Тотальное отчуждение западных казахов в центре как предтеча открытых выступлений на Западе

Всего за два последних месяца – в промежутке времени с 20 августа до 20 октября – произошло три массовых выступления на западе страны. Все они, так или иначе, были вызваны политикой центра в отношении этого региона. Первые два – в Актау и Атырау – по сути, явились выражением возмущения практикой пренебрежения кадрами из числа местного коренного населения при определении новых назначенцев на руководящие должности в Мангыстауской и Атырауской области. Третье же выступление, состоявшееся на Тенгизе, – уже очередной яростной реакцией на оскорбительно высокомерное и заносчивое поведение завозимых в регион в больших количествах иностранных рабочих, турецких граждан. Казалось бы, это были разные по характеру события. В Актау и на Тенгизе имели место силовые действия. А вот в Атырау вроде бы все обошлось мирно.

Но есть общая подоплека у этих трех событий. И она указывает на доведенность до отчаяния большого количества людей в Западном Казахстане. Особенно ярко эта ситуация проявляется в Атырауской и Мангыстауской областях. Что же там, в действительности, происходит? Ведь это – самые богатые и самые динамично развивающиеся области страны. И там ежегодно открывается столько трудовых вакансий, что приходится приглашать на работу из-за пределов Западного Казахстана – из других регионов республики и из-за границы – тысячи и тысячи людей. При такой экономике и конъюнктуре занятости социальная ситуация и общественная атмосфера в среде местного населения должны, казалось бы, выглядеть самыми благополучными в стране. В действительности же, они представляются наиболее плачевными, ибо, в противном случае, выступлениям описанного выше порядка не было бы просто места.

Реальность такова, что своим благополучием в течение последних шести-семи лет страна исключительным образом обязана западноказахстанским областям, принявшим десятки и десятки миллиардов долларов прямых иностранных инвестиций. Но в жизнь подавляющего большинства местного населения этот экономический и финансовый бум практически никаких позитивных перемен не привнес. Он, наоборот, породил массу новых и очень серьезных проблем. Варварской эксплуатацией природных богатств губится и без того крайне неблагоприятная для жизни людей окружающая среда, все больше и больше сельхозугодий выводится из хозяйственного оборота местных жителей, и это лишает их возможности продолжать вести привычный образ жизни. Стремительно распространяются такие болезни, как туберкулез и анемия. Мало того, получают распространение специфичные опаснейшие болезни, которые вызываются загрязнением атмосферы и почвы выбросами с месторождений нефти и газа.

Все это остальной (то есть исключением населения Западного Казахстана) народ Казахстана мало беспокоит и трогает. Общественное мнение страны знает, что где-то в далеких от столиц и других более благополучных по природно-климатическим условиям регионов западных областях вырабатывается все больше и больше нефтедолларов. А какой ценой – это его практически никак не волнует.

Такое восприятие ситуации – прямое следствие своеобразной специфики структуры казахстанского и, прежде всего, казахского общества. В нем сильно развито разделение своих сограждан по государству на “своих” и “не своих”. Так вот, для тех, кто издавна живет в северо-казахстанском, центрально-казахстанском, восточно-казахстанском и южно-казахстанском регионах, население Западного Казахстана является “не своими” людьми. И оно вряд ли может надеяться на их искреннее сочувствие. Вы почитайте газеты, посмотрите телепрограммы и послушайте политиков и поинтересуйтесь на предмет того, что они пишут, передают и говорят относительно деталей и причин вышеназванных выступлений. Ничего, кроме дежурных фраз, припасенных для таких случаев, не услышите. Практически им всем проблемы и чаяния населения Западного Казахстана, скажем, Атырауской и Мангыстауской области, по большому счету безразличны. Потому что сейчас (вот на настоящий момент) нет ни одной республиканской газеты и телекомпании, возглавляемой представителями западных казахов. Раньше такие были. Теперь нет. Целенаправленная политика по тотальному отчуждению уроженцев Западного Казахстана от всех структур СМИ общереспубликанского значения к настоящему времени завершилась полным успехом. И это, кстати, прекрасно известно всей казахской общественности в Астане и Алматы…

Нет также ни одного крупного и самостоятельного политика и государственного деятеля, могущего сказать всю правду о социальной ситуации в западном регионе. Такая ситуация следствие давней кадровой политики, проводившейся с самого начала государственной независимости. Хотелось бы поговорить об этом подробнее. Ведь именно здесь заложено начало всех нынешних неприятностей западных казахов и порождающего все новые и новые выступления социального брожения.

С получением полноправной власти над Казахстаном после обретения им государственной независимости нынешний правящий режим взялся за административную элиту западных казахов. За 1992-94 г.г. Газиз Алдамжаров, Нажамеден Искалиев и Сагат Тугельбаев, самые авторитетные западноказахстанского происхождения областные руководители, оказались объектами самых неприятных скандальных историй.

На тот момент это были наиболее перспективные кадры из младшежузовцев на самые высокие должности в Казахстане. Они могли вырасти в высших республиканских руководителей масштаба З.Камалиденова (в 1980-ые годы руководитель КГБ республики, идеологический секретарь ЦК Компартии Казахстана), С.Кубашева (тогда же второй секретарь ЦК Компартии Казахстана) и С.Мукашева (в те же годы председатель Президиума Верховного Совета Казахской ССР). Если… Если их как-то не остановить.

