“Горечь несбывшихся надежд”

События августа 1991 года вызвали к жизни целую череду новых независимых государств, а значит и новых политических элит, призванных этими странами управлять. Тогда, с мизерной высоты нашего политического опыта, казалось, что каждый оратор, рвущий горло на митингах, искренен и прав, что волшебное слово “рынок” само по себе решит вопросы пустых полок и витрин магазинов, что люди, вдохновленные открывающимися перспективами, выберут только тех, кто, конечно, поможет всем нам в кратчайшие сроки стать достойными членами мирового сообщества.

Вместе со всеми в это непростое время я распевал песни и, не сдерживая подступавших к глазам слез, выкрикивал лозунги о грядущем “царстве демократии”, свободе и реальном равноправии. Мне казалось, что, несмотря на горечь развала великой страны нашего детства – Советского Союза, мы простые и честные казахстанцы сумеем сделать нашу Родину одним из самых процветающих государств в Центральной Азии. Я, как и большинство моих друзей, голосовал за нашего первого президента, считая, что уж кто-кто, а он является просто, по мановению волшебной палочки, материализовавшимся воплощением наших мыслей и чаяний. И, надо сказать, что магия этого очарования сохранялась очень долго. Возможно, причиной тому были шаги по внедрению в жизнь демократических принципов и правил (это потом выяснилось, что большая часть из них имеет абсолютно декларативный характер и перестает работать при первом же столкновении с действительностью), приватизация призванная, по мнению большинства граждан, сделать богаче, если и не их самих, то хотя бы государство, на силу и защиту которого они так рассчитывали, огромные прибыли от продажи нефтепродуктов, призванные решить большую часть стоящих перед нашей страной социальных проблем.

Но лучший эксперт – время, расставило все на свои места, заставив меня, как и большинство казахстанцев, расстаться с иллюзиями и более реалистично взглянуть на то, что мы имеем и его соответствие тому, что хотелось бы:

— концентрацию власти и собственности, мягко говоря, в не заслуживающих этого руках;

— создание системы тотальной коррупции, основанной на круговой поруке и клановости;

— управляемую оппозицию, которой, при всей ее фрондирующей видимости, не под силу разрешить ни один из стоящих перед страной вопросов;

— систему власти, не контролируемой ни одним из общественных институтов гражданского общества, и основанную на отлаженном механизме ее передачи в одни и те же руки в момент имитации выборов.

Коррупция на всех уровнях государственной власти достигла невиданных масштабов и стала главной составляющей и движителем служебной инициативы. Чиновник берет взятки не за нарушение своих обязанностей, а за их ВЫПОЛНЕНИЕ! Это казахстанское “ноу-хау” достойно мирового признания. Причем брать взятки абсолютно безопасно, потому, что если тебя и “застукают” за этим грязным, с точки зрения ревнителей давно устаревшей морали, занятием, то вовсе не для того, чтобы наказать, а лишь для использования этого факта как способа манипуляции чиновником в нужное время. Взятка стала своеобразным пропуском, при помощи которого осуществляется инкорпорирование в замкнутый мир чиновников и администрации. По мнению политолога Нурбулата Масанова, “Коррупция в Казахстане является способом консолидации и мобилизации, а также согласованного взаимодействия всех ветвей власти в стране и, прежде всего органов исполнительной власти, судебной системы, прокуратуры и правоохранительных органов”. Расхищение имущества и взяточничество стало распространенным явлением в армии и органах внутренних дел. Только с начала текущего года количество зарегистрированных экономических и коррупционных преступлений в структурах вооруженных сил и спецслужб республики увеличилось на 16% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Об этом сообщил на пресс-конференции в Астане заместитель председателя следственного комитета МВД РК Улугбек Патсаев, передает корреспондент агентства Kazakhstan Today. По его информации, за указанный период в производстве следователей находилось 22 подобных уголовных дела. \»Это в большинстве своем дела, связанные с хищением бюджетных средств и вверенного имущества\», — уточнил У.Патсаев. По данным возглавляемого им следственного комитета, за это время в результате подобных преступлений в воинских структурах государству был нанесен ущерб на сумму свыше 70 млн. тенге.

Совершенно очевидно, что и в самих органах государственной власти нет никакого здорового начала, и вирус коррупции проник во все поры государственной машины. Спецслужбы больше других заражены коррупцией. Хотя, по статусу и задачам именно они должны составлять передовой отряд борьбы с этим злом, но мздоимство, одновременно является для них и основным источником власти, и возможностью, не забывая обогащаться самим, манипулировать корыстолюбивым чиновным племенем. В этих условиях никакие самые честные выборы, веру в возможность которых демонстрируют только их организаторы, не спасут положение дел. Казахстан, если он хочет быть реально независимым государством, должен очиститься от метастаз коррупции и начать непримиримую борьбу с ней, иначе разрушенными окажутся не только основы государства, но также менталитет и морально-нравственные установки его граждан!

Но главным препятствием по борьбе с коррупцией является нынешний политический режим, уникальная модель казахстанского “демократического авторитаризма”. Понимает ли это сам Нурсултан Назарбаев? Или же он сам давно стал заложником созданной под его личным руководством государственно-политической системы и с успехом пожинает ее материальные плоды?

И если главным носителем идеологии и практики коррупции является существующая сегодня власть, может быть – всем нам стоит быть серьезней и ответственней при ее выборе?

Новости партнеров

Загрузка...