаксыбекову, главе правительства РК Д.Ахметову и акиму города Алматы И.Тасмагамбетову. В обращении я подробно рассказал о проекте “Создiк-Словарь” и о его значении. Оно завершалось такими строками: “Надеюсь, что мои творческие заслуги перед казахской культурой и служебные заслуги перед государством дают мне основание обратиться к вам с такой просьбой. У меня большие планы по продолжению работ над словарями и написанию исследований по казахской истории. У меня огромный архив по словарной лексике разных языков, которые я составляю как подготовительный материал для использования в новых словарях. И я больше не имею условий для плодотворного продолжения этих работ. Поэтому надеюсь на Ваше понимание и на Вашу помощь”. Я думал, что названные должностные лица, если и не окажут конкретной подержки, хотя бы заинтересуются судьбой масштабного проекта, связанного с государственным языком и поддержанного в свое время одним из правительственно-государственных структур. Но высокопоставленные господа, по всей видимости, не нашли нужным снизойти и до этого уровня. Ответ же на обращение был получен за подписью директора департамента жилья акимата города Алматы Н.Аскарова (Исполнитель – Б.Курманкулов). Там говорится, что “нет никаких оснований для рассмотрения вашего жилищного вопроса”. И на том, что называется, спасибо.

Получается, у меня нет никаких таких заслуг. Все не в счет. Есть только проект “Создiк-Словарь” и есть только 2 десятка словарей, которые переиздаются в рамках государственного плана издания социально важной литературы на деньги все того же правительства уже без спроса моего юридического согласия на то и без вылаты полагающегося в таких случаях авторского вознаграждения.

Сейчас думаю, может, в период осуществления проекта “Создiк-Словарь” я был в чем-то не прав. Но что было, то было. Из песни, что называется, слова не выкинешь.

Новости партнеров

Загрузка...