Реформирование ради реформирования?

О внесении изменений и дополнений в Конституционный Закон Республики Казахстан “О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан”, (далее КЗоС) внесенном на рассмотрение Мажилиса Парламента Республики Казахстан в соответствие с постановлением Правительства РК от 23.03.06 №197. (далее только “Проект”).

Реформирование судебной ветви власти в соответствии с демократическими принципами является важнейшим условием политической модернизации страны. Сверхзадача реформирования судебной системы – обеспечение права всех граждан страны на честный, беспристрастный, объективный суд.

Кризис судебной системы в ее нынешнем виде очевиден для всех – коррупция при вынесении решений, “телефонное право”, политически мотивированные судебные процессы. Очевидно, что косметическая коррекция принципов осуществления судопроизводства не сможет исправить ситуацию, необходимы системные изменения. Насколько же предложения власти по трансформации Конституционного Закона “О судебной системе и статусе судей” соответствуют этим требованиям? На рассмотрение Мажилиса вынесен вариант этих поправок.

Стремление занять пост председателя ОБСЕ налагает на Казахстан обязательства максимально возможной адаптации национального законодательства международным стандартам судопроизводства. Потому и трансформация Конституционного Закона должна идти в рамках существующих международных соглашений и документов.

Целью и смыслом рассматриваемого в Мажилисе “Проекта” должно быть воплощение в нашем законодательстве стержневых положений, провозглашенных в таких международных документах, как:

Всеобщая декларация прав человека (ст. ст.8 и 10),

Международный пакт о гражданских и политических правах (ст.14),

Европейская хартия о статусе судей, принятая Советом Европы в 1998 году,

Основные принципы независимости судебных органов, одобренные резолюциями Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1985г. №40/32 и 13 декабря 1985г. №40/146,

Резолюция Экономического и Социального Совета ООН от 24 мая 1989г. №1989/60 “Процедуры эффективного осуществления Основных принципов независимости судебных органов”, относительно обеспечения лучших гарантий компетентности, независимости и беспристрастности судей.

К тому же в последнем международном акте ООН особо подчеркнуто, что “все государства принимают и осуществляют в своих судебных системах Основные принципы независимости судебных органов в соответствии со своими конституционным процессом и внутригосударственной практикой”.

А Процедура — 2 этого акта гласит: “Ни один судья не назначается и не избирается для целей, несовместимых с Основными принципами и ни от одного судьи не требуется выполнения функций, несовместимых с этими Принципами. Ни один судья не соглашается на должность в судебных органах на основе назначения или избрания, несовместимых с Основными принципами, и не выполняет несовместимые с ними функции”.

В рамках профилактики коррупционных нарушений в судейском корпусе Европейская хартия о статусе судей предполагает выплату такого материального вознаграждения, которое стимулировало бы беспристрастность и честность суда. При этом и пенсионное обеспечение судей должно соответствовать этому материальному вознаграждению.

К сожалению, “Проект”, представленный на рассмотрение Мажилиса, оставляет эти рекомендации без должного внимания. Но вся загвоздка в том, что существование системы органов независимого правосудия невозможно без принятия этих рекомендаций.

Особое разочарование вызывает и игнорирование властью положения п.13 Европейской хартии о статусе судей, провозглашающего следующее: “Для принятия любого решения по вопросу об отборе, принятии на работу, назначении, прохождении службы или прекращении функций любого судьи статусом предусматривается участие независимой от исполнительной и законодательной власти инстанции, не менее половины членов которой составляют судьи, избранные своими коллегами в соответствии с правилами, гарантирующими свое широкое представительство”. “Указанный статус предоставляет любому судье, считающему, что принадлежащие ему по статусу права или в более широком плане его независимость или независимость правосудия находятся под угрозой или каким-либо образом нарушаются, возможность обратиться в указанную независимую инстанцию, располагающую действенными средствами для внесения предложений по его исправлению” (п.1.4).

В то же время в Проекте содержится ряд новелл, снижающих гарантии статуса судей и противоречащих конституционным основам судебной власти о недопустимости принятия законов или иных нормативных правовых актов, умаляющих статус и независимость судей.

В частности, предлагается внесение изменений и дополнений в ст.34 и 35 КЗоС, непосредственно посягающих на статус судей, связанный с конституционными гарантиями несменяемости и неприкосновенности судьи.

К такому разряду нарушений конституционных основ о принципах независимости судей относятся и дополнения к п.п.9 пункта 1ст. 34 и ст. 38-1 КЗоС в редакции Проекта, касающихся учреждения судебного жюри, заключения которого, о пригодности действующего судьи к судейской деятельности могут рассматриваться как основание для прекращения судейских полномочий.

Таким образом, проект предусматривает проведение ревизии пригодности действующего судьи и систематическое ее осуществление через судебное жюри, независимо от предъявления какого-либо обвинения судье в противоправном или аморальном поведении, не доказывая подтверждающие его факты. То есть речь идет о возможности периодической “зачистки” судейского сообщества вне зависимости наличия вины.

При этом подобная карательная акция в отношений действующих судей в соответствии с текстом “Проекта” должна проводиться на основании только лишь положения о судебном жюри, утвержденного Президентом Республики. Что подрывает принцип независимости судебной власти. Естественно, подобное положение вводится для сохранения нынешней “управляемости” судейского корпуса. Ведь что такое судебное жюри, если его деятельность регулируется положением, утвержденным Президентом? Это структура исполнительной власти, контролирующая судебную систему.

Учреждение судебного жюри только в таком виде – как органа, предназначенного для проверки профессиональной пригодности действующих судей, демонстрирует карательный характер, что не соответствует принципам независимости и несменяемости судей.

Таким образом, данные положения “Проекта” никак не способствуют укреплению принципа независимости судебной системы в Республике Казахстан, дискредитируют идею реформирования судебной системы. Мы в очередной раз сталкиваемся с примером того, как действительно важные и нужные инициативы в руках власти превращаются в профанацию. Бессмысленность внесения дополнений в Конституционный Закон с точки зрения обеспечения независимости суда лежит в той же плоскости что и бессмысленность выборов акимов депутатами маслихатов.

Общенациональная социал-демократическая партия считает необходимым привести Проект Конституционного Закона изменений и дополнений в соответствие с нормами международного законодательства о статусе судей.

Новости партнеров

Загрузка...