Дела прикладбищенские

Введение

В Караганде с его населением в 450 тысяч граждан, и с ещё не менее пятьюдесятью тысячами приезжих гастарбайтеров, имеется не много, ни мало – 10, а то и 15 кладбищ. Основная их часть, к сожалению, находится в городской черте, так как в то, далёкое время, когда город начинал строиться никто особенно и не задумывался, что эти акрополи окажутся в непосредственной близости от мест, где живут, или отдыхают наши горожане.

Свято место пусто не бывает

Так, например, Фёдоровское кладбище у водохранилища “Разрез”, или то, которое располагается за железнодорожным путепроводом напротив микрорайона “Сучьего хутора”, оказались зажатыми частным жильём. Да ко всему находятся они у дорог, так что о покое, захороненным здесь, можно только мечтать. А ещё проблема в том, что покой усопших нарушают новокопатели, то есть те, кто, несмотря на то, что кладбища эти закрыты, находят среди старых могил свободные места и роют, роют…

Есть, конечно, и такие кладбища, у которых с расположением всё в порядке, как, например, у тех, что находятся в Старом парке, который расположен в некогда Старом городе. Или кладбище у кирзавода за бывшим мясокомбинатом, или в Зеленой балке, но именно их удаленность от людских взоров приносит этим скорбным местам массу проблем, типа вседозволенности для собирателей металла, к примеру — цветного. А иногда, наша “золотая” молодёжь, не зная, куда девать силушку, ломает всё на своём весёлом пути. Выламывает кресты, валит памятники, беседки, топчет цветники, выпиливает на новогодние праздники – ели и сосны. В общем, проблемы у этих удаленных за городскую черту объектов скорби – налицо. Да ко всему, топит их вешними и протекающими мимо ручьями, так, что посетителям, например, кладбища у кирзавода, можно к могилкам родственников только на плавательных средствах добираться.

Порядок в “Триаде”

Есть, правда, и порядочное кладбище у города, которым владеет очень предприимчивый, а главное, хозяйственный человек, хозяин ТОО “Триада LTD”, господин В.Ф.Охман. Правда, выяснилось, что и все остальные акрополи, находящиеся и в городской черте, которые по большому счёту уже не один десяток лет закрытыми считаются, и те, которые за городом километров за двадцать расположены, так же являются и собственностью г-на Охмана, и за порядок на них именно он и отвечает.

Так вот, на его личном, порядочном, кладбище, которое находится за Майкудуком, и часовня для проведения ритуальных услуг имеется, и порядок при въезде-выезде на территорию объекта, и расположено оно вдали от городской суеты. Да и на генеральном плане города оно как бы за окраиной городской черты расположено. Охрана здесь имеется, дабы покойников мародёры не тревожили.

Зимой и в религиозные праздники пробраться между захоронениями можно к дорогим сердцу и душе могилам, чистят здесь дорожки, убирают мусор, оставшийся после посетителей. А ещё ухаживают за последними пристанищами людскими, если родственники уехали куда-либо на ПМЖ, бывает за деньги, так как предпринимательство нынче в почёте, а чаще всего за так, чтобы порядок здесь, да и в степи окружающей это место, был.

Правда, есть одно “но” на этом порядочном кладбище – господин Охман запрещает установку оградок вокруг креста, или обелиска, да и авторские памятники этому гробовых дел мастеру так же не нравятся. И отчего-то кусты, да деревья сильно раздражают любителя европейского, а скорее всего – послевоенного порядка.

Представить себе несметное количество крестов и пирамидок в степи нетрудно, но очень неприятно. Выгоревшая летом степь, занесённая снегами зимой кладбище, наводит на супер-грустные мысли. И первые, кто видит это горестное место, водители, так как кладбище “Триада” расположено вдоль объездной Караганду трассы.

Анекдот в тему:

В правительстве идёт совещание по теме экономия природных ресурсов.

Выступают министры разных отраслей.

Первым выступает министр сельского хозяйства, которого очень беспокоит количество земель занимаемых кладбищами. Много, говорит он, плодородных земель отписывать приходится под погосты.

Предложение, которое он выносит на голосование Совета Министров, звучит дико, как и всё что здесь происходит, но как это не странно, проходит на ура.

