У нас была стабильность

Работа над ошибками

В чем наша разница: вместо того, чтобы крикнуть:

— Что же вы, суки, делаете?!
Мы думаем: \»Что же они, суки, делают?\»

Через 20-30 лет, когда митинги и перекрывания дорог станут такой же нормой, как в Кыргызстане, на террористические акты будут обращать внимания не более чем на Ближнем Востоке или в Турции; когда кончится нефть, а государство, не имеющее никаких других статей экономики, кроме сырьевой, не сможет обеспечить работой две трети населения; тюрьмы и лагеря вместо криминальной публики будут наполняться “политическими”, а на площадях городов либо станут устанавливать, либо, наоборот, сносить золоченые памятники Дорогому Отцу народа, тогда, возможно, в очередных учебниках по новейшей истории Казахстана, первая четверть века независимости будет провозглашена микроэпохой Стабильности.

За последние полтора года страна стала избавляться от мифа устойчивого во всех отношениях государства. Вектор направления удара практически равномерно распределился по всем составляющим основы государственной стабильности. Пока еще по инерции казахстанский народ придерживается существующей модели, но все государственные институты работают на радикализацию почти всех слоев населения, как если бы кто-то сознательно поставил цель – к году предполагаемого главенства в ОБСЕ Казахстан должен предстать перед мировым сообществом очередным “станом” со всеми присущими этому региону проблемами.

Возможно, что проблема понимается по разному: для большинства стабильность – это гарантия прав всех членов социума, для отдельной категории граждан постоянство подразумевает стабильное правление страной одним человеком, с соответствующим обеспечением его прав и свобод, поскольку даже понятия “Семьи”, каким оно было изначально, не сохранилось — уже старушки, сидящие во дворе на лавочке, знают, кто с кем и против кого ныне дружит в самом главном семействе страны.

Теперь о тех основных моментах, что выставляются государственными идеологами при желании подчеркнуть понятие Казахстана как островка толерантности, когда изменения в любой из трех составляющих – политической, межнациональной и религиозной способны привести страну в состояние хаоса.

Политика

Нет смысла лишний раз акцентировать внимание на расправах над оппозиционными лидерами. Это было, и не исключено, что будет продолжаться. Что бы ни говорили на суде или во время следствия, но все нити тянутся в одну сторону, откуда ведется управление страной, так что сейчас не так уже и важно, кто именно исполнитель и заказчик. В самом деле, раз президент в стране отвечает за все виды законодательной и исполнительной власти, а народ остается как обычно в стороне, то вся первоначальная ответственность ложится на тех, кто в ответе за осуществление всех властных полномочий. Даже учитывая, что официально обвинен государственный стратег Утембаев, то оставшееся время до прихода самого светлого казахстанского года общество будет жить по стратегии убийцы, в чем тоже приятного мало. Немногие политически активные граждане вполне естественно могут назвать переломным моментом, изменившим паритет в отношениях между президентом и оппозицией, именно расправу над Сарсенбаевым. И наверняка задумаются, как грамотней отвечать на государственный террор, особенно в свете международного опыта.

Но политика отнюдь не только кулуарные интриги и расправы из-за угла. Отношения внутри Семьи на сегодняшний день выглядят основным политическим фактором раскачивания государства, до которого при всем желании не дотянутся ни межнациональные, ни религиозные конфликты. Сейчас невозможно дать какое-то определение взаимоотношениям внутри правящей Семьи – политика это или семейные распри, но в итоге именно это, а не выступления оппозиции способно привести к настоящим потрясениям: все же оппозиция, по крайней мере, действует в открытую и не боится заявлять о своих претензиях на власть. Когда то же самое происходит инкогнито, всегда есть больше опасений за последствия, и неизвестно, не скрывается ли за личностью “серого кардинала” новый Пиночет или Пол Пот.

Межнациональные отношения

Потасовки на улицах, оскорбления в автобусах, “пугачевские” путчи остались в прошлом. Остатки пещерного национализма и “кумысного” патриотизма плавно переместились в Интернет и на страницы малотиражных газет. Но проблемы остались, и некоторые из них получили новый импульс.

Недавние “странные” беспорядки в Актау, по свидетельствам очевидцев, начавшиеся с социальных требований, закончились предложением в адрес кавказской диаспоры покинуть гостеприимный край в кратчайшие сроки. И, конечно, двести человек собравшиеся на площади еще далеко не показатель общих настроений на Мангышлаке, но стоит только вспомнить Новый Узень… К тому же там локальные конфликты происходят спорадически. И не потому местные власти пытались свалить вину за беспорядки на двух журналистов “31 канала”, умалчивая о том, что о выступлениях было известно заранее, и при этом ничего не было предпринято? В условиях, когда система все знает наперед и может бросить сотни полицейских против десяти мирных пикетчиков, все это выглядит более чем странно.

