Берегиня

Nota bene

Помнится, один знакомый, именно так назвал жен действующих оппозиционеров. Слово мне запомнилось. Наверное, потому что, оно вместило в себя самую главную сущность, основную миссию всех, кто рядом с нами.

Что греха таить, о нас, о действующих политиках (любого толка) особо хорошего не говорят в так называемой обывательской среде.

О тех, кто у власти, есть готовый набор обвинений: и коррупционеры, и лоббисты групповых интересов, и “слишком зажрались и далеки от народа”.

Знаю не понаслышке, что достается и нам, кто представляет оппозицию: и обиженные (лишились власти и туда же обратно рвутся), и популисты (обещают несбыточное), и рвачи (мол, сидят на толстущих денежных мешках партий) и т.д.

Видимо, и те, и мы даем поводы для таких мнений и оценок…

Не буду касаться семей провластных политиков. Особым преследованиям они не подвергаются (не считая, может быть, угрызения совести за ложь и двуличие).

И потому мои сегодняшние чуть сентиментальные слова посвящены родным и близким политиков, избравших тяжелый путь инакомыслия.

Я видел многое за последние годы нахождения в оппозиции.

Я видел на днях 80-летнего ветерана войны Магжан ага и Фаузию апай, которые уже несколько лет не могут у себя дома принять своего сына — экс-премьера Акежана Кажегельдина.

Я видел, как, схватившись за сердце, запричитали в зале суда мамы и жены охранников того же АК — Петра Афанасенко и Сатжана Ибраева, когда вынесли им несправедливый приговор за якобы незаконное хранение оружия.

Я видел слезы на глазах Карлыгаш, супруги Ермурата Бапи, когда его осудили на год лишения свободы за якобы оскорбление чести и достоинства президента.

Я видел родителей Мухтара Аблязова на суде в Астане.

Я видел Карлыгаш Жакиянову, когда шел позорный процесс над Галымжаном в Павлодаре.

Я видел, как боролась за свободу папы дочь Сергея Дуванова, когда он сидел в тюрьме по абсурдному обвинению.

Я видел, как переживала супруга Аркена Уака (казахского Сахарова) – Тохтар апа, когда он говорил правду о декабрьских событиях 1986 года.

Я видел как дочь великого поэта Хамита-ага Ергалиева – Гульжан – переживала за своего мужа и сына, когда подонки ворвались в дом и жесточайше их избили.

Я видел ужас в глазах детей Жумабая Доспанова, когда Атырауские полицейские штурмом брали его дом.

Я видел немые вопросы в глазах мамы моего ровесника и коллеги Асхата Шарипжанова – Флюры апай, когда его жизнь трагически оборвалась.

Я видел горе близких Нури Муфтаха и Батырхана Даримбета, когда их на одной и той же трассе сбила машина.

Я видел, как мужественно переносят гибель любимых людей Макпал Жунусова и Салтанат Атушева. Они сказали на поминках (в разное время) почти одни и те же слова: “Не жалейте меня! Я счастливая жена. Потому что была супругой такого человека!”. Такое могли сказать только жены Заманбека и Алтынбека.

И, наконец, я видел глаза своей мамы, жены и детей, когда шел на оглашение приговора в суде, где прокурор вначале потребовал два года лишения свободы за якобы не уплату налогов.

И когда наступил апогей мощнейшего давления на родственников моего предшественника на посту председателя исполкома РНПК Газиза Алдамжарова, я в сердцах обронил: “В Казахстане для того чтобы идти в оппозицию, надо быть сиротой и холостяком!”.

Я видел еще десятки случаев, когда родные моих коллег по оппозиции показывали пример мужества и верности. Не только своим близким, но и их делу.

Так получилось в моей жизни, что все это видел своими глазами.

Такое, поверьте, не забывается. И обязан об этом сказать сейчас, и написать более подробно позже. Таков мой долг свидетеля этих событий.

Посему я напоминаю обществу об этих людях, чьи имена будут написаны на обломках ломающего (но не сломавшего!) их жизни самовластья. Чьи чувства и переживания остаются порой за кадром, за строками интервью и публикаций.

Обычно говорят, что хорошая семья — это крепкий тыл. В нашей же ситуации можно сказать по-другому: наши близкие находятся на самой настоящей передовой!

Спасибо им! Я преклоняюсь перед ними. Такими разными. Но едиными в своем стремлении помочь и поддержать близкого человека, который решился на поступок.

Весьма возможно, что кое-кто из них в глубине души и не поддерживает оппозиционные мысли близкого человека–политика. Тем более им спасибо за это! За преданность и верность! Ибо, как было сказано, “без веры в человека не может держаться не только семья или супружество двух, но и целое государство”.

Мы верим в вас, мы надеемся на вас!

Оберегайте нас и берегите себя, берегини наши!

Амиржан Косанов, который благодарен всем кто, своей любовью и верой оберегает коллег.

“Тасжарган” № 14 (14) от 21 сентября 2006 г.

Новости партнеров

Загрузка...