Страсти по трону

Источник: газета “Начнем с понедельника”

Эйфория и реальность

Показная эйфория овладела властями нашей страны по поводу наших успехов.

Конечно, определенные политические и экономические достижения, особенно на фоне наших центральноазиатских соседей, у нас есть. Страна избежала больших потрясений и, разумеется, не без издержек закрепила свои обширные границы, у нас почти нет трудовых мигрантов, и ВВП постепенно растет.

Но весь вопрос в том: на чем они основаны и насколько они прочны? А эти достижения основаны на огромных природных ресурсах и, прежде всего, – нефти, на толерантном населении, удачной международной конъюнктуре и политическом везении.

При всех более или менее сложных политических ситуациях наша власть зарывала голову в песок и ничего не делала. И, как правило, очередная буря проносилась мимо, и все как-то само собой разрешалось. Это создало иллюзию не только у нашей власти о самой себе, но и у многих других со стороны, что “эти ребята знают, что делать”.

Однако все проблемы, которые мы не решали, лишь поспешно убрав с фасадной стороны, сбрасывали в тыльную часть, теперь заявляют о себе. В этих условиях власти изменили привычную тактику, и для того чтобы заглушить тревогу, они затрубили в фанфары.

Но этот прием, похоже, не сработает – и не только из-за совокупной сложности накопившихся проблем, и не потому, что всякому политическому везению, особенно столь долгому, когда-нибудь приходит конец, а потому, что перед нами возникает сложнейший вопрос. Он владеет умами всех думающих людей, но провластные политики и общественные деятели всячески избегают его.

Это вопрос о неизбежной смене власти.

Можно по-разному оценивать политическую деятельность Нурсултана Назарбаева (косвенная критика в его адрес уже прозвучала). Но то, что он удержал корабль на плаву в бурное время и заложил основы независимого государства, у него отнять нельзя.

Однако все боится времени (кроме великих пирамид), и оно необоримо. Неизбежен день, когда долгому правлению Нурсултана Назарбаева придет конец, и этот краеугольный камень надо будет сдавать в музей. Похоже, этот день не за горами.

К тому, что он уйдет, надо относиться без лишней экзальтации и суеты, спокойно, как к естественному и закономерному процессу. Но здесь есть одна наша особенность, которая представляет немалую проблему.

Дело в том, что мы построили государство не просто под институт президента, а под конкретного человека – Нурсултана Назарбаева. И у нас практически не отработана процедура передачи власти из одних рук в другие. Конечно, в Конституции формально описано это, но она тоже сотворена под Назарбаева, и почти нет сомнения в том, что после его ухода она тут же рухнет.

То есть не дай Бог, если сейчас что-нибудь случится с Назарбаевым – у нас наступит полный хаос. Он будет усилен еще и тем, что у нас нет джентльменских правил ведения политической борьбы.

Абрис оппозиции на фоне власти

Такова наша власть. Но какова оппозиция? Начнем с того, что сегодняшняя оппозиция – это в основном представители вчерашней власти. Они принесли с собой немалые финансы, но и, к сожалению, многие кабинетные нравы. В частности, стиль политической работы, принципы подбора кадров и трепетное отношение к иерархии, в которой они пребывали. То есть чем более высокую должность занимал человек во власти, тем выше его ставят в нынешней оппозиции.

А между тем оппозиция, особенно в посткоммунистических и постколониальных странах, – это особая среда с абсолютно иной атмосферой, другими законами и иными лидерами, чем во власти. Поначалу она и у нас была такой, но волна бывших функционеров вместо того, чтобы приспособиться к ней, изменила ее под себя. Они не поняли, что во времена перемен нужен совершенно иной типаж лидера. Такой, как младший офицер Гамаль Абдель Насер, слесарь Лех Валенса, литератор Вацлав Гавел, заключенный с 27-летним стажем Нельсон Мандела. Но одних биографических данных недостаточно, при этом они должны иметь глубокие политические знания и опыт оппозиционной работы, обладать огромной волей и политической харизмой, должны быть доступны и уметь говорить на языке народа.

Наши власть и оппозиция демонизируют друг друга. Однако весь парадокс в том, что слабая власть и слабая оппозиция нуждаются друг в друге.

Создается впечатление, что, если бы не было оппозиции, властные группировки давно и всерьез перессорились бы между собой. Поэтому, по вольтерову принципу, власти бы ее в любом случае придумали. Впрочем, так оно и происходит.