Но одно дело, когда этнос в чем-то обижен на другой этнос. Конечно, любой межнациональный, конфликт даже самый незначительный, может перерасти в нечто большее, что отразится на общем состоянии страны. Но появились и те, кто обижен не на своих соседей, а на само государство. Постоянные “зачистки” уйгурской и узбекской общин на предмет поиска потенциальных беглецов из соседних, абсолютно неблагополучных в правовом отношении государств, заставляет даже тех, кто привык считать Казахстан своей родиной, по особому оценить отношение родины к своим соотечественникам. И если присовокупить, что те же курды тоже живут в режиме постоянного повышенного внимания, то набирается довольно внушительная кампания малых этносов, имеющих некоторые претензии к казахстанским властям. И всегда, выбирая между далекими геополитическими преимуществами и спокойствием своих соотечественников, обычный человек, скорее всего, выберет второе. Это почти что также как с макроэкономикой, которую каждый готов принести в жертву ради своего сегодняшнего благополучия, и что вполне естественно.

Религия

Похоже, что в Ак-Орде самыми наглядными показателями религиозной терпимости являются помпезные Конгрессы лидеров мировых религий (которых селят в лучших отелях и где вообще все проходит по высшему разряду) и возведение Дворца мира и согласия, исполненного в духе “громадья”, характерного для многих постколониальных государств. Однако вполне вероятно, что, находясь вдалеке от основных событий, власть несколько подзабыла, что свобода совести – лучший тому показатель.

Небольшое движение кришнаитов во многих странах служит лакмусовой бумагой на предмет той самой толерантности, и то, что в настоящее время общины всего мира молятся, чтобы их казахстанские собраться по вере избавились от проблем, говорит, что у нас тест пройден не до конца. Но если пацифисты и вегетарианцы, коими являются кришнаиты, в конце концов, смирятся с поражением и просто исчезнут из религиозного пространства РК, без создания перед уходом что-то вроде “Отрядов мучеников аль-Кришны”, то с мусульманскими верующими все может закончиться не так гладко.

Объявленная война против Хизб-ут-Тахрир и независимых мечетей не только привели за решетку несколько десятков сторонников чистого ислама, но придали адептам этих организаций статус мучеников за веру, после чего они ушли в подполье. Последнего посредника между “Хизб-ут-Тахрир” и властью Вадима Берестова посадили год назад, когда он начал предлагать власти выйти на диалог. Теперь осталось либо внедрение в их среду сотрудников госбезопасности, либо ждать развития событий. И не стоит удивляться, когда в следующий раз в поселении типа “Шанырак” бутылки с бензином полетят в полицейских вместе с криком “Аллаху Акбар!”

Превентивные “датские” (то есть, приуроченные к определенным датам и визитам президентов соседних государств) меры против срочно обнаруженных исламских террористов кроме сожаления за судьбу оказавшихся под прессом и недоумения над действиями силовиков у обычных людей ничего не вызовут. До сих пор сидят “изменники родины” из Тараза, в вину которым вменили видеосъемку окрестных ферм, сидят более сорока “террористов”, собравшихся, по версии КНБ, устроить “фейерверки” по случаю проведения V Евразийского медиафорума (и тоже без каких-либо дальнейших пояснений со стороны КНБ), до этого были “жамаатовцы” (взяты по случаю обвинений Ислама Каримова в укрытии Казахстаном узбекских террористов), уйгуры (по случаю визита председателя Компартии КНР). Зато у тех, кто действительно сочувствует людям веры, может возникнуть вполне закономерное желание пойти и разобраться с обидчиками, и тогда президенту Назарбаеву придется огораживаться дополнительными заборами, чтобы за него не взялись всерьез, как это произошло с его узбекским коллегой Каримовым, внесшего значимый вклад в дело создания “Исламского движения Узбекистана”.

Отсюда, надо полагать, что демонстративный отказ от какого-либо диалога с проблемными и неудобными для власти религиозными объединениями любых направлений невозможно восполнить очередным конгрессом, куда съедутся обласканные и неконфликтные религиозные лидеры, явно прошедшие предварительный тест на лояльность к официальной Астане.

