Турецкий гамбит

Корреспондент “Эпохи” побывал на тенгизском поле брани

Подвозивший меня к г.Атырау таксист Габдильбек сказал, что “в последнее время турки совсем обнаглели, ходят толпами, к местным девушкам пристают”. При этом речь пожилого мужчины для пущей жесткости и экспрессии почти в каждом предложении была пронизана поистине народными словами, которые по понятным причинам в тексте не привожу. В дальнейшем я еще больше убедился в том, что жители Атырауской области настроены агрессивно по отношению к тем же рабочим из Турции.

Кульсары. От слухов к слухам

Первым делом мы заехали в редакцию газеты “Кульсары”, где обычно тусуется вся местная интеллигенция. По словам представителей тамошней прессы, турецкие рабочие уже не в первый раз влезают в подобного рода конфликты. Массовые драки были раньше, но лишь в этом году столкновения приняли более масштабный характер, да и число жертв по сравнению с предыдущими столкновениями неимоверно выше. В Кульсары никто не смог дать точную информацию по поводу инцидента, произошедшего на нефтяном месторождении. Как сказал главный редактор газеты “Кульсары” Абдыхалык Сисенбердиев, никто ничего не может сказать толком, ибо везде противоречивая информация, к тому же люди сильно напуганы. Речь о запуганных работниках, которые стали свидетелями той самой драки, оказалась правдивой, ведь никто из рабочих никак не хотел идти на контакт с журналистами в страхе потерять работу. По словам того же редактора, слухи о количестве погибших ходят разные, например, его знакомая медсестра из местной больницы сама рассказала, что якобы видела семь трупов, привезенных из Тенгиза. Однако позже эту информацию никто так и не подтвердил, по крайней мере, в областной больнице и областном департаменте здравоохранения отрицали наличие летальных исходов после побоища.

Тенденция ожесточения противостояний между отечественными и иностранными рабочими с каждым годом становится все более очевидной. Среди казахстанцев на нефтяных месторождениях работают в основном выходцы из сельской местности, немало там трудится и южан из Тараза и Шымкента. В сложившейся ситуации казахи вынуждены получать мизерную зарплату в размере 32-40 тысяч тенге в месяц. Кроме того, им не предоставляются никакие льготы с турецкой стороны, в частности со стороны компании “Cенiмдi Курылыс”. Распорядок дня чрезмерно строгий по отношению к казахстанским рабочим. Если опоздаешь на обед хотя бы на минуту, то могут вычесть определенную сумму с жалованья, а были случаи, что администрация компании шла даже на такие жесткие меры, как увольнения. По словам самих же рабочих, при всем при этом турецкие бизнесмены относятся к местным рабочим, как к каким-то рабам, постоянно насмехаются, выказывают свое неуважение к казахскому народу. На бытовом уровне это переходит все границы: всяческие унижения, намеренные оскорбления, ярко выраженное презрение к местным обычаям и местным женщинам. Турецкие же рабочие получают как минимум 700-1000 американских долларов, а бывает и так, что заработная плата достигает отметки в 3000 у.е. Несмотря на то, что и казахстанцы, и иностранцы в реальности выполняют одну и ту же работу, страшная диспропорция в размерах заработной платы не может не вызывать справедливого классового гнева у рабочих-казахов. В словах рабочих из Вахтового поселка звучала обида на то, что их так нагло унижают на их же собственной земле. “Турки получают в месяц раз в пять больше чем я, хотя некоторые из них даже болт нормально закрутить не могут, не говоря уже о пользовании отверткой”, — жалуется Мурат. По мнению тенгизских нефтяников, возникшая социальная несправедливость может привести к более серьезным последствиям, вплоть до кровавых погромов. “Пусть турки отсюда уедут, нам они не нужны. Вон, американцы и венгры хорошо работают, более или менее нормально относятся к рабочим, а эти же нас просто презирают”, — говорит один из рабочих Аскар.

Вахтовый поселок. Справедливое негодование

На улице прохладно, однако греет солнышко. Хмурые полицейские бродят нарядами по грязным и извилистым улочкам Вахтового поселка. Рабочие собрались в кучу, беседуют, курят. У каждого по огромной китайской сумке с вещами. Оказывается, их отправляют во временный отпуск, однако точной даты начала работ не говорят. Официальное заявление со стороны государственных чиновников о том, что работа после побоища не прекратилась, оказалась ложной, рабочие уезжают из Тенгиза сотнями, тысячами. По их же словам, им уже целый месяц задерживают зарплату, кормя мелкими подачками и обещаниями. Практически у всех трудяг имеются семьи, а их надо кормить. Дома работы нет, поэтому они и приехали сюда на заработки.