Режим не знает, что делать с властью (естественно, кроме собственного обогащения), он не знает, как бороться с реальными и грозными проблемами, число которых множится с каждым днем, не знает, какие реформы нужны стране и как их проводить. Поэтому все время занимается квазиработой: референдумы, досрочные выборы, подтасовка их результатов, перетряска кабинета министров и пересадка акимов, всякие международные форумы, о решениях которых и хозяева, и гости забывают тут же, как только вторые садятся в самолет для отбытия на родину. И, естественно, борьба с оппозицией, причем с явным превышением допустимых мер.

А квазиработа порождает антирезультаты: коррупцию, преступность, халатность и апатию. Власть порой создает квазиоппозиционные партии, чтобы убить двух зайцев. Во-первых, эти партии хорошо контролируемы. Во-вторых, они выставляются перед Западом как свидетельство политического плюрализма в стране.

Но и оппозиция, которая считает себя настоящей, тоже не знает, что ей делать, и проявляет свою активность в основном во время различных выборов республиканского уровня, критикует те или иные законопроекты и действия властей, борется с давлением на них и тоже выдумывает для себя абсолютно бесполезную работу.

Если бы не было столь нелепых ошибок режима, периодических и досрочных выборов, давления на нее, возможно, оппозиция не знала бы, что делать и распалась бы сама по себе.

Вокруг оппозиционных лидеров постоянно вьется тьма личностей с известной репутацией, которые всячески ублажают их слух и самыми неприглядными методами выдавливают из оппозиции сильных и опытных бойцов. И это еще более усугубляет положение дел.

Оппозиция тоже плохо представляет, что ей делать сейчас в качестве оппонентов власти, практически не знает, как можно осуществить перехват власти, а о дальнейших действиях и вовсе не задумывается, достижение власти ею воспринимается достаточно упрощенно, как раздел портфелей между своими.

Увы, даже более организованные “оранжевые” революции в Грузии и в Украине споткнулись именно об эти проблемы, а к чему привела стихийная революция в Кыргызстане, и говорить не приходится.

Важнейшей целью любой политики является власть, но именно умение распоряжаться ею на благо народа отличает истинных политиков от политиканов. У нас же, предоставь оппозиции власть, она не будет знать, что с ней делать. А режим настолько свыкся с властью, что относится к ней, как к личной собственности. Словом, и у той и у другой стороны нет институционального подхода к власти.

Власть должна знать, что оппозиция – это неотъемлемая часть политической системы в демократическом государстве, а оппозиция должна понимать, что она тоже ответственна за состояние дел в стране.

Здесь мы имеем дело еще с одним парадоксом: наш режим слаб, но из-за неумелых действий оппозиции и, как следствие, ее постоянных поражений у нас в стране и за рубежом невольно складывается впечатление, что режим у нас все-таки силен.

В оппозиции плохо обстоит дело не только с выработкой идеологии, отвечающей требованиям времени, но и с политическим менеджментом. Большинство из более или менее известных оппозиционеров примеряют себя к статусу будущего президента или уж, в крайнем случае, премьера и изо всех сил стараются не допустить к руководству своими партиями или движениями (которые воспринимают как частное дело) любого, кто мог бы организовать работу всерьез и добиться успеха. И они никак не поймут, что из-за этих иллюзий так и останутся политическими аутсайдерами.

Словом, политическая близорукость – общее знамение времени. Сейчас всем политическим и экономическим силам надо понять, что раздел между ними пролегает не по властной, семейной, клановой принадлежности (так как опыт показал, что вчерашние друзья и даже родственники быстро могут оказаться злейшими и опасными врагами), а по государственному подходу, соблюдению принципов и политической ответственности и предсказуемости.

И к предстоящему выбору лидера в наше неустойчивое время нельзя подходить из узкокорыстных интересов, так как слабых людей власть очень быстро портит. И они вчерашним покровителям отвечают черной неблагодарностью, не говоря уже о горьком уделе страны.

Клубок интересов

Теперь обратимся к важнейшему триединому вопросу. Когда лучше всего с политической точки зрения сойти с дистанции первому президенту? Кого выбрать наследником и какими качествами он должен обладать? Как все это сделать, чтобы не разрушить хрупкое здание? Ведь в случае неудачи под его развалинами могут оказаться очень многие, в том числе и сами архитекторы, не говоря о нашей стране.

