Китайцы идут?!

Запад по экономическому развитию находится в авангарде человечества уже, считай, 500 лет. Оттуда оно как процесс на протяжении веков совершало экспансию по всему миру. В направлении континентальной Евразии эта экспансия распространялась строго по вектору “запад-восток”.

Но вот сейчас в Центральной Азии в целом и в Казахстане, в частности, она вступает в соприкосновение со следующим в прямо противоположном направлении аналогичным движением со стороны Дальнего Востока, превратившегося за последние пятьдесят-сто лет в почти альтернативный евро-американскому миру центр глобального экономического развития. И надо, наверное, смотреть на эту реальность трезво.

“Крупномасштабное освоение западных районов Китая”

С востока на запад тенденция экономического развития следует тоже как бы по правилам географии. Первой набрала силы Япония, которая находится на самом восточном краю Азии. Вслед за ней поднялись “азиатские тигры” — Южная Корея, Тайвань, Гонконг и Сингапур. Сейчас столь же стремительно, как в недавнем прошлом делали эти “тигры”, развивается КНР. Причем в рамках самого Китая градация развитости следует по нисходящей линии с востока на запад. Это напоминает ситуацию в Европе и западной части Евразии с точностью до, что называется, наоборот.

Да, коренное отличие Китая, которое с точки зрения наших представлений, основанных на сформировавшихся в рамках свойственных Европе, прежнему СССР и нынешнему СНГ стереотипов, заключается в том, что там самые развитые регионы располагаются в восточной, а не в западной части. А вот большинство месторождений полезных ископаемых, лесных и гидроэнергетических ресурсов сосредоточено на западе страны. Если в рамках прежней царской России и последующего Советского Союза так называемые малые народы или нацменьшинства большей частью располагались на востоке и юге страны, то в Китае такие, напротив, находятся главным образом на западе и севере государства. Другими словами, там в этом смысле все как бы шиворот-навыворот. В царской России и Советском Союзе вектор экономического развития шел с запада на восток.

В сегодняшнем Китае он идет с востока на запад. Причем правительством страны и государством в целом этому движению придается огромное значение. Об этом в своем предисловии к изданию “Социально-экономический атлас Западного Китая” (“A Social and Economic Atlas of Western China”, Compiled by Jin Fengjin and Qian Jinkai, China Intercontinental Press) академик Академии наук КНР Чень Шупень говорит так: “Развитие Западного Китая – это подготовленная для нового века стратегическая программа Центрального Комитета Компартии и Государственного совета Китая”. Названная стратегия уже сейчас осуществляется ударными темпами. Это напоминает опыт России и СССР по подъему своих восточных и южных районов.

Такое движение сейчас вплотную подошло к восточным границам Центральной Азии. И, прежде всего, – Казахстана. Есть большой соблазн в том, чтобы перенять оттуда эстафету ускоренного экономического развития.

В этом смысле большое значение приобретает ШОС – Шанхайская организация сотрудничества. Западные СМИ почему-то называют эту международную структуру организацией центрально-азиатских государств, хотя сама Центральная Азия в ней не самая большая и, что самое главное, весомая часть. Но все же и такое определение в известной мере, наверное, оправдано. Потому что ШОС – это такая организация, где зоной центростремительной тяги была и остается именно Центральная Азия. Казахстан – как известно, самое крупное по территории государство этого региона. То есть наша страна – это как бы ядро той самой центростремительной тяги.

А для Казахстана ШОС, в свою очередь, — это свидетельство новой, сильно изменившейся за последние полтора десятилетия геополитической реальности в нашем регионе. И оно, прежде всего, говорит о стремительно возросшем значении Китая для центрально-азиатских государств. Известный афоризм гласит: “Скажи, кто твой друг, и я скажу, кто ты”. Применительно к экономической тематике, перефразируя его, можно, думается, сказать так: “Назови своих основных торговых партнеров, и я определю, какая у тебя экономика”. Экономические дела у Казахстана все последние годы вроде как идут в гору. Основным торговым партнером нашей страны, как и прежде, является Россия.

В ходе своей майской встречи с российским президентом В.Путиным в Сочи глава РК Н.Назарбаев охарактеризовал нынешнее состояние и перспективы торговых связей между РК и РФ так: “Торговый оборот между двумя странами составляет 10 миллиардов долларов. Мы увеличим его вдвое”. Это — гигантский объем. Чтобы дать сопоставительное представление о названной выше цифре, обратим внимание читателя на такой факт: еще лет 10 тому назад торговый оборот между миллиардным Китаем и 150-миллионной Россией составлял всего $5-6 млрд.

За последние десять-пятнадцать лет многое изменилось

Такое состояние дел в отношениях между казахстанцами и россиянами вполне объяснимо. Россия – это по-прежнему главный партнер Казахстана по всем направлениям внешних связей. Мы ежедневно получаем самую подробную и всестороннюю информацию о том, что там происходит.