Предлагаю, говорит министр СХ, производить захоронения не горизонтально, а вертикально…

Следующим к трибуне выходит министр экологии и лесного хозяйства. Говорит о том, что масса полезной для страны древесины уходит на изготовление белых тапочек и гробов. Предлагает хоронить народ вертикально и в полиэтиленовых пакетах. Опять единогласное ура.

Далее на трибуну взбирается министр горной промышленности, которого очень волнует огромное количество ценного камня, который идет на украшение могил, на возведение памятников и монументов. Думает, что по логике исходящей от предложений предыдущих ораторов, можно ограничиться таким выходом из проблемы: хоронить усопших — вертикально, в полиэтиленовых пакетах, и закопанными — по пояс! И это так же на ура проходит…

Ну и под занавес совещания к трибуне подходит министр тяжёлой промышленности, в том числе металлургии. Рассказывает о том, что на оградки и цепи на могилах расходуется огромное количество металла, в частности, чугуна, а в некоторых случаях и ценного цветного материала. Предлагает воистину гениальное заключение: значит, хороним народ: вертикально, в целлофане — зарытыми в землю по пояс и… взявшись за руки!!!

Им это по плечу

Но в принципе, это всё мелочи, смех так сказать. А вот то, что беспокоит карагандинцев, так это самый обыкновенный пофигизм тех, кто взялся за это грустное, но полезное дело. Говорю я про арендаторов местных земель, на которых расположены закрытые ещё с советских времён кладбища. Таковых в Караганде немало. Взяв в свои руки эти ритуальные места для получения прибыли, горе предприниматели, а по-другому, их назвать никак нельзя, снимают с них самые настоящие сливки. Вместо того чтобы ухаживать за закрытыми погостами, нанимают лиц, в народе прозванными – бомжами. Эти люди за очень небольшие деньги копают могилы, летом эта работа ценится дешевле, зимой чуть дороже, тем более с этой категорией граждан можно рассчитаться и парой литров спиртного, да булкой хлеба.

Про то, чтобы на этих местах скорби навести порядок, господа арендаторы как бы не помнят. А о том, что есть постановления и разного рода документы о правилах захоронения и содержания кладбищ, эти предприимчивые господа знать и помнить не хотят. А заодно и все нормы, и правила умудряются обойти за деньги.

Слёзы и деньги

К примеру, на Ново-Михайловском кладбище, что находится за некогда домостроительным комбинатом (ДСК) было всё. И дороги с транспортом, на котором сюда можно добраться, и тишина да покой, что по большому счету немаловажно. Но лет, примерно двадцать назад городской погост закрыли, так как он заполнил все допустимые границы, выделенные городскими властями. И остались только те места для захоронений, где родственники усопших заранее застолбили места. Правда, потом по многочисленным просьбам трудящихся здесь разрешали хоронить родственников тех, кто уже попал сюда раньше. Хотя, места для могил уже выдавали на аллеях и дорожках, а после и урезая выкупленные места за оградками. Но свободные места закончились через пять лет.

Теперь же оно разрослось настолько, что проселочная дорога, ведущая к асфальтовому заводу и на дачи, раза два переносилась в сторону дач на пятнадцать метров. И в другую сторону вплоть до железнодорожной ветки, что ведет к обогатительной фабрике. И всё мало.

ТОО “Айжан” работает, не покладая рук

Так вот именно ТОО “Айжан” и взяло в аренду у г-на Охмана, закрытое Ново-Михайловское кладбище. И именно они и имеют здесь ежедневный и нескончаемый навар.

Понять этих людей, предпринимателей, то есть, можно, — зарабатывать в таком бизнесе не сладко. Видеть каждый день, без выходных, людское горе — сложно. Тем более что можно и сердцем зачерстветь, и душу коркой безразличия затянуть.

А так, всё нормально — народ мрёт, как полагается, ежедневно, все хотят захоронить покойника поближе к дому, вот и работы, да и денег за услуги на похоронах хоть отбавляй.

