“Охота на Охотника”

“Клик!”

Сакен ТАУЖАНОВ

Ну, вот и всё. Вторая цифра была озвучена и интерес к игре пропал. “Танец маленьких лебедей” без прежнего советского трагизма, как-то буднично промелькнул перед глазами. Иначе говоря, “Код Назарбаева” расшифрован, но радости нет. И стало скучно. Скучно, как будто кто-то заранее рассказал результат матча. Было ожидание, была интрига. Однако подготовленный разум предательски предложил готовую кальку и обуздал душевные порывы. Подумалось: вероятно, в скором времени интересы пишущей братии будут сфокусированы лишь на обсуждении меню очередной забегаловки в алматинском районе “Внуково”.

***

Есть нечто, что принято называть “вехами”. История, как известно, началась 4 декабря 2005 года. Следующий поворот был 10 августа т.г. Это был т.н. “День Мерекенова”, названный по имени судьи алматинского областного суда, который сумел доказать, что “Закон” в Казахстане – это больше, чем “кистень”. Это — “спецсредство”. И вот, она, “точка невозврата” – 20 сентября, дата заседания СБ. Думаю, все, кто слышал цифры, прозвучавшие из уст президента Казахстана, мысленно разделил эти 6-ти и 7-мизначные цифры на новый казахский стандарт “личной неприязни”: ровно на 60 000. Получилась, конечно, нереальная цифра. Такое бывает только в плохом кино. Ибо человеку даётся лишь одна жизнь и надо быть киношным “Die Hard” — Брюсом Уилиссом, чтобы выжить.

Само существование упомянутых президентом Казахстана сумм, полученных в качестве “заработной платы”, “бонусов” руководителями НК не имеет никакого значения. Важно следующее. Президент Казахстана публично унизил менеджеров по щекотливому для казахов вопросу — вопросу личного благосостояния. Можно сказать, что президент Назарбаев нарушил их “фэн-шуй” в части “денег”. Причем, сцена “разбора полётов” в исполнении президента страны и руководства НК была абсурдной и безобразной. И главное, а также и необъяснимое в этом спектакле – Назарбаев оставил их потом в живых… Это удивительно, памятуя традицию астанинских чиновников вызывать головорезов из подразделения КНБ РК “Арыстан”, если кто-либо в кафе посмотрит в их сторону с “неправильным” выражением лица. Кроме того, забавным выглядит то обстоятельство, что разбор трепетного вопроса финансового состояния у руководителей НК шло в одной связке с проблемами борьбы с наркотиками в Астане и СПИД в ЮКО. То есть, “смешались в кучу кони, люди…”: управленческий кластер Казахстана — “3F” — был в своём блеске: “Fastfood”, “Fastsex”, “Fastsleep”. Но не надо забывать, что скоро и госслужащим планируют довести заработную плату до уровня сотрудников национальных компаний. А это значит, что число “охотников” за “Охотником” вырастет в определенной прогрессии. Это неизбежно, учитывая тот фактор, что Н.А.Н. центростремительно догоняет по своему восприятию мира советских генсеков, передвигавшихся по Кремлю только за счет усилий академика Чазова.

Варианты дальнейшего развития событий в Казахстане не имеют ничего общего с мечтой о т.н. “Свободе”. Об этом говорят исторические закономерности: диктаторы похожи на танки. Когда они сильны, то не смотрят вниз, под “гусеницы”, которые давят всё – людей, жилища, законы. Они воображают опасность только оттуда – снизу. Поэтому в Казахстане наращиваются полицейские силы, принимаются законы против демонстраций и митингов. И, в конечном итоге, диктаторов низвергают те, кто находятся рядом, т.н. “соратники по партии”. Так было с Берия, Чаушеску, Саддамом Хусейном. Так будет и с уважаемым Нурсултаном Абишевичем. И пусть командир СОП, ответственный за “последнюю линию обороны”, стукнет себя в грудь: дескать, “Шапрашты Forever!”. Не факт. Планка Е.Утембаева, зафиксированная сегодня на уровне “60 000” явила миру образчик безграничной любви казахов к конвертируемой валюте, перед которым меркнут “Присяга”, “Долг”, “Честь” и прочие моральные атавизмы. Итак, 20 сентября 2006 года Нурсултан Абишевич довольно нервно ударил прутиком по клетке с молодыми “барсами”, как всегда, не решив для себя: идти до конца или отступить. Такая нерешительность не прощается. Низвержение кумира произойдет, конечно, не завтра. Но грозное “Послезавтра” маячит. Дай бог, чтобы не в образе старушки с косой.

Что же главное в этом заключительном акте драмы? Наверное, то, что снова не повезло. Был шанс встряхнуться и завоевать своими руками опцию под названием “Свобода”. Но видно казахи слишком долго бесплатно получали её “beta”-версию, в качестве, как модно теперь говорить, “Бонуса”. Привыкли. Шанс упустили. Теперь же всех нас ждёт лишь мертвая, отлитая в камне женщина, которую с цинизмом назвали как “Рассвет свободы”. Но жить в обнимку со статуей — чревато последствиями. Подобное уже описано А.Пушкиным в “Маленьких трагедиях”.

Но каждому – своё. Кесарь получит свой удар кинжалом в спину, олигархи – деньги, “гибкая” интеллигенция будет слагать мифы о первом президенте Казахстана, аким Астаны по инерции будет продолжать строить на болоте “уникальные” здания, граждане Алматы будут калечиться, пытаясь добраться до монумента “Рассвета Свободы”, пара населенных пунктов в Алматинской области поменяет свои названия. И что характерно: все волей-неволей будут вспоминать Нурсултана Абишевича. Потом закончится и эта сказка.

***

Наступает идеальное время для “охоты на Охотника”. Об уходящих политиках говорят либо плохое, либо ничего. Поэтому мы проводим Нурсултана Абишевича точно до этой отметки, где найдёт своё завершение “охота на Охотника”.

А потом… По большому счету, дальше будет т.н. “Свобода”, полученная в качестве (модное словцо) “Бонуса”. Но единственной её ценностью должно быть: Республика Казахстан без Нурсултана Назарбаева. А иначе, в чём вообще заключается смысл этой жизни?

Новости партнеров

Загрузка...