Этот вопрос является необычайно сложным, представляющим собой смесь геополитического гордиева узла, политической алхимии и экономической квадратуры круга. Он волнует всех – лидеров России, США, Китая и центральноазиатских соседей, чиновные кланы, отечественных и свивших у нас теплые гнездышки иноземных олигархов, региональных лидеров, политических честолюбцев, имя коим легион, оппозицию, Семь-Я (думающих больше о себе) и, естественно, самого главу (о народе, который по привычке молчит, многие забывают, но он может напомнить о себе самым неожиданным образом, как во время нынешних событий, даже в относительно благополучной Венгрии). Этот разноликий набор международных, политических и общественных субъектов, имеющих большей частью диаметрально противоположные цели, далеко не полон. Отсюда – если власти сейчас, не откладывая, не примутся за его решение или же пустят его на самотек, то пресловутая смута неизбежна, причем ее последствия отразятся очень далеко за нашими пределами. И подходы к этой головоломке должны быть абсолютно другими, чем те, которыми привыкла оперировать власть.

Попробуем все это изложить системно. Начнем с первой части вопроса: когда? До конца полномочий последнего срока Нурсултана Назарбаева осталось чуть больше 6 лет.

Опытный политик видит, народ устал от него и даже члены его семьи и наиболее амбициозные из его соратников уже испытывают нетерпение. Он чувствует, что не стоит до конца досиживать. Но принимать решение спешно или же отодвигать его на крайний срок вряд ли целесообразно. Первое – очевидно, при втором – процесс может стать неуправляемым из-за дефицита времени. Поэтому логически приемлемым для него временем ухода представляется золотая середина оставшегося срока, то есть примерно через три года.

Рассмотрим теперь возможные расчеты великих держав. Конечно, каждая из них – США, Россия и Китай – очень хотела бы вмешаться и продвинуть к власти у нас своего человека. Однако могут ли они это сделать?

Россия сейчас находится почти полностью во враждебном окружении, единственное “окно” – Казахстан. И, конечно же, она никак не может допустить риска, чтобы и оно захлопнулось.

США завязли в Афганистане и Ираке и не знают, что делать со строптивым Ираном и как развязать кровавый израильско-палестинский узел. И им не нужна еще одна головная боль – Казахстан. Поэтому они предпочитают хотя бы законсервировать ситуацию в нашей стране до лучших времен. Именно поэтому они смилостивились и приглашают к себе Нурсултана Назарбаева.

Китаю предрекают мировое лидерство в середине века, но до тех заманчивых времен еще далеко, и он не хочет, чтобы какие-то проблемы отвлекали его от вожделенной цели.

Европа даже не помышляет вмешиваться, так как не может переварить новых членов.

Вдобавок огромные территории, включающие в себя Восточную Европу, Россию, Кавказ, Юго-Западную и Южную Азию, нашу Центральную Азию, находятся в нестабильном состоянии. А Казахстан представляется тоненькой стенкой, которая разделяет эти клокочущие миры. Если и в Казахстане начнется смута, тогда эти миры могут сомкнуться и критическая масса самопроизвольного взрыва будет превышена.

Поэтому все крупные игроки в силу частных причин и уравновешивающего противоборства их интересов за то, чтобы Казахстан хотя бы в ближайшее время сохранял геополитический статус-кво. Отсюда, надо полагать, что они не будут открыто вмешиваться в вопрос о смене власти.

Но какой срок они отпускают нам?

Международная обстановка сейчас характерна своей опасной неустойчивостью, поэтому все может очень быстро измениться. Если брать непреложные факторы, то к ним надо отнести президентские выборы в наиболее важных для нас странах – США и России, которые состоятся в 2008 г. Каким будет отношение новых лидеров этих стран к нашему режиму, вряд ли можно предсказать.

К этому же времени четвертая волна китайских лидеров преодолеет инерцию и начнет свой курс.

Поэтому международный фактор, похоже, дает нам для решения этого вопроса года два.

Возможные схемы

Но какова общая политическая атмосфера в самой стране и какие сроки она допускает? Здесь все намного сложнее. На сцене все выглядит очень спокойно, но за кулисами кипят огненные страсти. Не только политические соперники, но и партнеры, и даже члены Семьи не верят друг другу. Все следят за всеми.

Они понимают, что после трагических убийств двух крупных политических деятелей, бывших некогда главными строителями нынешнего режима, а после ставших его главными критиками, перейдена роковая черта, за которой никто, абсолютно никто, не может чувствовать себя в безопасности.