Другой вопрос – Китай, успевший сделаться за последние десять-пятнадцать лет вторым крупнейшим торговым партнером Казахстана. В своем интервью журналистам ведущих СМИ КНР накануне состоявшегося летом юбилейного саммита ШОС Н.Назарбаев, отвечая на вопросы: “Какими Вам видятся перспективы казахстано-китайских отношений? Как надо укреплять взаимовыгодное сотрудничество наших стран в рамках ШОС?”, — привел такие данные: “По нарастающей идет взаимная торговля. В целом, объем товарооборота между нашими странами превысил 6 млрд. долларов. В прошлом году мы с Председателем Ху Цзиньтао поставили задачу увеличить его до 10 млрд. долларов”. То есть уже сейчас объем у казахстанско-китайской торговли такой же, какой он был у российско-китайской торговли 10 годами ранее. Получается, значение КНР для Казахстана растет, что называется, как на дрожжах.

При этом мы по-прежнему очень мало интересуемся тем, как же складываются дела в Китае. Обращение наших СМИ к китайской тематике – это редкое явление. И происходит такое в основном при наличии весьма серьезных информационных поводов, а то и вовсе случайно. Отсюда можно заключить, что у нас информационное обеспечение общественного мнения в том, что касается китайского направления, в значительной мере отстало от жизни.

Казахстанско-китайские политические и экономические отношения за прошедшие со времени обретения нашей страной государственной независимости, стартовав практически с нулевого уровня, ушли далеко вперед. Соответственно, разительно изменилась геополитическая среда, в которой находится Казахстан.

В конце 1991 года, когда Советский Союз окончательно распался, и Казахстан получил государственную независимость, в непосредственно окружающем его мире бесспорно крупнейшей экономической державой являлась Россия. Тогда, то есть по результатам предыдущего 1990 года, ее ВПП составлял что-то около $570 млрд. или $3780 на душу населения. С тех пор ситуация принципиально изменилась.

По итогам прошлого 2005 года КНР по общему объему своего ВВП (2 трилл. 224,811 млрд.) вышла в мире на 4 место после США ($12 трилл. 485,725 млрд.), Японии ($4 трилл. 571,314 млрд.) и Германии (2 трилл. 797,343 млрд.).

То ли еще будет

Для нас же важно то, что стремительное экономическое развитие Китая и усиление его веса в системе региональных и международных отношений сопровождается со столь же впечатляющей интенсификацией связей этого государства с Казахстаном.

Но, как говорится, то ли еще будет. Речь тут идет о том, что КНР, прилагая большие усилия развитию своих отстающих западных регионов, продвигает прогресс со своего востока на запад. Это — гигантского масштаба процесс. В ходе вышеназванной беседы Н.Назарбаева с представителями ведущих СМИ Китая затрагивалась и эта тема.

Вопрос журналистов звучал так: “Как казахстанская сторона планирует участвовать в программе “крупномасштабного освоения западных районов” Китая?”. На что глава РК ответил следующим образом: “Уверен, что значительным, но еще не раскрытым даже на сотую долю потенциалом обладает участие казахстанского бизнеса и банков в проектах по освоению запада Китая”. То есть, здесь все еще впереди. Выгода тут взаимная.

Стремительный подъем того же Синьцзяна, с одной стороны, так или иначе должно повлечь за собой развитие юго-востока Казахстана и Кыргызстана.

С другой стороны, китайцы, поднимая свои районы, прилегающие к нашим границам, должны быть очень заинтересованы в бурном социально-экономическом росте и по эту их сторону. Иначе, их крайний Запад, несмотря на все усилия, останется континентальным тупиком, упирающимся в неразвитый Кыргызстан и не бог весть как развитый юго-восток Казахстана. То есть такой вариант для них нежелателен. А подъем по эту сторону границ при таких условиях так или иначе будет способствовать вовлечению этой части Центральной Азии в активное общемировое экономическое развитие, в котором в наше время КНР играет отнюдь не самую последнюю роль.

Одно из свидетельств жизнеспособности такой тенденции – это затеваемое сейчас в глубинке Алматинской области с участием китайской стороны строительство Мойнакской ГЭС. Предполагается, что она будет вырабатывать электроэнергию для потребителей не только в Казахстане, но и также в КНР.

Другое такое свидетельство – это вызывающая большое вдохновение у того же президента Н.Назарбаева идея контейнерных перевозок с Дальнего Востока в Европу по железным дорогам Китая, Казахстана и России. Об этом проекте он рассказывал подробным образом журналистам “Хабара” (этот сюжет был показан в передаче программы “Жетi кун” от 21.05.2006 г.) на борту своего самолета, возвращаясь на родину после встречи с В.Путиным в Сочи. Похоже, в этом деле тоже наметился значительный прогресс. Если удастся запустить такой проект, это, безусловно, будет воплощенное возрождение Великого Шелкового пути.

Новости партнеров

Загрузка...