Дилемма

Nota bene

Чрезвычайно показательный случай имел место на днях в одной из телепередач. Обсуждался вопрос о судьбе бракованных банкнот тенге. Среди участников был один из руководителей Нацбанка. Он довольно умело отдувался за свое, допустившее орфографически-политическую ошибку, неграмотное руководство. В итоге, не выдержав накала критики, он взял и привел самый убийственный аргумент: “Концепция дизайна нового образца тенге утверждена самим президентом!”.

После этого откровения критики сразу же поумерили свой пыл, а кое-кто начал выступать в роли непрошенного защитника НН: дескать, наш президент занятой человек, что ему приносят на подпись специалисты, то он и подписывает!

Чем показателен был этот телеконфуз?

А тем, что, как и в ситуации с дизайном тенге, все важнейшие политические решения в нашей стране персонифицированы, точнее, связаны с личностью одного человека – действующего президента. И последний аргумент банкира как раз и раскрывает сущность сложившейся у нас системы государственного устройства.

Действительно, у нас за все в ответе один человек. Взвалив на себя невиданные доселе полномочия, он оказался заложником груза столь же высочайшей и широчайшей ответственности.

И эта ситуация удобна и для власти, и для… оппозиции. Для нерадивого чиновничества – все можно свалить на того, кто “там” и молча пальцем показать вверх. Особенно, когда в карман кладется очередная мзда, которая якобы… “туда”.

Для нас же тоже удобно в смысле объекта для критики: говоря о ветвях власти, мы знаем, кто назначает Правительство и акимов, судей и Центризбирком, который определяет очередной состав Парламента.

Сосредоточение всей полноты власти в одних руках, возможно, необходимо было в середине 90-х для проведения срочных и болезненных экономических реформ. Предприятия лежали на боку, казна была пуста, не выплачивались зарплата и пенсии. Помню, что в 1994 году не было даже денег на счету Правительства для выплаты зарплаты сотрудникам собственного аппарата. И тогда принцип, именуемый ныне режимом личной власти, был закреплен в Конституции 1995 года.

Нужна ли теперь, по прошествии 11 лет, такая концентрация власти?

Зададим вопрос иначе: нужна ли она лично для НН, который наверняка хотел бы остаться в истории адекватным политиком? И который не хотел бы иметь столь всеобъемлюще тяжелый груз ответственности, включая очередной неудачный дизайн банкноты?

Думаю, что нет.

Так кому же это нужно?

Это нужно тем, кто в условиях отсутствия транспарентности и конкурентности когда-то пришел в структуры власти (и, как неизбежное следствие, в самые лакомые сектора экономики) и, в этих же недемократических условиях надолго задержался там. И для которых принципы состязательности смерти подобны! Они, как никто другой, кровно заинтересованы в сохранении существующего статус-кво.

Ведь именно эти условия являются гарантией их нынешнего (и что немаловажно – завтрашнего!) благополучия.

Что будет с расплодившимися и не в меру разошедшимися околовластными кланами и группами после ухода НН? Какая участь их ожидает?

Смогут ли они интегрироваться и без конфликтов найти общий язык с остальным обществом, с другими не менее амбициозными силами и игроками, не попавшими в вожделенный VIP-список? Тем более что и провинностей у них перед согражданами хватает.

Смогут ли они, в конце концов, прийти к консенсусу и согласию между собой?

Ведь, если послушать некоторых активизировавшихся членов семьи НН, то мне, оппозиционеру с многолетним стажем, надо умывать руки и уходить на заслуженный покой. Судя по их статьям и заявлениям, процесс оппонирования режиму (во всяком случае, в плане публичных требований) стал действительно необратимым, вовлекая в себя самое близкое окружение президента. И слушая их явно оппозиционную риторику мне, наверное, больше нечего беспокоиться за судьбу демократии в нашей стране. Она в надежных руках (надежнее в нашей ситуации и не бывает).

Хотя все эти чересчур разрекламированные потуги больше напоминают не истинное желание демократизировать общество, а некие внутривидовые разборки с элементами публичного шантажа.

Итак, и общество, и власть оказались перед определяющей дилеммой: что является гарантией политической стабильности — действующий президент со своими суперполномочиями или реальная политическая модернизация?

Первое – привычно и комфортно для власти, но не выдерживает временной критики.

Второе – неудобно и хлопотно для власти, но намного устойчивее и долговечнее для общества.

Так какой же дорогой пойдем, товарищи и господа?

Амиржан Косанов,для которого подобной дилеммы не существует.

“Тасжарган” № 20 (20) от 2 ноября 2006 г.

Новости партнеров

Загрузка...