Хорошо зная нравы друг друга, они ясно представляют себе, что если начнется открытая междоусобная война, то она будет всеобщей, жестокой и беспощадной. Поэтому многие группировки, осознавая непредсказуемость судьбы, на всякий случай готовят базы для отступления, в основном на Западе. Эти страхи, политическая неустойчивость и непредсказуемое будущее угнетают всех и вызывают общую нервозность.

Отсюда общее желание, чтобы как можно быстрее закончилась тревожная неопределенность и наступила ясность. Они за как можно скорое решение этого вопроса, скажем, не позднее двух ближайших лет.

Конечно, любая политическая ситуация эластична, и настроения политических сил переменчивы, поэтому речь идет о достаточно подвижной системе отсчета, но эти тенденции очевидны, и с ними нельзя не считаться. Хотя политическая арифметика в корне отличается от обычной, можно сказать, что суммарный вектор всех упомянутых сил показывает, что срок более или менее безболезненной смены власти составляет 2-3 года.

Бездарное окружение Президента, которое хорошо устроилось в его тени, будет всячески подталкивать его к искушению еще раз испытать свою судьбу и остаться у власти на следующий срок. Но тогда, скорее всего, к нему изменится отношение великих держав, прежде всего США и России, где будут другие президенты, в стране может пошатнуться экономическое положение, что сразу же приведет к социальному напряжению, и многие соперничающие группировки могут объединиться и стать единым фронтом. Тогда последствия будут непредсказуемы. Поэтому обостренный политический инстинкт самосохранения Президента, скорее всего, остановит его от подобного шага.

Чтобы оставить наиболее интересную и объемную часть на конец, мы обратимся вначале к подвопросу: как?

Очень хотелось бы, чтобы это произошло демократически. То есть, чтобы Президент объявил о том, что он добровольно и досрочно уходит со своего поста, и назначил дату предстоящих президентских выборов. И чтобы эти выборы были честными и демократическими на деле. Но, думаю, нам надо быть реалистами и понимать, что при нынешнем политическом раскладе сил у нас такое почти невозможно, если, конечно, неожиданно не возникнут какие-то политические форс-мажорные обстоятельства.

Поэтому надо быть готовыми к тому, что будет выбран один из трех вариантов: 1) российский; 2) китайский; 3) казахский.

Технология российского варианта достаточно известна, но она, конечно, может иметь свою местную специфику. Президент заставит парламент внести изменения в Конституцию и введет должность вице-президента, которую можно будет совмещать с премьерством (хотя это не обязательно). После этого своим указом назначит на должность вице-президента подобранного к тому времени “верного” премьера. Около года президент будет присматриваться к нему, затем объявит досрочные президентские выборы и проведет своего ставленника или даже объявит о своей отставке и даст преемнику досидеть свой срок до конца. За это время тот укрепит свою власть.

Китайский вариант предусматривает постепенную передачу власти.

По этой схеме тому же парламенту прикажут изменить Конституцию и объявить у нас парламентскую республику. Тут возможны варианты. Могут объявить досрочные парламентские выборы или же пойти более упрощенным путем.

Премьер-министром будет “избран” председатель “Отана”, которым станет подобранный наследник, и он будет формировать новое-старое правительство. Нурсултан Назарбаев начнет постепенно сдавать свои полномочия премьеру. После того, когда его официальный срок закончится, произойдет “демократическая революция” президента – “английскую королеву” тоже будет избирать парламент.

Казахский вариант по-степному прост и быстр.

Утром какого-либо дня президент издаст указ о введении в сенат Имярека, согласно его списку, в полдень того изберут председателем сената, а вечером, как раз к основным теленовостям, президент сложит с себя полномочия и возложит их на плечи преемника в качестве и. о. президента.

Таким образом, в течение нескольких часов даже никому не известный человек может стать новоиспеченным главой государства.

Теперь мы подошли к самому главному: кто?

Именно эта часть многосложного вопроса наиболее возбуждает и напрягает всех. Остановимся на нем подробнее.

Один из великих зятьев предложил весьма впечатляющую идею решения этого вопроса путем введения монархии, похоже, рассчитывая на то, что трон достанется ему. Но даже в нашей стране, привычной ко многому, это вызвало столь бурную реакцию, что сей вариант, пожалуй, не стоит обсуждать.

“Начнем с понедельника” 22.09.06г

Новости партнеров

Загрузка...