Борис ДЖАПАРОВ: “Будем равняться на лучших!”

Источник: газета “Начнем с понедельника”

Озабоченность руководителей нашего государства по поводу конкурентоспособности казахстанской экономики вполне понятна. Предстоящая глобализация и вступление во Всемирную торговую организацию не оставляют ничего другого, как завязать потуже пояса и приниматься за работу. Иначе Казахстан так и будет оставаться среди государств-потребителей.

Сегодня перед обществом поставлена задача – республика должна через 10 лет войти в число 50 наиболее конкурентоспособных государств мира. Но в первую очередь надо осознать значимость этой цели для Казахстана. О том, кто и по каким критериям составляет рейтинг конкурентоспособности и каким образом государства попадают в этот список, рассказывает доктор технических наук, профессор Борис ДЖАПАРОВ.

— Борис Аликенович, скажите, кто определяет место той или иной страны в рейтинге конкурентоспособности государств и какое место занимает сейчас Казахстан?

— Степень экономической развитости стран определяет Всемирный экономический форум, зарегистрированный в Швейцарии. С 2001 года эта организация ежегодно проводит рейтинговую оценку уровня развития национальных экономик тех государств мира, вклад которых в мировую экономику считается наиболее существенным. В этот список в 2005-2006 годах попали 117 государств. Казахстан впервые оказался в числе стран, отобранных для оценки, и занял 61-е место. Россия, по итогам 2004 года занимавшая 70-е место, на этот раз сдвинулась на 5 позиций вниз. В числе государств, попавших в первую десятку, оказались пять скандинавских стран. Первое место за Финляндией, второе – за Соединенными Штатами Америки, из азиатских государств туда попали Гонконг и Таиланд, замыкает эту десятку Австралия.

Каким образом дается оценка?

— Сам по себе индекс конкурентоспособности государств высчитывается по линейной шкале, по шестибалльной системе. Казахстан по итогам прошлого года набрал 3,77 балла. И этот итоговый коэффициент является интегральным суммирующим коэффициентом ряда многих показателей. Подобные системы рейтинговой оценки существуют и в других международных организациях. Например, в Международном институте развития бизнеса в Швейцарии проводят свою рейтинговую оценку конкурентоспособности государств, и результаты двух независимых друг от друга организаций практически совпадают. В обоих случаях существенными являются два понятия: индекс конкурентоспособности государства для роста и индекс конкурентоспособности государства для бизнеса.

Что включают в себя эти понятия?

— Эти два показателя являются обобщающими. Первый включает в себя такие понятия, как макроэкономическая среда, развитие государственных общественных институтов, привлечение инвестиций, внедрение новых технологий. Второй ближе к субъектам производства — промышленным предприятиям, и оценивает стратегию развития предприятий, микроэкономические показатели. При определении индекса конкурентоспособности для роста оценивают степень защищенности прав собственников, уровень судебной, правозащитной, правоохранительной систем, коррупции, преступности, и многое другое. То есть это показатели, которые отражают не только экономическое развитие, но охватывают все стороны деятельности того ли иного государства. Можно сказать, что первый показатель отражает возможность страны производить товары, которые будут конкурентоспособны на мировом рынке. Второй показатель отражает конкурентоспособность промышленных предприятий.

Выходит, что Казахстан пока опережает Россию, занявшую 75-е место. А другие страны постсоветского пространства?

— Хорошую позицию занимают прибалтийские государства – Эстония на 20-м месте. Остальные пока отстают и от Казахстана, и от России.

А из чего складывается конкурентоспособность национальной экономики? Что мы должны сделать, чтобы наша республика могла конкурировать с развитыми странами мира?

— Конкурентоспособность зависит главным образом от двух компонентов: первый – природные ресурсы, второй – научно-технический потенциал страны. По природным ресурсам Казахстан считается одним из богатейших государств мира и имеет в терминах специалистов по промышленной политике так называемое сравнительное преимущество перед другими государствами. Но это преимущество, данное Богом. Здесь заслуг граждан либо Правительства Казахстана нет никаких. А второй показатель зависит от промышленной политики страны, от уровня организации производства, развития науки, образования. Эти два слагаемых составляют в конечном счете степень конкурентоспособности государства. И от того, насколько мы умело и эффективно сможем использовать природные богатства, будут зависеть уровень развития нашей национальной экономики и та или иная позиция, которую мы займем в рейтинге.

А пока мы набираем баллы за счет полезных ископаемых?

— Да, конечно, и то же самое можно сказать о России. Как известно, по содержанию некоторых химических элементов Казахстан входит в первую тройку государств мира. Но насколько правильно мы распоряжаемся нашими ресурсами – это другой вопрос. Сегодня наша экономика в основном держится на экспорте сырья. А реальная конкурентоспособность определяется исходя из того, насколько конкурентоспособны на мировом рынке товары наших производителей. Реальное состояние экономики можно узнать только в случае падения цен на энергоносители. Сейчас стоимость нефти высока, и Казахстан имеет большие доходы. Но экономика развивается волнообразно. В конце концов, обязательно наступит этап, когда цены начнут снижаться. И в последние недели мы как раз наблюдаем этот процесс. Если стоимость барреля нефти упадет, допустим, до 35 долларов, то это существенно отразится на валовом национальном продукте Казахстана и в конечном итоге на нашем доходе. Ведь мы сегодня практически ничего не производим, кроме сырья. Мы не производим даже одежду и обувь, не говоря уже о товарах, изготовление которых требует более сложных технологий. Казахстан превратился в страну-потребителя. Большая часть доходов от нефти уходит в Китай, близлежащие государства в целях покупки товаров народного потребления, и это не лучшим образом отражает состояние нашей экономики.

