Главные свидетели – камни, палки и канистра

В Турксибском районном суде в среду продолжилось разбирательство по делу двух молодых бакайцев Нурхата Мукажанова и Ильяса Тонпакова. Если прошлое заседание завершилось достаточно оптимистически для обвиняемых в сопротивлении полиции, то последнее – оставило неоднозначные ощущения.

В зале суда появились новые потерпевшие – полицейский Сарыпбеков, на днях прибывший из Южно-Казахстанской области, и судоисполнитель Агадиева, присутствовавшая среди 30 своих коллег в злосчастный день 12 мая в Бакае. У всех, естественно, в первую очередь, встал вопрос, как могли двое ребят обычного телосложения причинить физический вреда восьмерым хорошо защищенным полицейским и госслужащим. Причем для того, чтобы Агадиева выступила на суде в качестве потерпевшей, ей пришлось солгать, что она была ранена камнями, которые летели с крыши. В дальнейшем ходе судебного процесса судоисполнитель-свидетель Стеклянникова вымыслила помимо камней еще и бутылки зажигательной смеси, которые якобы долетали с крыши в толпу судоисполнителей с расстояния 30 метров. Все эти домыслы были тут же отвергнуты всеми другими участниками процесса и показанной в дальнейшем видеопленкой. Потерпевший Сарыпбеков рассказал в общем о событиях в Бакае, ничего не добавив к показаниям полицейских, данных на прошлой неделе.

Тогда адвокат задал двум новым потерпевшим тот же вопрос, что и на прошлом заседании: готовы ли они пойти на примирение сторон. Гайша Агадиева сразу же согласилась с таким исходом дела, полицейский Сарыпбеков же, сказал, что оставляет этот вопрос на рассмотрение суда. Когда судьей Ерханом Тоттыбай-теги ему был задан вопрос о его личном мнении на счет примирения, служивый по привычке также затруднился ответить.

После этих событий в зал судебных заседаний был вызван отдававший 12 мая непосредственные приказы — Сергей Архипов, который объявил, что защитники дома разбрызгивали бензин с крыши и били рейками полицейских по голове. На вопрос защитника, были ли причинены кому-то из личного состава повреждения хотя бы легкой тяжести, ответ был отрицательным.

Главными “свидетелями” на нынешнем заседании стали “вещественные доказательства”: сиреневая канистра, несколько реек и 5 камней. На обозрение были выставлены именно эти предметы. Канистру никто из потерпевших не опознал, признав, что на крыше ее не было. Затем настала очередь реек, присутствие которых на крыше не вызывало сомнений ни у кого. Единственное, что оставляло сомнение, — были ли они смочены бензином. Судья со знанием дела долго принюхивался к каждой деревяшке и с видом специалиста сообщил, что “это не бензин”. “Опознание” камней успехом не завершилось. Во-первых, большинство согласилось, что с крыши ничего в сторону полиции не летело, а, во-вторых, к тому моменту даже у “изгнанной камнями” из Бакая судоисполнителя Агадиевой все желание опознавать их отпало.

В конце заседания на рассмотрение были предоставлены 2 видеосъемки, сделанные на месте событий. На обоих слышались крики и стоны людей, избитых полицией. Правда, на одной, сделанной полицией, были явные следы монтажа, и когда бакайцев (мужчин и женщин) валили на землю, объектив камеры поворачивался, чтобы не показывать кадры “не для слабонервных”. Присутствие бензина на крыше даже при трехкратной перемотке обнаружено не было. На съемке, сделанной жителями, была показана “другая” реальность. Поэтому, когда показ приблизился к моменту избиения ногами подсудимых, судья в приказном порядке остановил “вещание”.

В итоге, прокурор Сланов оказался не готов к прениям, и поэтому очередное заседание суда перенесено на понедельник.

Новости партнеров

Загрузка...