Тем более что, по словам работников этого ритуального агентства, чтобы похоронить умершего на данном кладбище, необходимо лишь написать заявление на имя директора ТОО. В заявлении стоит лишь попросить директора и как бы хозяина земли о выделении места на желаемом объекте со ссылкой на то, что здесь уже захоронен кто-нибудь из их близких. При этом подтверждающих это заявление документов никто требовать у просителей не будет. Хотя есть одна загвоздка, данное разрешение, по захоронению на закрытом кладбище, вам выдадут безо всяких-яких, если вы закажите в “Айжане” полный спектр ритуальных услуг. Это обойдется в минимальную сумму 40 000 тенге.

“У…дачи” за кладбищем

И то, что дачные участки, которые еще десять лет назад находились за сто метров от кладбища и дачники, слушавшие похоронные марши при копании грядок всё реже и реже, сейчас стремительно приближаются к окраине этого супер-ритуального объекта. А это, в данный момент, судя по всему никого, особенно не волнует.

О том, что Ново-Михайловское кладбище закрыто, знает основной хозяин всех погостов Караганды, Виктор Фёдорович Охман, да и маловероятно, что его арендаторы об этом не знают. Но землю под новые могилы продают без проблем, съедая при этом метр за метром земляные угодья, им не принадлежащие. И на будущую зиму предприниматели уже заготовили отогревающий мёрзлую землю материал – старые покрышки от грузовиков. И грейдерную дорогу, по которой дачники трех садоводческих товариществ на свои фазенды добираются, в очередной раз перенесли к лесопосадке, через которую продраться сквозь заросли, за пять минут не проблема, и первая дачная улица, тут как тут.

Без жилья, но при работе

А на дачах бомжи-копатели от арендаторов, уже стараются для дальнейшей оккупации земли. Урожай снимают до полного вызревания, так как свежим огурчиком, да яблочком дармовым — закусить всё приятнее, чем гроши оплаты, заработанные за копку могил — тратить. Плюс садовый инвентарь уворовывают эти бездомные граждане, и металлические бачки, прутья, поливные трубы, мангалы и прочий дачный скарб – всё пригодится для сдачи в металло-приёмный пункт, который и находится рядом с кладбищем, на территории бывшего ДСК.

Как бы это было

Хотя если бы арендаторы нанимали на работу людей через бюро трудоустройства населения, да платили бы им заработную плату, не обходя налоговый режим и обязательные социальные отчисления, тогда-то, наверное, и хоронить народ здесь перестали бы, и дачники бы не боялись с ночевкой на участках своих оставаться. А заодно и кладбище не было бы “Клондайком” для них любимых, государственные законы обходящих, и народ бы привыкал к порядку заведенным главным похоронщиком Караганды – Виктором Фёдоровичем Охманом.

Самоубийцы?

И что интересно, раньше, считалось, что проводить захоронения за кладбищенской оградой нельзя, а если такие случаи происходили, то только для тех, кто закончил свою жизнь грехом страшным – самоубийством. В нашем же случае получается, что все, кто захоронен за забором Ново-Михайловского закрытого кладбища – самоубийцы и грешники?

P.S.

А ещё хотелось бы сказать о том, что вытворяют всё те же господа арендаторы: например весь мусор, который они всё-таки иногда собирают на территории закрытого кладбища — сваливается за поворотом всё той же просёлочной дороги на полянке лесопосадки. Здесь вам и металлическая проволока от венков, и корда от сгоревших покрышек, и банки из-под краски. Да и как это у нас принято, там, где мусор лежит сразу же образуется всеобщая свалка, куда все, кому не лень, свозят свой хлам. Например, кафе решило заменить пластиковую мебель – пожалуйста, привезли на свалку у Нового-Михайловского кладбища, кто-то от старых ненужных вещей дома решил избавиться, туда же их волокут.

И что интересно, власти района, вроде бы, и не в курсе, что закрытое двадцать лет назад кладбище “растёт”. Честно говоря, в акимате имени Казыбек би города Караганды никто толком и не знает, кто отвечает за кладбища. Вернее, они думают, что тот самый Виктор Федорович Охман, который стал их главным похоронщиком города. Именно ему доверяют здесь по полной программе.

Получается, что власти, курирующие этот район города, только отчёты по проделанной работе с трибун зачитывают.

В них там всё так красиво и чисто, что аж жить и картошку сажать хочется – у трибуны той…

Новости партнеров

Загрузка...