То, что произошло в пятницу 20 октября, не могло возникнуть просто так, случайно. Процесс становления конфликта между рабочими длился не один год. В прошлом году тоже имели место драки между работниками, раненые были с разных сторон. Один из нефтяников, попросивший не указывать его имя, говорил, что “наемные работники из Турции ведут себя не просто вызывающе, они сами пытаются разжигать ссоры и драки с местными парнями. В строительной компании “Сенiмдi курылыс” турецкое начальство склоняет местных казашек (они работают в столовых, моют полы и т.д.) к сожительству. В противном случае угрожают тех уволить и найти других работниц. Если бы это было скрытно или менее афишировано, то тогда еще полбеды. Но это происходит открыто, на глазах у сотен местных рабочих. Небольшой городок Кульсары и тот стал прибежищем для путан, говорят, иностранцев обслуживают даже несовершеннолетние девушки”.

Поэтому злость рабочих на такую несправедливую участь и привела к конфликту с турецкими строителями. Как стало известно позже, один из рабочих-казахов, отвечающий за пожарную безопасность, за несколько дней до пятницы 20 октября проводил проверку на исправность технического инвентаря объектов. Согласно предписанию, он попросил расписаться двух турецких рабочих в бумагах, указывавших, что он закончил проверку и исправностей не нашел. Однако турки ответили ему нецензурными выражениями и куда-то ушли. Обидевшись, мужчина написал на них жалобу своему начальству (тоже гражданам Турции). Вечером того же дня обозленные на отправленную жалобу обидчики толпой наказали его, нанеся телесные повреждения. В отместку за товарища толпа казахстанцев избила четверых турков. В конфликт вмешалось руководство, кого-то уволили, другим вынесли штрафы в качестве наказания, остальным объявили выговоры. Рабочим обидно, что эта участь коснулась только их, но не турецкой стороны, которая якобы и была зачинщиком в этом разгоревшемся конфликте. Уже на другой день в столовой произошла ссора между рабочими.

Местные прокуроры и высшее руководство “Сенiмдi курылыс” обвиняют во всех грехах именно казахстанцев. Ну, их понять можно, турки защищают своих, так как у них в крови взаимовыручка и национальное братство. Наши чиновники же боятся международного скандала, ведь инвесторы могут отвернуться! К тому же планы “отца нации” по вхождению в ВТО и 50-ку развитых стран, а также по председательству в ОБСЕ вроде бы еще не сняты с вооружения государственным пропагандистским аппаратом. Чтобы не терять экономических выгод и новых взяток от иностранных инвесторов, местные власти сами постарались “уладить конфликт” тем, что возбудили уголовные дела по статьям “хулиганство” и “причинение материального ущерба” против своих же граждан. А что, если посадят турков, то шуму будет на всю мировую арену. А так, для острастки можно и своих попугать, посадить десяток рабочих в тюрьму, все равно им жаловаться некуда, свои же рабочие, казахстанские. Вот потому-то чиновники вроде районного прокурора Хайдоллы Дауешева и заявляют на всю страну: мол, наши виноваты, в столовой за очередь подрались.

Однако мнение в тот день рабочих на этот вопрос совершенно иное. В ходе расспросов выяснилось, что узнать, что же послужило основной причиной для осложнения конфликта, практически невозможно, ибо мнений и свидетельских показаний на этот счет слишком много. Наиболее распространенных мнений три – каждое из них своеобразное, потому как переданное из уст самого что ни на есть простого народа. Итак, первая версия, она же, “рафинадная”. Один из пожилых рабочих-турков вытащил из кармана три куска сахара и бросил их на пол. И тут же приказал молодому казаху подобрать их за 8 секунд. Это вызвало возмущение со стороны ребят, и они ввязались в ссору за своего друга. Согласно второй версии, между рабочими возникла ссора из-за того, что один из турецких рабочих влез за едой без очереди. Возникла перебранка, тут же переросшая в рукоприкладство и массовую драку. В третьей версии присутствует момент национально-сексуального унижения. Ссора началась из-за того, что турок и казах не поделили специи и соль, начались оскорбления и всяческие острые замечания. Поводом же для драки якобы послужила отчасти правдивая и ядовитая фраза турецкого рабочего: “Днем мы имеем всех вас, бараны, а ночью имеем ваших женщин!”. Не выдержав оскорбления, казах-рабочий ввязался в драку с турками.

В ходе столкновения было перевернуто четыре легковых автомобиля, сожжена будка и несколько вещевых контейнеров.

Атырау. Облпрокуратура

С целью уточнить, что же предпринимает сейчас прокуратура, мы задали несколько вопросов заместителю прокурора Атырауской области Хабиболе Касымову:

— Скажите, привлечен ли кто-нибудь к уголовной ответственности по делу вокруг недавних массовых драк на Тенгизе?