Органы

Со времен декабрьского восстания власть стеснялась применять против народа спецсредства. Да, были нападения “неизвестных”, избиения и “случайные падения” в полицейских участках, наезды автомобилей, но чтобы за малейшее неповиновение били “демократизаторами” по голове, не прячась от фотокамер – это уже практика последних лет. И неважно где ОМОН успокаивает народ дубинками и электрошокерами – в Алматы, в Астане, в Актау… в любом случае это один из показателей перемен. С одной стороны власть не опасается демонстрировать свои методы подавления бунтов, а с другой – это часть фактора ее страха, который сейчас заметно превалирует над всеми остальными чувствами, включая безграничную ненасытность.

Но вызывает сомнение, чтобы те, которые, в принципе, должны служить опорой президенту во время затруднительных ситуаций, готовы будут встать на защиту завоеваний казахстанской демократии. Полиция и спецслужбы деморализованы. Процесс над Сарсенбаевым показал, что спецслужбистами легко могут поступиться для общего дела, а поскольку приказы не обсуждаются, то кто знает, какими они будут в следующий раз и к каким последствиям приведут исполнителей. На подавление мятежа в Шаныраке бросили участковых и следаков, которые даже не ведали с какой стороны браться за щиты и каков принцип действия брандспойтов. Бегство с поля боя, с потерей по дороге боевых товарищей и командиров, еще раз прекрасно подчеркнул подготовленность и моральные качества стражей порядка. До сих пор не подтверждено и не опровергнуто сообщение агентства Kazakhstan today, что во время шаныракских столкновений четверо полицейских то ли пропали, то ли дезертировали, а на следующий день началась подача заявлений об уходе, и это дает дополнительные основания считать, что в период более горячих событий они побегут опять. Тем более спецслужбы и полиция – сообщества замкнутые и любая информация вместе с реакцией на определенные ситуации внутри одного ведомства начнет распространяться по родственным ведомствам быстрее слухов. В общем, силовики в курсе, что их “кинули” и могут “кинуть” снова, так что сегодня им остается только выработать стратегию – что делать, чтобы вновь не оказаться “козлами отпущения”. Нет уверенности, что коррумпированные, неподготовленные, плохо обученные кадры силовых структур – это именно та защита, на которую может положиться власть. И даже два или три элитных отряда типа “Арыстан” (уже свое отыгравшего), когда запахнет жареным, как это было в том же Бишкеке, особой погоды не сыграют.

Народ

На что еще остается надеяться президенту, когда органы правопорядка и госбезопасности останутся в стороне, ожидая логического завершения противостояния, когда возможности членов Семьи вместо обороны Ак-Орды будут направлены на раскачивание трона (ведь каждый тайно или явно надеется занять место властного патриарха)? По логике, остается народ.

Принимая во внимание, что некоторые его сегменты (оппозиция, религиозные и национальные меньшинства) тоже будут пребывать в состоянии ожидания завершения конфликта или активно в нем участвовать с оппонирующей стороны, остаются те, чьи голоса на последних президентских выборах в общей сумме дали 91%. Правда, здесь, зная, что часть этих голосов была отдана по привычке (то есть, из-за страха возможной нестабильности, что не исключается при смене режима), а еще часть опять же из-за боязни, но уже того, что, отдав голос за “неправильного” кандидата, сам избиратель после выборов подвергнется обструкции (доверия избирательной системе тоже нет), то практически никого не остается. Опять же опытом доказано, что нет ничего слабее власти, опирающейся на страх, притом неважно с какой стороны.

Во всех более-менее благополучных странах основы стабильности составляют люди малого и среднего бизнеса, а также “белые воротнички”. Бизнес, как малый, так и средний, формально в Казахстане присутствует, но фактически задавлен многочисленными легальными и нелегальными поборами со стороны проверяющих органов, всеми теми, кто олицетворяет власть. Тот же народ находится в постоянном состоянии войны с судебной системой, полицейским аппаратом и акимами всех уровней. Но явно, что в час Х, даже несмотря на угрозы потери того малого, что предоставляет на сегодняшний день власть, ее не кинутся защищать – роль стороннего созерцателя для рядового казахстанца куда как привычней. После чего он спокойно двинется за новым или старым победителем. Думается, что на народ больших надежд тоже возлагать не стоит. В итоге президент на данный момент остается сам по себе.

* * *

Обитатели Ак-Орды, имея в резерве заключения многочисленных институтов, исследователей и политологов должны постоянно анализировать ситуацию, и в этом случае не могут не замечать тех тревожных сдвигов, что проявились в нашем обществе. Тем не менее, все движется в том же направлении, только с еще большим ускорением. Не исключено, что Астана, всегда, будучи подверженной влиянию мистиков, готова будет принять объяснение придворных астрологов, что на все воля Аллаха или просто таково расположение звезд. Но легче стране от этого уже не станет.

Новости партнеров

Загрузка...