Все трое имели прекрасное экономико-техническое образование и соответствующий ему опыт работы. С этой точки зрения поздние высшие представители младшежузовцев – А.Кекильбаев (до 50 с лишним лет писатель с филологическим образованием), И.Тасмагамбетов (до 40-летнего возраста школьный учитель географии и биологии, комсомольский работник и помощник президента) и К.Кушербаев (инженер по образованию, но никогда не работал по специальности, предпочтя до 40 летнего возраста подвизаться в сфере СМИ, политологии и т.п.) – ни в какое сравнение не идут. По сравнению последними тремя Г.Алдамжаров, Н.Искалиев и С.Тугельбаев являлись прекрасно подготовленными для любой руководящей работы людьми. По всем меркам, это они и им подобные должны были прежде всех представлять Западный Казахстан. Внешне казалось, что их случаи ничего общего между собой не имеют. Но тогда за рекордно короткий срок они все, образно говоря, оказались “отстреляны”.

С.Тугельбаев, глава Атырауской обладминистрации в феврале 1992 г. — октябре 1994 года, все это время преследовался каким-то иностранным предпринимателем, подавшим на него, а заодно на Республику Казахстан в суд из-за своих каких-то дел у нас в стране. Шум стоял если не на весь мир, то на все СНГ точно. Якобы из-за этого С.Тугельбаева дискредитируется все государство и его президент. Стало ясно, что его из госслужбы “уйдут”, причем навсегда. Так перспективнейший западноказахстанец вылетел из обоймы высокопоставленных руководителей. Сейчас, спустя 12 лет, совершенно ясно, что дело было вовсе не в иностранце, поднявшем бучу там на Западе. Из-за продажи истребителей северным корейцам много позже шум стоял во всем мире куда хлеще, но дискредитированные в связи с ней деятели не только вернулись после короткого перерыва к власти, но и даже получили повышения. Потому что в отличие от С.Тугельбаева, отправленного в 1994 году в 46-летнем возрасте в отставку навсегда, они не были выходцами из Западного Казахстана.

Н.Искалиев, первый секретарь Уральского обкома партии в 1985-91 г.г. и глава Западно-Казахстанской обладминистрации в феврале 1992 г. – январе 1993 г., стал жертвой еще более грязной и откровенно провокационной истории. Он, ставший в начале 1993 года главой Кокчетавской области, то есть получивший назначение в Среднем жузе, в ноябре того же года был вынужден с кошмарами уйти оттуда. Потому что сразу же после его назначения областной прокурор возбудил против него дело и вел его до тех пор, пока он не ушел. Выглядело так, будто бы местные среднежузовцы всем миром выживают назначенного им руководителем младшежузовца. Ибо невозможно представить себе областного прокурора, который просто так может взять и начинать преследовать акима своей области.

Тут лишь 2 момента могут быть: или чужака местные не принимают, или столица дает добро на такого рода обхождение со своим же назначенцем. В западно-казахстанском общественном мнении тогда циркулировала версия о том, что это кокчетавские аргыны выжили младшежузовца Н.Искалиева. Последний после этого не имел соответствующих его возможностям и уровню должностей. Будучи фактически сослан в Ташкент послом, он в 1994 году в казахской прессе опубликовал стихи, где, хотя и не прямым текстом, обвинил своих обидчиков.

В 1994 году подвергся прямым преследованиям центральных властей уже Г.Алдамжаров, бывший первый секретарь Гурьевского обкома и председатель Гурьевского облсовета. Он тоже сделался нелюб республиканской элите своим огромным руководительским опытом и сильным независимым характером, потому что он был из Младшего жуза. Сейчас он – посол РК в Белоруссии.

Все трое из вышеназванных младшежузовцев были нейтрализованы к исходу 1994 года. На освобожденные ими младшежузовские квотные места во властном Олимпе Казахстана были выдвинуты не имеющие ни соответствующего образования, ни необходимой подготовки и опыта, ни являющиеся представителями ключевых родоплеменных группировок Младшего жуза люди. Не имея солидной клановой поддержки со своих родных мест, они должны были, прежде всего, полагаться на покровителей из других жузов, давших им возможность выдвинуться вне очереди и в обход неписаных правил…

Тогда же в 1994 году была фактически отсеяна из армии и силовых органов влиятельная группировка представителей Западного Казахстана. Так что те из западноказахстанцев, кого оставили наверху, имели лишь один выбор – служить своим покровителям из других жузов. Что они до сих пор делают с должным рвением.

Выражать открыто чаяния своих земляков сородичей по западному региону они не могут. Поэтому нет ничего удивительного в том, что многие простые люди, объединяясь в стихийные массы, начинают раз за разом проводить выступления вышеописанного порядка. При такой реальности прогнозировать, как дальше станут развиваться общественные процессы в западном регионе, сложно. Ясно только одно. Трибунов, способных открыто и смело выражать чаяния тамошнего населения, в центре – в Астане и Алматы – просто нет. Общественное мнение западных областей наконец-то всецело осознало эту очевидность. Следствия начинают проявляться.

Новости партнеров

Загрузка...