А ведь существуют страны, которые, практически не имея природных ресурсов, вошли в первую десятку конкурентоспособности. Допустим, та же Япония. Только 20% земли там пригодны под земледелие, остальная часть суши — это леса и горы. А страна, тем не менее, занимает лидирующее положение в мире благодаря интеллектуальному и научно-техническому потенциалу. И, между прочим, экономика послевоенной Японии поднялась именно за счет выпуска текстиля. Японцы начали одевать низкокачественной одеждой себя и близлежащие регионы. А доходы, полученные от продажи текстиля, постепенно начали вкладывать в развитие текстильного машиностроения. Улучшилось качество станков, технологий, это позволило выпускать более качественную продукцию, и в конечном счете за счет текстильной промышленности они подняли национальную экономику. Конечно, существенную роль играют инновации, финансовая поддержка нововведений.

Насколько реально вхождение Казахстана в 50 наиболее конкурентоспособных государств?

— Поставлена задача, чтобы Казахстан в течение 10 лет вошел в число 50 сильнейших стран мира. Как специалист в области системного анализа, хотел бы отметить, что мы любим ставить задачи на дальнюю перспективу, хотя президент избирается на семь лет, правительство меняется еще чаще. Нужно руководствоваться теми сроками, на которые власть уполномочена от имени народа осуществлять те или иные реформы. И по завершении этого срока надо бы отчитываться, достигли мы нужного уровня или нет, не удовлетворяясь половинчатым результатом и не передавая, словно по эстафете, решение задач следующему правительству.

В чем же, на Ваш взгляд, заключается недостаток долгосрочных планов?

— В советской экономике план составляли на пять лет. В настоящее время все развитые государства мира используют пятилетний либо четырехлетний план. Недостаток долгосрочных планов состоит в том, что чем дальше мы отодвигаем срок достижения поставленной цели, тем меньше народ ощущает значимость этой цели. А кто осуществляет реформу? Прежде всего – народ. И если люди не знают, какие перед ними поставлены задачи, какие конкретные действия нужно предпринять для достижения цели, то все остается на уровне пустых разговоров. Цель правительства не становится ведущей идеей, которая движет обществом и направляет его. Поэтому все наши планы остаются в виде неосуществленных идей. Ведь индекс конкурентоспособности – это коэффициент, который интегрирует усилия всего общества. И для его повышения нужно, чтобы каждому рабочему человеку, интеллигенту, служащему была понятна его задача. В тех случаях, когда цели ставятся отвлеченно и в этом процессе не участвует та сторона, которая должна обеспечить реализацию этих целей, план заранее обречен на провал.

На основе каких данных проводится оценка конкурентоспособности государств?

— В последний раз сотрудниками Всемирного экономического форума было опрошено 8700 лидеров бизнеса в 104 странах мира. На основе этих данных и проводилась оценка. Существует специальная методика, по которой подсчитывается индекс.

Как Вы оцениваете то, что Правительство поставило перед обществом цель войти в число наиболее конкурентоспособных государств?

— Нужно заметить, что впервые из уст наших руководителей прозвучало: Казахстан должен встать вровень с развитыми государствами мира. И, может быть, мы наконец перестанем бить себя в грудь и говорить: мы лучшие в регионе, мы лучшие в Центральной Азии, мы лучшие среди худших! Привыкли сами себя расхваливать, хотя уровень развития нашей экономики в мировом масштабе не так уж заметен. А здесь первый позитивный момент – мы хотим равняться на лучших в мире.

Насколько реально достижение этой цели?

— Конечно, реально. Тем более что важная составляющая – природные ресурсы – позволяет это сделать. Мы же не ставим цель войти в первую десятку. Но это требует мобилизации сил, наличия четкой и последовательной государственной политики, детализированной и доведенной до уровня тех промышленных сил, которые осуществят эту реформу.

В каких отраслях, на Ваш взгляд, Казахстан мог бы стать конкурентоспособным?

— Естественно, в тех сферах промышленности, в которых мы имеем сравнительное преимущество. Например, Казахстан – горнодобывающая и аграрная страна. Структура такой нашей экономики сложилась за годы советской власти. Но сегодня, к сожалению, мы даже тканей не производим. А могли бы поднять текстильную промышленность. Ведь не все могут себе позволить носить одежду за баснословные цены.

Кроме того, еще предстоит разобраться, насколько сегодня Правительство влияет на стратегию тех промышленных предприятий, которые составляют хребет нашей экономики. Ведь все они приватизированы. На наиболее прибыльных хозяйничают иностранцы. Захотят ли они следовать той промышленной политике, которую им представит наше Правительство? Не приведет ли это к противоречиям? Так что здесь очень много вопросов и одним махом на все не ответить.

Спасибо Вам за интересную и содержательную беседу.

“Начнем с понедельника” 22.09.06г

Новости партнеров

Загрузка...