— Чтобы возбудить уголовное дело, надо сначала провести следственные действия. Они сейчас проводятся. Привлекают к уголовной деятельности, когда предъявляют обвинение. Обвинение пока никому не предъявлено, потому что процесс еще не подошел к концу.

— Есть ли задержанные со стороны граждан Турции?

— Задержанных людей нет. Раненых по нашим данным около 140 человек. В основном, граждане Турции. Следствие, согласно Процессуальному кодексу, будет длиться не более двух месяцев.

Вахтовый поселок. Исход

В сообщениях о столкновении казахстанских и турецких рабочих на Тенгизе мировые информационные агентства приводили различные цифры пострадавших, речь шла даже об убитых. Так, филиппинская газета “Manila Times” распространила информацию о том, что в Западном Казахстане в ходе конфликта между нефтяниками погибло, по меньшей мере, 40 человек.

Для объективности я попытался расспросить самих турков, однако сотрудники службы охраны турецкого общежития наотрез отказались нас пропускать, заявив, что лучше бы мы съездили в главный офис “Сенiмдi курылыс” и поговорили с их начальством. Однако, к великому сожалению, в офис нас не пропустили охранники, а когда я просунул в их помещение через окошко свою голову и спросил, как здесь можно связаться с местным начальником, охрана пожала плечами. Они не знали даже имен и фамилий своего начальства. Коротко поговорив с охраной, я заметил, что в помещении кроме них находилось еще трое полицейских, все офицеры. На столе лежали рации, а также печально знакомые мне шлемы, помнится, точно такие же красиво пылали под знойным июльским солнцем в алматинском микрорайоне “Шанырак”. Шлемов было много, а это означает, что бить своих сограждан полиция приготовилась по полной программе, угрюмые лица полицейских наглядно это подтверждали. Когда же я попытался сфотографировать самих охранников, то поднялся шум, что это частная собственность и проводить здесь фотосъемку категорически запрещено. Пришлось оттуда уехать.

В те же дни усилился отъезд и турецких рабочих из поселка. Только за пять дней в аэропорт Атырау выехало на желтых автобусах (в американских фильмах часто можно увидеть такие школьные автобусы с надписью “School bus”) свыше 1200 человек. Для поддержания безопасности колонны автобусов сопровождали автомобили с мигалками, в которых сидели сотрудники полиции.

Атырау. Война с неугодными

В самом Атырау тем временем городские власти при помощи правоохранительных органов и спецслужб усилили охоту за инакомыслящими атыраусцами. Поводом для репрессий послужил слух, который буквально расползся по всему городу, о том, что кто-то призывает людей выйти на площадь в защиту казахстанских нефтяных работников. Вот что сказал по этому поводу председатель Атырауского филиала демократической партии “Настоящий Ак жол” Жалгас Ткенбаев:

В городе кто-то распространял листовки с призывом выйти на площадь Исатая Махамбета с требованием отставки нового акима области Бергея Рыскалиева. За день до 26 октября был задержан наш активист Газиз Сайфуллин, которому правоохранительные органы хотели вменить в вину, будто бы он распространяет листовки. Однако в связи с тем, что на тот момент у него ничего не было на руках (листовки, которые полиция непонятно где нашла, хотели приписать ему), его в тот же день примерно через три часа отпустили. Тем не менее, 27 октября при выходе из дома были арестованы шесть членов партии “Настоящий Ак жол”. Я был на главной площади, там проходило какое-то спортивное мероприятие. Согнали со школ и других учебных заведений детей, везде усиление режима, около нашего офиса сторожат полицейские, везде за нами проводят слежку. Я заехал в городской отдел, спросил: “На каком основании задержаны наши члены партии?”,- они сказали, что это для какого-то выяснения, и пообещали, что выпустят тех через час. Задержаны были Камалова Нурайнаш, Губайдулла Шолак и другие члены партии”. Власти боятся того, что в городе может что-то произойти, и поэтому все стрелки они переводят на нашу партию”.

“В итоге, вскоре всех активистов партии выпустили, за исключением Газиза Сайфуллина, который подвергся административному наказанию по статье 373 КоАП “О проведении несанкционированных собраний” и был взят под административный арест сроком на 15 суток. Это вызвало бурю возмущения со стороны общественности, а также со стороны Демократической партии “Настоящий Ак жол”. В тот же день было обнародовано заявление по случаям задержания активистов партии, а также оглашен протест против полицейского произвола и травли представителей демократической оппозиции.

“Эпоха” 3.11.2006г

Новости партнеров

Загрузка...