К вопросу о пожизненном председательствовании Туркмении в ОБСЕ

Sinoptikus

Вчера (вторник, 26 сентября) довелось нам поприсутствовать на собрании демократической общественности, принявшей “Заявление…” о том, при исполнении каких условий она, — эта самая демократическая общественность, поддерживает председательствование Казахстана в ОБСЕ в 2009 году.

Мы с вами пишем не репортажи, а аналитические обзоры-прогнозы, поэтому о том, как все это проходило, извините, — ничего не скажу.

А вот общее впечатление, мысли – показавшиеся нам интересными – и их проекция на будущее, это, — пожалуйста.

Главное из общих впечатлений – демократическая общественность в Казахстане все же есть, и достаточно представительная. В зале собралось человек тридцать, все – с известными именами. И если спросить: все ли из тех, кто вправе претендовать на статус представителя альтернативного провластному общественного мнения, то ответ, пожалуй, будет такой: все, кто вправе, те и собрались.

А если спросить: есть ли еще в Казахстане позиционирующие себя демократами политики, которым полагалось бы принять участие в этом собрании, но их там не было, то ответ (по нашему мнению) такой: пожалуй, что и нет такого, кому там по праву полагалось бы быть, но его там не было…

А вообще-то, поневоле подумалось: соберись все сидящие за большим столом в одну оппозиционную организацию – никакая провластная партия не сможет выставить и трети такого же весомого состава известных в стране политиков и журналистов. Так что, то обстоятельство, что в обычной жизни наши демократические деятели мелко-мелко раздроблены – это очень большое везение для правящего режима. Или – большое его достижение. Даже и не знаю, какое определение ближе к истине.

Как бы то ни было, а вот нашлись же инициаторы, сумели собраться все вместе, и по важному поводу, приняли вовремя (как раз накануне поездки официальной делегации Казахстана на слушания по кандидатуре председателя ОБСЕ) заявление об условиях этого искомого председательствования – так что потенциал у нашей оппозиции все же есть. Были бы лидеры, да соответствующие обстоятельства…

Теперь о показавшемся нам самым интересным из того, что там говорилось.

Инициатор собрания употребил такое сравнение: представьте, что в холл гостиницы, где мы собрались (дело было в “Анкаре”), рвется эдакий мужик, грязный и с дурными манерами. На том, дескать, основании, что только внутри он сможет отмыться и залатать свой костюм. И администрация отеля, внутренне смирившись, что нахала лучше впустить, чем устраивать скандал на виду у всех, выдвигает ему такое минимальное требование: ну ты хоть ботинки-то помой!

Всякое сравнение, понятно, хромает, а уж такое – тем более. Однако пример был принят и собравшиеся еще не раз прибегали к нему.

И еще интересная мысль, от обратного: а почему, собственно, обязательно исходить из того, что неотесанный субъект, будучи впущен во внутрь фешенебельной гостиницы, обязательно сам отешется, сменит одежду и манеры?

А что если выйдет наоборот – сама рейтинговая гостиница потихоньку опустится до пивной-ночлежки?

На Собрании вспоминали историю: ОБСЕ родилось в середине 70-х, как механизм снижения острейшего военного противостояния социалистического и капиталистического лагерей. (Тогда политические острословы расшифровывали его как Совещание Брежневского Сотрудничества с Европой). С самого начала предметом переговоров были определены три “корзины”: политика (фактически – сокращение гонки вооружений) экономика с экологией и права человека. Запад, понятно, упирал на “третью корзину”, а СССР – на первую.

С тех пор много воды утекло, и ОБСЕ много чего пережила, но – сохранилась. Дожив до такого сегодняшнего дня, когда среди участников этой организации нет ни одного, который бы имел отличную (на словах) от всех позицию. Все без исключения (от страны Туркменбаши и до США с Канадой) за одно и тоже: демократия, права человека, честные выборы, и все такое прочее.

Тем не менее, все мы знаем: члены ОБСЕ делятся на две принципиально отличающиеся группы. В чем же их принципиальное различие?

На описываемом нами Собрании это отличие было сформулировано так: если “та сторона” все же стремится совмещать слова с делами, то “нашим” — на слово верить нельзя в принципе. Конечно, и на Западе случается обман избирателей, но там малейшая огласка такого обмана чревата крупнейшим скандалом (последний пример – Венгрия). У нас же расхождение слов с делами – самое обычное и привычное дело. Так, перед каждыми важными выборами гарантируется, что они будут честными и прозрачными. После чего гарантированно проводятся строго наоборот.

Это для нас – стандарт. А ведь мы – такой же член ОБСЕ, как, скажем, Германия с Францией. Поэтому наш казахстанской двойной стандарт – это тоже стандарт ОБСЕ, и нет никакой гарантии, что это мы, начав председательствовать, начнем менять свои стандарты, а не Запад – перенимать наши.

В конце концов, политики – люди прагматичные, а что может быть удобнее для практического политика, как не возможность безнаказанно давать неисполняемые обещания?

Зараза – она распространяется гораздо быстрее, чем привычка к чистоте.

Продолжим пример с гостиницей: в холл-то рвется не один описываемый нами субъект, а целая компания. От которой он и делегирован прорваться – на пробу. Чтобы потом по очереди впустить и приятелей.

ОБСЕ – она ведь создана таким образом, что все решения принимаются консенсусом. Поэтому если заявка Казахстана решительно поддерживается Россией с Азербайджаном и Туркменией им в помощь – куда кто денется?

Не пустить такого претендента – это рисковать вообще будущим организации. Так что, лучше – впустить. Поскольку политика (это тоже говорилось на Собрании) есть выбор из плохого и очень плохого.

А следовательно, не так уж и далек тот год (явно не дальше 2030-го), когда пост председателя ОБСЕ, в полном соответствии с демократическими консенсусными процедурами, займет Туркменистан. После чего (само собой) председательствование это станет вечным.

Короче, и для ОБСЕ настанет-таки “золотой век”.

Новости партнеров

Загрузка...